День Конституции: как проходила работа над Основным законом в 90-х и каким он должен быть?

День Конституции: как проходила работа над Основным законом в 90-х и каким он должен быть?

Уж сколько копий сломано по поводу Конституции, особенно в последнее время. Какой ей быть? Какие основы в первую очередь там должны быть закреплены? Всё это можно сравнить с тем самым изречением «сколько людей, столько и мнений». И не позавидуешь тем разработчикам, которые корпят над конституционными нормами – учесть нужно все мнения и сделать Основной закон страны безупречным. Непросто, сложно. Но без него не обходится ни одна страна в мире. Завтра в нашей стране государственный праздник – День Конституции. 27 лет назад её приняли. Со временем приходилось корректировать, не без этого. Обозреватель ОНТ изучила разделы и главы и подготовила интересный материал. Право конституционное.


Михаил Мальцев – «хранитель» современной белорусской государственности. Научный сотрудник музея готовит выставки, проводит экскурсии и отвечает на вопросы. Чаще всего о Конституции 94-го года. 

Михаил Мальцев, научный сотрудник Музея современной белорусской государственности: «Людей очень интересуют документы, которые касаются выборов первого Президента Беларуси. Также интересуются современной функционирующей системой государства. Наша нынешняя Конституция, которая была принята 15 марта 1994 года, сформировалась в результате условий сложных. Потому как Беларусь ещё тогда не определилась с дальнейшей формой развития».

Определиться было действительно не просто. Работать над Конституцией начали ещё в 90-м. В национальном архиве – десятки томов заседаний Верховного Совета. Его предлагали сделать двухпалатным. Разделить на Сенат и Палату представителей. Были даже альтернативы самому названию совета – парламент, Национальный совет или Конгресс.  

«1991 год. Это документ о деятельности рабочей группы, которая занималась разработкой проекта Конституции. БССР ещё тогда. Мы даже можем видеть здесь даже пометочки. Что-то дополнялось, что-то убиралось. Это рабочий материал этой комиссии непосредственно».

Но пока конституционная комиссия готовила проекты – а их было три – советская держава исчезла с политической карты мира. Пролетарии всех стран разъединились. Было много эмоций и разногласий. Всё ещё товарищи в Верховном Совете дискутировали бурно. «Не чуваць», «шум у зале» – таких пометок полно в стенограммах  «пасяджэнняў». Новую систему «человек-общество-государство» строили заново. Как и всю жизнь уже несоветского гражданина. В Совете спорили и о высоком – форме правления, и о бытовом. Даже предлагали «дополнить статью 43 Конституции отпуском, продолжительностью не менее 30 дней».

Андрей Савиных, председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «Первая Конституция и поправки к ней принимались в очень сложный для нашей страны период. Это был период очень сильного кризиса. Экономика фактически разрушалась. Многие политические и экономические институты приходилось создавать с нуля. Не имея достаточного опыта, буквально на ходу».

Но во всех дискуссиях до Конституции, в ситуации «глубокого экономического кризиса», прослеживается главное: нужна «голова». «Што гэта будзе за дзяржава, калі ў яе не будзе Прэзідэнта, не будзе галавы». И будущий Глава государства уже тогда на заседаниях, в качестве депутата, говорил о серьёзности обстановки. О том, что люди просто переживают. Ведь после Беловежских соглашений и политической  конфронтации в самом Верховном Совете Беларуси был нужен новый путь. И шаг вперёд сделали. Приняли Конституцию, провели президентские выборы. Как быть дальше – спросили у людей на референдуме. Стало спокойно. И безбедно. В 2000-м превзошли показатели докризисного 90-го по объёму производства промышленной продукции. Президент создавал ту самую крепкую экономическую базу, о которой говорили в начале 90-х, ещё не имея Конституции. У белорусов появилась уверенность и стабильность. В 2004-м её решили сохранить.

Игорь Голубицкий, начальник управления конституционного и международного права Национального центра законодательства и правовых инициатив: «Необходимость корректировки обычно вызвана какой-то общественной ситуацией, развитием общественных, экономических отношений. Что касается нашей Конституции, то в неё вносились изменения только дважды. И последнее изменение – менее чем 20 лет назад. Это было изменение 2004 года. Безусловно, с момента последнего изменения произошли определённые трансформации в обществе, появились новые явления, новые система органов власти».

Страна менялась. Это понятно. И не сразу строилась. В общей истории республики было шесть Конституций. Стремиться к независимости, что называется, с новой силой, стали в 1917-м. Создали Раду Всебелорусского съезда. И в условиях ещё Первой мировой войны объявили БНР. Но заложить у той рады в 1918-м ничего не получилось. Спустя год Конституция всё же принята – уже советской Беларуси. Социалистический характер жизни ещё больше закрепили в Конституции 27-го года. Издали закон сразу на четырёх языках. У граждан БССР появились обязанности, а у самой страны – право свободного выхода из Союза.

Алексей Егоров, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по законодательству: «Антинародной Конституция не бывает, но она не должна быть на практике, как некоторые Конституции прошлые, в том числе советские, когда мы провозглашали, но реально не гарантировали многие права».

В 37-м – новый Основной закон. Появились разделы о бюджете, суде и прокуратуре. Конституция 78-го была во многом новой, но в то же время по-советски декларативной. Граждане могли участвовать в делах общества и государства, получили права на жилище, госохрану здоровья, право жаловаться на должностных лиц. Пересмотрели даже экономическую систему страны. Поправки внесли через год и в 89-м. Они перестали ограничивать число кандидатов в народные депутаты. Но время менялось, и всё больше людей думали о другом пути, независимом. В 91-м, руководствуясь действующей Конституцией, утвердили основные принципы народовластия. 

Сергей Сивец, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания по законодательству и государственному строительству: «Сейчас мы прошли, пусть в рамках, наверное, исторических мерок, не такой длительный путь, но, тем не менее, 30 лет, за 30 лет сильно изменились социальные и общественные отношения. Мы уже живём в цифровом обществе, которое, по сути, уже изменило даже форму коммуникации между людьми, между человеком и государством. Соответственно и нормативные регуляторы, и основной закон, и действующее законодательство должны адекватно отражать окружающую нас действительность».

Именно так – адекватно. Не авантюрно, подчёркивают в парламенте. К изменениям нужно подходить профессионально и понимать – это пойдёт на пользу белорусскому обществу и государству. Или это шаг назад. В угоду чужим интересам. Лучшей модели по принятию поправок не существует, говорят эксперты. В мире практически не осталось конституций, которые бы не меняли. Особенно за последние 20 лет. Причины – разные. Ведь Конституция – это фундамент общественной жизни. Она нужна. Как база правовой системы, которая требует уточнения.

Александр Басалыга, заместитель начальника управления международного сотрудничества Министерства юстиции Беларуси: «Государства стремятся поддерживать свои Конституции в актуальном виде. Ведь все отношения подвержены изменениям. Совершенствуются подходы к управлению государством. Среди государств, которые внесли изменения в свои Конституции за последние 10 лет, – Россия, Китай, Германия, Венгрия, Швейцария, Южная Корея, Япония. В большинстве случаев изменения касаются полномочий ветвей власти. Регулируются и другие вопросы. Например, Венгрия внесла изменения в Конституцию, закрепляющие определение семейных ценностей».

Что закрепить в новой белорусской Конституции? Новые партии, голосование по партийным спискам. Вопрос открытый. Но важно другое – готово ли общество к таким конституционным новеллам? Понятно, что речь сейчас пойдёт о будущем. И важен каждый голос. Мнения и предложения продолжают звучать на диалоговых площадках. Почти 6 тыс. инициатив обработали депутаты. Много было, что называется, предложений частного характера. Это неверный подход. Ведь Конституция – это эталонный образец юридической техники. Правовую культуру и уважение к основному закону будут повышать. На это нацелен Конституционный суд. Он же видит и возможные направления для обновления.

Пётр Миклашевич, председатель Конституционного суда Беларуси: «Первое: определение на конституционном уровне статуса Всебелорусского народного собрания как высшего представительного органа народовластия, обладающего определёнными властными полномочиями. Второе – уточнение полномочий, функций, конституционной ответственности высших государственных органов, их самостоятельности, их взаимодействия. Третье – развитие конституционных основ избирательной системы партийного строительства. Четвёртое – определение конституционных принципов современного социального государства».

Понятно, что действующий основной закон, по большей части, отражает установки и запросы предыдущих поколений. Они порой лучше, чем молодёжь, понимают, в чём основная конституционная ценность. Это государственный суверенитет. И ему в современном мире поступает всё больше угроз. И на то и воля народа, чтобы сосредоточиться на главном. На будущем.  

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram