Что означает перераспределение полномочий власти и как оно будет происходить в Беларуси?

Что означает перераспределение полномочий власти и как оно будет происходить в Беларуси?

Во вторник во Дворце Независимости прошло совещание по вопросам перераспределения полномочий между органами государственной власти. Эта тема неоднократно муссировалась в обществе последние годы. И открывая совещание, Александр Лукашенко напомнил, что на начальном этапе становления и развития молодой независимой страны огромный пласт вопросов и их решение было замкнуто на Президенте. И пояснил, почему так надо было сделать тогда.


Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Навести порядок в работе с бюджетом, сберечь государственное имущество, недра, все то, что принадлежит (и, я надеюсь, будет принадлежать) белорусскому народу. Не допустить олигархии, обвальной приватизации и, как результат, расслоения в нашем обществе, выстроить ключевые институты власти. Эти процессы сегодня можно оценивать по-разному, есть различные точки зрения на принятые решения. На что я всегда говорил: как смогли, так сделали. После нас сделают лучше, обладая этим опытом».

Вот в этой фразе Президента чётко прослеживается очень важная мысль. Государство открыто для предложений – это важная составляющая. Если есть предложения – давайте обсудим. И сделаем лучше.

Другое дело, когда нескончаемым потоком несётся критика. Разного рода, зачастую необоснованная, с выводами из разряда «мол, всё плохо». Так вот, на это есть ответ: критикуя чужое – предлагай своё. Предлагаешь – делай. Сделал – отвечай». Фраза покорителя космоса конструктора Сергея Королёва.

И вот Президент акцентирует на этом же внимание. Критикуете? Предлагаете? Давайте сделаем лучше. Но вместе. И со всей ответственностью. Ведь перераспределить полномочия – лишь один шаг.

Они больше не хотят носить маски. А он в ответ: ну вы и неандертальцы! И это не подслушанный где-нибудь разговор, а реакция президента США Байдена на решение губернаторов Техаса и Миссисипи об отмене масочного режима. Да и вообще история знавала такие примеры! Губернатор Техаса как-то не приехал в аэропорт встречать президента Обаму, а Шварценеггер, будучи губернатором Калифорнии, отказал во встрече Джорджу Бушу-младшему. Там и в самом деле губернатор – президент своего штата. 

Америка – это пример, пожалуй, самой большой самостоятельности штатов (за которую из Вашингтона, конечно, могут пожурить), но и самой сложной правовой системы, а с ней и государственного управления. Страшный сон белоруса – это когда приезжаешь из Минска в Лиозно, а там вообще другие законы! Шутки шутками, но тут вам не Америка! Вся страна на виду. Кто бы что ни удумал – простите, не решил, всё проходит через подпись Президента. 

В массовом сознании и правда Александр Лукашенко решает всё. И чуть что – понятно, где искать виноватого. Некоторые до сих пор ошибочно полагают, что пенсии и зарплаты им платит лично Президент. Почему так произошло, рассуждать можно долго. И про страну, которой на заре её становления нужен был крепкий кулак, и про то, что спустя четверть века что-то наверняка нужно менять. И сейчас, кажется, тот самый момент.

Другими словами, Президент – главный контролёр. Это незыблемо. И тогда логично развязать как раз губернаторам руки. И ведь при ближайшем рассмотрении – стреляные воробьи. Столичный мэр работал вице-премьером, губернатор Минской области побывал в аналогичной должности, могилёвский глава – бывший министр сельского хозяйства, в Гродно обосновался экс-министр здравоохранения. Говорят, на закрытой части совещания губернаторы в один голос: нам бы такой работы, чтоб побольше полномочий. 

Перехватываем Владимира Караника в Лиде. Один и без охраны. Держится просто, говорит на равных. Помпы происходящему придаёт разве что красная дорожка (явно не Караником заказанная). А может, просто боялись испортить газон. Губернатор даст пас и расскажет, каких полномочий просил – не для себя, для страны. Это важно. Касаются они земли и распоряжения госимуществом. На местах ведь и в самом деле порой виднее. 

Владимир Караник, председатель Гродненского облисполкома: «У каждой области были такие же свои предложения, исходя из реалий. И высказана позиция, что готовы нести ответственность. Готовы брать на себя решение, которое учтёт все риски, и, как сейчас в бизнесе модно говорить, эти риски будут хеджированы. И мы это делаем не потому, что Глава государства чем-то перегружен, а чтобы обеспечить динамичное развитие страны. И вторая позиция – эти решения не должны приниматься под кого-то. Эти решения принимаются под работу. И неважно, это сотрудник Совмина или облисполкома, и неважно, где мы окажемся в следующий момент. Тот, кто придёт после нас, должен иметь возможность эффективно работать в этом правовом поле». 

Караник – в прошлом хирург, а значит, ответственность чувствует острее других. Впрочем, и по живому резать никто не намерен. И это, пожалуй, самое главное. 

Но что значит эта ответственность и чего же госуправлению всё-таки не хватает? Спросим историка со знанием дела. Он много лет готовит управленцев и уверяет: время хороших исполнителей прошло, сейчас нужны стратеги.

Виктор Герменчук, доцент кафедры государственного управления Института государственной службы Академии управления при Президенте Беларуси: «И раньше считалось, что министр – главный стратег в развитии своей отрасли, другой вопрос, что эти функции немножко урезались и переходили на более высокий уровень, но в любом случае никто и никогда не отнимал у министра право не только исполнять, но и думать. В настоящее время, пожалуй, главное не только думать, не только предлагать, но и решать, и добиваться результата. Мы всегда сталкиваемся с одной проблемой. Вроде и люди есть, и идеи есть, и государственные программы, но когда речь заходит о том, чтобы подводить итоги, то иногда и подводить нечего». 

И посмотрите, как интересно: он ставит знак равно между ответственностью и эффективностью. Вот любопытный пример. В Китае давным-давно эффективность управления главы уезда оценивалась по трём критериям: урожайность, посевные площади и численность населения. Рост – вкупе и по отдельности – даёт увеличение налогов. В Беларуси же чётких критериев нет. Но сам факт такой работы историку видится вполне логичным. 

Виктор Герменчук, доцент кафедры государственного управления Института государственной службы Академии управления при Президенте Беларуси: «Понимаете, неважно, в данном случае, какой этап, важно, чтобы был, кто решает. Если рассуждать, отвлекаясь от нынешней общественно-политической ситуации, то совершенствование системы государственного управления – это должен быть постоянный процесс. Государство должно быть не только адаптивным, но и креативным. Оно должно отвечать на вызовы времени».

А это ведь не только недовольство части общества, но и, скажем, пандемия. Если посмотреть на всё это в разрезе конституционного строительства, то всё в порядке. Обновить Конституцию – значит обрисовать образ будущего. Под него укладывается политический режим и система государственного управления. 

Так что изменение Конституции – это не конец, а только начало. Но важно понимать: любые преобразования начинаются не с бумаги. Они начинаются с головы.


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram