Что у музы в сундуке? Открыт новый раритет музея Богдановича

В Минске получен… багаж. Это не чемодан и не саквояж. Из Петербурга – сундук, а точнее «куфар» музы поэта нашего Серебряного века. «Ах, как умеете Вы, Анна, не замечать, что я влюблён» – с лёгкой руки Богдановича фамилия Какуева «живёт» до сих пор: в стихах, статьях, арт-объектах.

В талонах «на станцию…» от названий осталось только «…СЛОВО…». Это словно символ дня, когда «багаж» в музее Максима Богдановича – конечном пункте сундука с поэтической монограммой «А. К.».

Марина Запартыко, заведующая Литературным музеем Максима Богдановича: «Ганна Рафаілаўна Какуева выйшла замуж і стала Ліліевай у 1914 годзе. Таму можна зрабіць выснову, што ён мае больш за стогадовую гісторыю. Гэты куфар перажыў усё: Першую сусветную і Другую сусветную вайну. Зрэшты ён даўно быў наш. Праблема была ў перавозе».

Сундук, покрытый кожей, из Петербурга. Поэт стремился в этот город «з дрэнным кліматам». Отец не пустил. А муза уехала. Через век их вновь свела Людмила. Это имя невестки «яснавокай Аніты», передавшей раритет поездом в Минск. Тут, кстати, Какуева никогда не бывала, даже проездом.

Виртуозной игрой на рояле (почти таком, как в фойе музея) «Аня, Анечка…» волновала сердце Поэта. И сейчас часть учёных считают: самый знаменитый белорусский романс «Зорка Венера» – это о ней, Какуевой.

Роман (не реальный, лишь в стихах) начинался в Ярославле. «Я вспоминаю дом старинный…» – рукой Богдановича о вечерах у Какуевых. Он учился с братом Анны. Поэт (в центре снимка 1911 года) уже влюблён. Одноклассник Иван Лилеев (крайний справа) станет избранником музы другого.

Ирина Матяс, заведующая сектором Литературного музея Максима Богдановича: «У аўтографах Паэта, якія захоўваліся да вайны ў Акадэміі навук Беларусі, быў такі запіс Максіма Багдановіча: “Палынь-трава”, вершы аб Ганне Рафаілаўне”. Задумаў стварыць цэлы цыкл. Па гэтаму запісу мы таксама можам даведацца, што ў Максіма Багдановіча быў партрэт Анны Какуевай з аўтографам менавіта для яго “на памяць…»

Подобно архиву Поэта, утеряны сегодня и ключи к сундуку «А.К.». «Так толькі буквы і пастаўце» – просил Богданович издателей «Вянка», своего единственного сборника. Личное литераторов вообще крайне редко становится публичным. Хотя читают многие.

Для афиши вечера-презентации (24 апреля, к слову, 125 лет со дня рождения Какуевой) взяли не менее таинственный «Поцелуй» австрийского художника Климта, современника Песняра белорусского Возрождения.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram