Что о Тихановской, Латушко и Карач думают заговорщики, готовившие покушение на Лукашенко? Откровения – в видео. Рубрика «Будет дополнено»

Что о Тихановской, Латушко и Карач думают заговорщики, готовившие покушение на Лукашенко? Откровения – в видео. Рубрика «Будет дополнено»

Хотели перевернуть страну, а получилось лишь переворачивать сознание белорусов. Причём не только тех, кто за стабильность и порядок. Уже вторую неделю широкая аудитория обсуждает фильм телеканала ОНТ «Убить Президента», в котором детально разложен план группы заговорщиков. Ключевая задача – физическое устранение Главы государства и взятие власти в свои руки.


Комитет госбезопасности возбудил уголовное дело и запросил поддержки у коллег из разных стран. Но удивляет другое: фигурантов беглая оппозиция пытается всячески обелить. А вот сами заговорщики о псевдолидерах протестов прошлого года, мягко говоря, не лучшего мнения. 

Сейчас, конечно, хватает версий: что конкретно они замышляли – и замышляли ли вообще? Но всё же наиболее верной окажется версия обвинения, нужно всего лишь дождаться. А вот что уже представляет ценность, так это мнение заговорщиков о положении дел в оппозиции, в основном «беглой». Зенкович, Федута, Кулаженко, Перепечко, Щигельский, Макар и Костусев в этой тусовке плюс-минус очень давно. Многое знают. О многом говорили. И ни с кем из беглых не аффилированы. А, за исключением парочки персон, ребята они не глупые. И здорово, что их мнение о сбежавших псевдолидерах очень совпадает с нашим. Меня зовут Игорь Тур, и я дополню тему. 

Завязка: заговорщики в Zoom обсуждают проблему, которая однозначно возникнет, если их замысел удастся. 

Зенкович: «Одно дело – это, так называется, "прибрать" Лукашенко, иная деятельность – организовать жизнедеятельность государства потом. День "Х+1", начнется политический процесс. Конечно, будет очень плохо, когда люди, которые рисковали реально жизнью, свободой, чем только могут, они потом окажутся отодвинуты, просто потому, что про это заранее не подумали, а разные политиканы воспользуются плодами вашей победы».

Щегельский: «Как это случилось в Киеве. В 2014 году, например».

Люди, которые ходили на протесты… Смотрите, какая штука: даже если представить на секунду, что ваши марши привели к желаемому вами результату, этот результат промежуточный. И то, что вы хотите в целом, вы бы не получили в любом случае. Ваш промежуточный результат будет перевёрнут в свою пользу иными силами, более искушёнными в политике. Не ради вас совершенно. Суть всего, как и всегда, – деньги. 

Костусев: «Но я знаю, что многие проявили большую активность, когда американцы заявили про 200 миллионов. И я знаю, что некоторые из Беларуси, надеясь что-то получить там, рванули на Запад». 

Щегельский: «Рыгор, давай я скажу честно, прямо, как гопник с района. Меня Госдеп послали н***, как экстремиста какого-то. Трубку не берут, на почту не отвечают и т.д. Естественно, мне никто ничего не давал, не дает и давать не будет. Я понимаю, то, что ты говоришь, все правильно, но то, что творится последние 20 лет с финансированием, – это б*******. Потому что все это "бабло" пилится, непонятно где и непонятно как, но я на это никак повлиять не могу». 

И мы очень надеемся, что вы спустя без малого год начинаете это понимать. Потому что, слава богу, даже до Игоря Макара это начинает доходить. 

Макар: «Я вот когда розовые очки снял, а снял я их совсем недавно, потому что я жил еще в каких-то иллюзиях, что можно бороться с режимом и люди борются, имеют какие-то средства и т.д., и т.п., то могу сейчас точно сказать: а есть ли желание у многих отдельных людей возвращаться назад в Беларусь? Я думаю, его нет. Да, да, это смешно, но это так». 

Щегельский: «Нет, это не смешно. Это не смешно».

Макар: «Я задам вопрос. Вы уверены, что Вечерко хочет вернуться в Беларусь? 

Щегельский: «Нет, не уверен».

Макар: «И я в этом не уверен. Вы уверены, что Тихановская хочет освободить своего мужа? Один вопрос. И второе – также вернуться в Беларусь? Я не уверен».

Щегельский: «Игорь, я смеялся не потому, что осуждающе, а потому, что вы на самом деле начали снимать розовые очки».

Снять всем желательно не только розовые очки, но и лапшу с ушей. Некоторые чатики сейчас пытаются вывернуть фильм ОНТ «Убить Президента» в сторону того, что, мол, фигурантов в СИЗО заставили так говорить. Ой, я вас уверяю, они по собственной воле и на воле часто напрямую соглашались с тем, что говорит и делает КГБ. 

Щегельский: «Я также соглашаюсь с оценкой начальника КГБ, потому что нам надо понимать, что мы имеем дело не со старой оппозицией, а с людьми бизнеса, с другим менталитетом, там нет ни морали, ни каких-то обязательств, есть финансы и борьба за них. Я видел этот план, я не знаю, будет он озвучен, не будет, там анонс Тихановской. Серьезно его воспринимать не надо. Это х****, прошу прощения, для л****, которые привыкли есть, невероятные, но они есть л***, и они, возможно, схавают». 

Приятно вам такое слушать, протестующие? Но это правда. Вас, может, будут ещё куда-то звать гулять. Но подумайте вы, наконец, зачем они это делают, кто эти люди? 

Щегельский: «Латушко, все очень просто, я и Зенкович приехали на Запад, у нас было две возможности. Возможность номер один – выходишь под телекамеры и п******, я руководитель белорусской оппозиции, после берешь грант, посылаешь Рыгора и Беларусь, и на гранты живешь. Возможность номер два – идешь, п******* на стройку, работаешь там, как я работал, на стройке, машины мыл, в ресторации, х** знает где. Зенкович в пиццах работал. И вот Латушко не хочет идти работать, он хочет получать гранты. Ну ок».

Это просто балабольство ради грантов. У людей сейчас такая работа. Ну, а если вы им верите… Ох, я ждал этого момента почти год: алаверды, невероятные, мне вас жаль. Кого бы вы не назвали из тех, кто к вам обращается, – они же все врут. 

Макар: «Я игнорировал полностью Прокопьева, полностью – и сработало, потому что, когда мы уже уходили от Пал Палыча, мы уже все попрощались, и я специально уходил, думал, блин, неужели не сработает, сработало, он выбежал с кабинета: " Игорь, поговори со мной, поговори". И я поговорил, и что вы думаете, абсолютно ничего нет, ноль, полный ноль. Вот этот вот мыльный пузырь, который, я слушал один стрим, второй дворовой, я вот так вот сел, ну думаю, блин, там же, с вами разговаривал, там реально уже и украинские солдаты бегают и вооруженные, я думаю: ну б****, ну Вадим, ну молодец. Ну это же плохо. Ничего, мыльный пузырь. Вот просто так по щеке ударил, лопнул и все. Ничего вообще не делается, абсолютно. Поговорил как с воздухом». 

И все эти говорящие головы подпитываются теми, кто из Беларуси уехал. Те называют себя «диаспорами», но это просто кучки беглых. Которые там что-то делают. Но вот что об этом думают люди с интеллектом однозначно выше среднего.

Щегельский: «Я про белорусскую диаспору. Когда здесь появились эти новые люди, которые появились в 2020-м, они не знают и не понимают элементарных правил. И при этом то, что они творят, при этом, они творят ужас, но они это делают не потому, что они злобные, просто потому, что они тупые и необразованные в политическом смысле. То есть они необразованные, совершенно не имеют опыта, поэтому получается всякая фигня».

Но тупость – это далеко не худший мотив. Ольга Евгеньевна, вам и вашим адептам большой привет от вашего давнего приятеля. 

Федута: «Я хотел сказать по поводу Оли Карач. Я к ней отношусь нормально. Но, как вы помните, когда обсуждался вопрос, подключать ее к нашим беседам или нет, фактически это вопрос, это решение торпедировал я. Я могу объяснить. За долгие годы общения с Ольгой, а это примерно с 2008 года, я понял, что то, что она говорит, можно делить на 5. Я очень давно живу в белорусской оппозиции, Павел, и господин Рыгор подтвердит, он должен помнить выборы 2001 года, когда американское посольство сказало всем, что мы же давали вам деньги, а тут выяснилось, что деньги давали на гендерные программы, на обучающее программы, на работу с инвалидами, а посольство думало, что американское правительство перечисляет деньги на поддержку гражданского общества. Ольга это освоила очень быстро, и она этим пользовалась все это время. Поэтому те, кто с ней общаются, должны понимать: она их поюзает, а когда убедится, что они получают хоть на копейку больше, чем она, я имею в виду политических бонусов, любых бонусов, она быстренько открутит все назад. Я знаю, что, скорее всего, эту запись увидит господин Макар, Игорь, я просто вас предупреждаю, и, если вы захотите оказаться в роли использованного г*****, вам это предстоит. Когда вы будете искать встреч, будут бросать телефон, говорить, что  перепутала дату, перепутала места, болят ноги, болит спина и так далее».

И, наконец, главное – к чему по итогу приводит вся эта бесконечная ложь, лицемерие, тщеславие и жажда наживы у «беглых»? 

Щегельский: «Рыгор, у меня вопрос очень короткий». 

Костусев: «Пожалуйста».

Щегельский: «Есть ли хоть один знакомый, который был против Лукашенко в августе или сентябре, а сейчас сказал – нет, я ошибался? И если не стал его приверженцем, то стал бы нейтральным? Противоположный процесс. Есть ли те, кто был против, а сейчас или приверженец, или нейтральный?»

Костусев: «Таких, кто стал приверженцем, переформировался, я таких не видел, но такие, кто стали нейтральными,, – такие есть». 

Итак, господин Костусев, глава БНФ – у него ведь в окружении такие же БНФовцы и оппозиционеры, которые 20 лет были против Лукашенко, окей. Но даже некоторые из них после событий прошлого года, те, кто с пеной у рта был резко против Лукашенко, даже они стали по отношению к действующему Президенту нейтральными. Даже они, пусть и пока нейтральными. Потому что мотивы Лукашенко хорошие и правильные. А ваши мотив, беглые – это алчность.

И вы с таким мотивом были обречены на провал. Нужно было просто не мешать. Меня зовут Игорь Тур, и я дополнил тему. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Игорь Тур
География:
Беларусь