Второй шанс: как живут люди, в груди которых бьётся новое сердце?

937

10 лет назад в Беларуси впервые была сделана пересадка сердца. Сегодня такие операции поставлены на поток. Задача посложнее, с которой наши хирурги тоже совладали, – это повторная трансплантация одному и тому же пациенту. Как живут те, в груди которых бьётся новое сердце? Научились ли ценить второй шанс? Репортаж Натальи Казей. 

Сергей Архипов: «Началось всё с того, что у меня аритмия была. Потом гипертензия развилась. Я на ногах его перенёс грипп –  и он дал осложнения». 

Донорское сердце нашли, когда надежды почти не осталось. Вот уже шесть лет Сергей отмечает два дня рождения.  Пока писали интервью, дочка Анечка не отходила от папы и крепко-крепко его обнимала. Она родилась, когда думал, что умирает. 

Сергей Архипов: «Она в феврале родилась, а в марте у меня была пересадка. Стимул был очень хороший»

Алла Архипова: «До операции и после – разные люди абсолютно. У меня пошла переоценка ценностей, у него. Ценится любая мелочь сейчас». 

Сергей Архипов: «Год всё заживало, целую кучу медикаментов принимал, а потом потихоньку стал выходить на улицу, гулять. Потихоньку втянулся в нормальную жизнь. Берут на работу, когда я объясняю, что умею, что знаю. Но многие просто пугаются, когда узнают, что пересадка сердца была. Тогда они уже всерьёз опасаются. Сердце уже шесть лет... Я-то уже не опасаюсь». 

Каждые три месяца Сергей ездит в Минск на обследование. Не забывает и про таблетки – пять раз в день. 

Десять лет пролетели как один миг, говорит профессор Юрий Островский. Это он сделал первую пересадку. Эта пациентка из Украины – 326-я. 

Наши хирурги посчитали, что со вторым сердцем девять лет уже прожили и живут семеро из десяти. Но почему у одного донорское сердце отторгается быстрее, а у другого медленнее? Очень часто пациент сам себя убивает. 

Юрий Островский, заведующий лабораторией хирургии сердца РНПЦ «Кардиология»: «Государство полностью покрывает все расходы. Ни в одной другой стране мира такого нет, даже в России есть квоты на трансплантацию, их не хватает. А вот отношение пациента к тому, что сделано, честно говоря, нас не удовлетворяет. Результаты мы сравнивали с мировыми. Мы проигрываем исключительно из-за неприверженности пациентов медицинским рекомендациям. Поверьте, это очень больно. Огромные деньги вложены, они могли бы жить и прекрасно себя чувствовать, если бы не нарушали те заповеди, которые при выписке и до вкладываем в голову». 

Забыл принять лекарство, выпил, покурил… Прямо сейчас в РНПЦ «Кардиология» лежит 28-летний мужчина, которому полтора года назад пересадили сердце. За это время он…спился. Официальный диагноз – алкоголизм. Перспективы нет.          

А каждый четвёртый из тех, кто стоит в листе ожидания, не раз отказывался от трансплантации! Получается, лишь на обследование впустую тратили больше 2000 долларов. Правда, в последние годы при двух- и трёхкратном отказе таких просто вычёркивают из списков. Чтобы дать шанс тем, кто хочет жить. Что касается донора, о нём пациенты, как правило, почти ничего не знают. Знакомить реципиента с родственниками донора не принято. Таковы международные правила. Сегодня, как и десять лет назад, в Беларуси действует презумпция согласия. 

Александр Мрочек, директор РНПЦ «Кардиология»: «На нынешнем этапе развития общества этот закон работает вполне нормально. Главное, что нет конфликта в обществе! И даже, казалось бы, когда был изъят орган донорский у человека для пересадки, то родственники, как правило, не препятствуют этому». 

Даже из больничной палаты он не оставляет дела. Вячеслав Дерюга был в числе первых, кому в нашей стране пересадили сердце. 

Вячеслав Дерюга: «Ну вот, десять лет!  Я весил 40 кг перед операцией, это я точно помню. Ни дышал, ни спал, ни ел. Сегодня и хороший аппетит, и энергия, и трудоспособность, и не замечаешь, что ты болен». 

И хотя у него уже брали интервью журналисты,  он по-прежнему смущается. Сегодня Вячеслав сам помогает пациентам, которые готовятся к трансплантации. Врачи восхищаются: после общения с ним страх у других уходит! 

За это время, что в его груди бьётся второе сердце, младшего сына уже на лыжи поставил. Старший –окончил университет. Наладил производство шампиньонов…

Вячеслав Дерюга: «Забыть всё – и жить дальше. Не бояться. Многие отказываются от трансплантации. Сердце – это насос, как бы там кто ни думал. Многие даже не хотят донорское сердце – чужое». 

В следующем году врачи вместе со своими пациентами обязательно соберут свою команду лыжников – и вперёд! Справиться с болезнью легче, когда есть команда «врач-пациент» и, конечно, «пациент-семья». 

Сергей уже купил всем своим велосипеды. Весной они обязательно поедут кататься. Сколько отведено каждому из нас, никто кто знает. Хирурги говорят: лучшая операция та, которую удалось избежать. Берегите себя и, конечно, дарите свою любовь близким не только в День святого Валентина. Врачи рекомендуют. Сердцу это идёт на пользу.