Дети войны

543

Несмотря на порой диаметрально противоположные взгляды сторон конфликта на то, каким образом можно разрешить ситуацию в Украине, все уверены в одном: самую главную ценность – мир – может принести в страну неукоснительное соблюдение минских договорённостей.

Возможно, после встречи 21 декабря Александра Лукашенко и Петра Порошенко необходимый процесс пойдёт, но пока, к сожалению, этого нет…

Уже 460 000 украинцев, спасаясь от обстрелов и бомбёжек, покинули свои родные дома. Те, кто моложе и сильнее, уехали в спокойные районы или вообще покинули страну. Но в зонах, где идут боевые действия, в основном остались те, кому некуда бежать. Воспитанники детских домов и беспомощные старики.

Владимир Степанович, пенсионер: «Раз дома остались – а в дом как дали! Стены тряслись. И не помню, помню, как выскочил, а как сюда прибежал – не помню. Сердце выскакивает».

Теперь со спуска в бомбоубежище или подвал для жителей украинского города Дебальцево Донецкой области начинается каждый вечер. С конца июля люди ночуют под землёй. Наверху небезопасно. Спят в одежде. Кровати строят из досок и дверей.

Вот так, переночевав, уходят покормить домашних животных, чтобы вечером вернуться назад.

Славянск. Ещё несколько месяцев назад там шли ожесточённые бои, и именно в Святогорск прибывали первые беженцы. Первыми беженцами были дети. Дети, которых просто подбирали на улице.

Галина Демченко, директор центра социальной реабилитации «Изумрудный город», г. Святогорск, Украина: «Когда привезли детей из Славянска, это было вообще страшное зрелище. Вообще посторонние люди собирали, вот так вот, где дом разрушили».

«Изумрудный город», «город-сказка» в Святогорске – так называется центр социальной реабилитации для украинских детей-сирот. Это лагерь. В мирное время здесь посменно отдыхали и учились самостоятельно жить дети с непростыми судьбами.

Галина Демченко, директор центра социальной реабилитации «Изумрудный город», г. Святогорск, Украина: «Когда ребёнок находится в интернате, он многого лишён того, что для других детей это норма. Вот просто сходить в магазин, вот что-то купить, просто сервировать стол…»

Так было до тех пор, пока в мирную жизнь детей-сирот Юго-Востока Украины не ворвалась война.

Галина Демченко, директор центра социальной реабилитации «Изумрудный город», г. Святогорск, Украина: «Ой, я не могу это рассказывать! Страшная бомбёжка была, жуткая».

Елена Ким, воспитанница школы-интерната: «Мы сидели с девочками на полу подальше от окон, и примерно через час мы начали слышать выстрелы».

Тамара Попова, воспитанница школы-интерната: «Начали очень сильно бомбить. Выглянули в окно, там летали искры, получается. Горела улица Заводская».

Поскольку центр реабилитации «Изумрудный город» расположен недалеко от зоны боевых действий, Галине Демченко начали звонить из разных детских домов и школ-интернатов и умоляли принять новых детей.

Галина Демченко, директор центра социальной реабилитации «Изумрудный город», г. Святогорск, Украина: «Когда мы выехали на трассу, нас стали просто обстреливать! И я вообще была в ужасе, потому что автобус яркий, это желтый автобус, где большими буквами было написано «Школьный», у кого поднялась рука, я не знаю!»

Амвросиевка и Мариуполь, Углегорск и Снежковка, Марьинка и Донецк. 400 детей. От трёх до семнадцати лет. «Изумрудный город» принял всех. От того, что рассказывали сами дети, у педагогов центра волосы становились дыбом.

Первое время было совсем тяжело. Одежду, питание, лекарства нужно было не просто доставать, а добывать. Помогали незнакомые люди, волонтёры.

Галина Демченко, директор центра социальной реабилитации «Изумрудный город», г. Святогорск, Украина: «С Житомира приехала полная фура детских вещей. И картошку, и свёклу, и морковку, мы её разгружали, ну, наверное, часа два. Дети были счастливы».

Центр не рассчитан на постоянное проживание. Сейчас дети ютятся в комнатах по семь человек. Проблемы есть и с медикаментами, и с обувью. Ведь такие затраты не заложены в бюджете лагеря.

Марина Макарова, воспитатель: «Здесь находится обувь наших деток, зимней обуви нет, в чём остро нуждаются».

Директор другого детского дома – в Артёмовске – тоже никак не может привыкнуть ни к выстрелам, ни взрывам. Теперь она отвечает за жизни 50 малышей.

К ним в детский дом привезли детей-инвалидов ещё в августе. От трёх месяцев до четырёх лет. С тяжёлыми диагнозами и без тёплых вещей, попросили на время укрыть от войны.

Месяц, два, три – остаться на время не получилось, теперь эти воспитатели стали для детей артёмовского детского дома родными, называют их мамами…

Екатерина, воспитатель: «Почему мамами? Им так легче…»

Учителя, воспитатели и психологи «Изумрудного города» делают всё возможное, чтобы стереть из памяти детей воспоминания о том кошмаре, который им пришлось пережить. И мечта у них одна на всех.

Екатерина, воспитатель: «Я не вижу смысла в этой войне и не знаю, зачем люди убивают друг друга…»