Дело «Манкуртов». Кто такой Игорь Макар, как он «сливает» друзей и почему главное – деньги. Рубрика «Будет дополнено»

Дело «Манкуртов». Кто такой Игорь Макар, как он «сливает» друзей и почему главное – деньги. Рубрика «Будет дополнено»

Если бы денег от кураторов хватало, чтобы удовлетворить все непомерные аппетиты «беглых», то никаких протестов и волнений не было бы. Эти догадки, которые на поверхности, подтвердила спецоперация «Манкурты» – двухсерийный фильм и постскриптум о работе контрразведки КГБ смотрите на нашем YouTube-канале.


Но материалы дела куда обширнее того, что уже показано широкой аудитории. Всё же фигуранты не догадывались, что они давно в игре в роли пешек, и искренне верили, что водят всех за нос. А потому не особо скрывали истинные мотивы в беседах со своими подельниками и друзьями.

Фильм о спецоперации «Манкурты» наделал много шума. Но ведь всегда можно дополнить.

Все прекрасно понимают, что фигуранты этого дела на допросе рассказали очень много: чётко, в хронологической последовательности и в деталях. И не только про схему, которая отображена в «Манкуртах», а и о взаимоотношениях в оппозиции. Говорят, болтун – находка для шпиона. Для контрразведки эта находка ещё ценнее. И такой болтун – Игорь Макар. Меня зовут Игорь Тур, и я дополню тему.

Итак, Игорь Макар – это человек, когда-то работавший в белорусской милиции, потом «растворился», но объявился в прошлом году. «Манкурты» – это спецоперация контрразведки, в ходе которой Макар вместе с, как он сам говорит, спецслужбами всего мира ждал документы и ценную информацию, а получил лишь пламенный привет от КГБ Беларуси. Посмотрите фильм. 

Один из тех, кто любезно согласился дать интервью, – Вячеслав Сидоракин, давний приятель Макара. Вот сообщение Telegram-канала Игоря, где Славу тот называет близким другом. Сидоракин – взрывотехник, тоже работал в МВД, тоже давно, и он какую-то информацию Макару передавал. На допросе, правда, оказалось, что в основном это была инфа из Интернета. Макар с приятелем болтал о разном. О политике – в том числе. Например, не все, возможно, знают, что Макар был в охране Козулина во время его неудачного электорального похода. И за последние полгода я лично четырежды в зумах слышал вопрос Игорю: а не хочет ли подключить Козулина? Макар делал лицо грустного кота и рассказывал, что и рад бы, но контакты с Козулиным оборвались. Макар врал. Вот что он говорил своему другу Сидоракину.   

Вячеслав Сидоракин, задержанный в рамках спецоперации «Манкурты»: «И вот здесь он сказал, что всё, он будет идти в политику, сказал, что на него вышел Козулин, но он с ним не будет общаться, потому что Козулин себя как-то дискредитировал».  

Собственно, кидать товарищей ради выгоды – основной принцип политики при демократии. Делать это начал давно, но пока не об этом. А о мотиве. Я напомню, что ещё до выборов, когда про Макара никто знать не знал, Игорь приходил в наше посольство в Вильнюсе просить денег за некую информацию.  

Сотрудник посольства Беларуси в Литве и Игорь Макар: 

- Я правильно понимаю вас? Может, я неправильно понял. Вам надо, чтобы у вас был паспорт наш, правильно? Нашего государства?

- Нужен паспорт и финансовое…

- И какие-то деньги нужны, да? 

- Да.

- О какой сумме может идти речь? 

- Хмм… Даже не знаю.

- Вы не продумывали этот вопрос прежде, чем прийти сюда? 

- Если, допустим… Примерно миллион. 

До 9 августа, когда вообще не было понятно, что будет, Макар вполне себе был готов сотрудничать с «режимом» – вы, главное, денег дайте и пожмём руки, обнимемся, можно даже селфи совместное сделать. Тогда о какой искренности и благой цели говорит Макар сегодня? Про поход в посольство Игорь тоже болтал с приятелем.  

Вячеслав Сидоракин, задержанный в рамках спецоперации «Манкурты»: «Я теперь уже понимаю, анализирую, что он сходил в посольство, то есть не получилось у него за всё это взять деньги. Он принял уже решение идти в политику. То есть до этого он мне не высказывал ничего, конкретики не было, что он – не оппозиция, ни то, ни сё. До этого разговор был так, что он продаёт какую-то свою недвижимость в Литве – и уезжает из Литвы. Куда уезжает, он не сказал. Единственное сказал: "К тёплому морю, буду там греться". Вот как-то так было сказано».  

Но уехать к тёплому морю – дороговато. Собственно, и в посольстве Беларуси Макар намекал на суммы больше, чем миллион. А теперь – истинная причина, почему пошёл против всех в оппозиции и призывал никого не выводить на ВНС и в День воли. Забота о людях? Нет. План был такой: Макар баламутит воду, ему, логично, «беглые» хотят закрыть рот, и тут он снова требует денег. Но уже не у режима, а у тех, кто с режимом борется. Что говорил Макар остальным беглым?   

Вячеслав Сидоракин, задержанный в рамках спецоперации «Манкурты»: «Вот вы мне положите 5 миллионов – я вам всё сдаю, вы обо мне больше не услышите. Если я вам такой не подхожу "честный" и я вам мешаю – пожалуйста».  

За 5 миллионов Макар готов быть кем угодно – хоть революционером, хоть союзником действующей власти. А вот совершенно бесплатно Макар разболтал кулуарные обсуждения встречи «беглых» в литовском Тракае, которая состоялась в январе.  

Вячеслав Сидоракин, задержанный в рамках спецоперации «Манкурты»: «Планировалось, что все более-менее значительные, кто может на что-то повлиять в белорусской оппозиции за рубежом, должны были встретиться то ли в Варшаве, то ли в Вильнюсе. И на этой встрече должны были выработать такой момент – объединённый оппозиционный лидер. На тот момент, который тогда был, таким лидером де-юре и де-факто являлась Тихановская. Никто её, Тихановскую, никто из вот этих оппозиционных остальных деятелей, не считал ни за лидера, ни за человека, ни за... До определённого момента они её терпели, но потом просто увидели, что дело затягивается, а бабло идёт только под Тихановскую. И бабло нехилое. Значит, надо наложить на это дело свою лапу».  

Вы Вячеслава простите за неуверенность, он в эту тему погружался неглубоко, настолько, что, говорит, знать не знает, что за Карач и откуда она взялась. Что до Тихановской, то с ней Макар встречался, и не единожды, как врут оба. И Тихановская даже предлагала Макару занять место Вечёрко и разогнать всех, кто разворовывает деньги. Правда, есть нюанс. Макар Тихановской тоже врал. 

Вячеслав Сидоракин, задержанный в рамках спецоперации «Манкурты»: «И Макар объединялся с ней из-за денег. Ну, хотел. Но, как я понимаю, у Макара появился свой источник финансирования. Поэтому ему там на эти деньги – да, задавитесь вы! А у этих такого нет. И вот тут произошло вот такое – они планировали передел какой-то вот этой власти. Ну не то, чтобы её отстранить, а чтобы она не распоряжалась. Её просто держали бы как ширму какую-то, как символ. Я думаю, что, скорее всего, там планировалось выбрать Латушко. Мне так кажется. Потому что из всех остальных… Цепкало? Он не полез бы в драку. За Латушко – Прокопьев, наглый, харизматичный. Ну, может, Макар полез бы. Но разругался он по той причине, что ему терять нечего и за ним кто-то начал стоять, по-моему, поэтому он не полез. Никого бы не стояло – может, и Макар бы всех там порвал, он был бы там возле Тихановской и распределял бы там все эти деньги». 

Резонный вопрос: а дружили ли Вячеслав с Игорем, раз первый сливает всё про второго? Дружили. Но дружба закончилась, когда именно Макар слил Сидоракина КГБ. Вы у Игоря на ближайшем зуме спросите, какую просьбу своего друга он не выполнил – то ли по глупости, то ли по умыслу.  

Но вот встреча в Тракае. Почему заговорили о Латушко? И почему Латушко заговорил по-другому? Они называют себя протестными лидерами, но лидерами не являются. Нет никаких лидеров протестной толпы с лета. И с лета мы об этом говорим. 

«Беглые» играют на настроении протестного электората, проговаривая вслух то, что толпа хочет слышать. Но вот что случилось сейчас: отсеялись зеваки и идейные, осталась только кучка радикалов. И они хотят слышать радикальные призывы. И им эти призывы дают. Это называется популизмом, суть которого – балабольство. Никто ведь ничего не делает для радикализации. Ну, почти никто. Но болтают об этом все. Впрочем, тот же Латушко иногда тоже рвёт сознание идеями, далёкими от разумности. 

Павел Латушко: «Такая была идея… Не знаю, может, на открытом зуме… Ну, я скажу, что это обсуждается в одной такой общественной, гражданской инициативе, мне рассказали: "А нужно пойти дорогой к храму". Можно пойти, поставить свечку – я иду в храм! Ну, пускай милиция задерживает за то, что я иду на вечернее богослужение».  

То есть всерьёз обсуждается прикрытие протестов походом в церковь. Не кажется ли вам, что какая-то часть «беглых» окончательно спятила? Проблема, правда, в том, что что-то сломалось в головушках не только у «беглых». В зумах ведь говорят и простые люди, которые живут в Беларуси. Их имена мы уже давно знаем, но пока не говорим их в эфире. Но вот о чём говорят обычные люди. 

«Вот то, что анонсировалось у Ольги: в авангарде и по краям – хорошо, допустим, экипированные ребята, но тоже – без оружия. Ну, то есть никакого оружия видимого нет нигде ни у кого. Будут ли вот в этом случае стрелять?»  

Я повторю: «никакого оружия видимого нет нигде ни у кого». Обычный белорус буднично рассуждает, что людей с оружием в День Х в Минске во время протестов нужно прятать вглубь строя. Даже понимая, что это балабольство, – нормально ли это? Или вот моя любимица, женщина преклонных лет.

«Давайте договоримся с воинской частью насчёт пары танков. Даже знаю одну такую, ну, конечно, это не в открытую я могу сказать».  

Вот что-то же случилось с людьми, правда? Конечно, это балабольство, ничего они не найдут, но они вроде искренни. Не перебор ли это? А вот что точно перебор. Слушайте внимательно.

Да, на некоторых стримах, где обсуждают протесты, жертвы, автоматы, танки и кровь, слышны детские голоса. То есть папа революционирует у компьютера, а ребёнок играет рядом. Что касается девочки, чей голос вы слышали, – я знаю, как её зовут, знаю, почему она капризничает, знаю, что в этот момент она хочет играть. Я её отлично слышу, а значит, она отлично слышит, что говорят все. А говорят про кровь и жертвы. Эта игра в революцию закончится, папа успокоится, а что будет с ней? 

Дорогие белорусы, подумайте над тем, что некоторые из нас заигрались. А Макар – болтун и балабол. Меня зовут Игорь Тур, и я дополнил тему. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Игорь Тур
География:
Беларусь