День памяти: сто лет назад не стало Максима Богдановича

Сотый День памяти Максима Богдановича отмечают во всём мире. Основные события по традиции проходят в Ялте (у могилы Песняра белорусского Возрождения), а также в Минске – родном городе поэта.

«Я не самотны…» – сочинил Богданович и почил в Бозе в ночь с 24 на 25 мая. Спустя сто лет уже те, кто его «кнігу мае», читали стихи у главного памятника Песняру. А создавали образ в бронзе по фотографии 1915 года – последней перед жизнью вечной.

Ольга Дашковская, внучатая племянница Максима Богдановича: «Любіць родную мову, сваю зямлю так, як ён гэта рабіў – гэта галоўны яго запавет для патомкаў».

Пусть не прямой, но всё-таки потомок (сегодня единственный известный) нам Богом данного поэта. «Молодому воробью плохо» – последние слова, умиравшего в одиночестве. Отец получил письмо через четыре дня, когда сыну уже открылись врата жизни вечной.

Михась Позняков, поэт: «Ён жывы ў сваіх творах, ён жывы ў сваіх пачуццях, ён жывы ў сваіх памкненнях, каб Беларусь была незалежнай».
Марина Запартыко, заведующая Литературным музеем Максима Богдановича: «Нягледзячы на тое, што пражыў не так шмат (усяго 25 гадоў), гэта невычэрпная крыніца і для натхнення, і для навуковай працы».

В 1917-м в Ялте у Богдановича «комната... имела вид на море, на втором этаже». И хотя тот дом снесли, атмосферу перенесли в посвящённый поэту храм. Зал обновлённого минского музея сегодня наполнен звуками, которые слышал классик серебряного века.

Ирина Мышковец, научный сотрудник Литературного музея Максима Богдановича: «Сярод такім мемарыяльных сведкаў апошніх Дзён паэта – срэбны гадзіннік, кішэнны. Зараз захоўваецца ў фондах Нацыянальнага гістарычнага музея. Нажаль, і “Вянок” Максіма Багдановіча, і апошнія аўтографы, і “Беларускі лемантар”, які быў з ім ў Ялце, яны страчаны».

«Светлый след» – девиз этого Дня памяти Песняра, который до последнего дня писал. Сохранились пять названий и только один прижизненный сборник «Вянок», а также десятки сонетов, триолетов, рондо, верлибров – форм, неизвестных до Богдановича.

Крики чаек, словно «перекличка» места вечного покоя (Ялты) и места рождения гения (Минска). Символично, что именно здесь, в Троицком предместье, орнитологи давеча выявили белого воробья (воробья-альбиноса). Птицу крайне редкую для городской среды. А Богданович первый поэт города в нашей литературе.

В соборе святых апостолов Петра и Павла на Немиге сегодня совершили особую службу: по-белорусски поминали весь род Богдановичей. Сыну которого не суждено было лежать в воспетой им земле.

Перед уходом поэт попросил земляники – у христиан это символ праведности и трудолюбия. Таким был Богданович... и останется в жизни вечной.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram