Чернобыль 30 лет спустя. Над разрушенным энергоблоком появится новое защитное сооружение, а в зоне отчуждения – заповедник

Над четвёртым энергоблоком Чернобыльской атомной станции к концу года появится новое защитное сооружение – конфайнмент. А в зоне отчуждения хотят создать биосферный заповедник по примеру Полесского радиационно-экологического в Беларуси. Белорусский опыт в преодолении последствий техногенной катастрофы в Украине сегодня востребован как никогда. Сейчас специалисты двух стран работают над совместным проектом по предупреждению и тушению лесных пожаров на загрязнённой территории.

Зона отчуждения вокруг АЭС остаётся одним из самых опасных мест на планете. Внутри разрушенного четвёртого энергоблока персоналу без риска для здоровья можно находиться всего несколько минут – радиационный фон слишком высок. В некоторые помещения вовсе нет доступа. В 1986 году, чтобы уменьшить воздействие ионизирующих полей, над энергоблоком был возведён так называемый саркогфаг – объект «Укрытие». Но конструкция давно устарела. Сейчас на строительной площадке возле ЧАЭС завершается работа над «Новым безопасным конфайнментом». В ноябре этого года сооружение в виде металлической арки накроет разрушенный реактор. Такой панцирь будет защищать от излучения и выбросов радиоактивной пыли в ближайшие 100 лет.

Пётр Бритин, специалист по координации строительства проекта «Новый безопасный конфайнмент»: «На каждом этапе были свои непростые задачи, которые приходилось решать, начиная с подготовки территории и её расчистки – до демонтажа зданий и сооружений, устройства платформ, фундаментов. Основная задача – это привести этот объект в безопасное состояние».

Что будет столетие спустя? Специалисты могут только надеяться на развитие технологий, которые когда-нибудь позволят извлечь из реактора повреждённое в результате аварии ядерное топливо и сделать ЧАЭС полностью безопасной. Но в обозримом будущем, уверены учёные, зона отчуждения должна оставаться уникальным полигоном для изучения воздействия радиации. В первую очередь, это касается 10-километрового периметра вокруг станции, где выпали долгоживущие радионуклиды плутония, периоды распада которых составляют десятки и сотни тысяч лет. При этом территория всей зоны отчуждения загрязнена неравномерно. Появились относительно чистые участки. И здесь украинские учёные ссылаются на успешный опыт Беларуси, где радиационный мониторинг земель ведётся непрерывно. На основе научных расчётов принимаются решения о возвращении определённых территорий в ограниченный хозяйственный оборот.

Валерий Кашпаров, директор Украинского научно-исследовательского института сельскохозяйственной радиологии: «За эти 30 лет активность цезия и стронция, которые определяют радиологическую обстановку на территориях, где живут люди или могут жить, уменьшилась в два раза. Площади загрязнённой территории тоже существенно уменьшились, произошли процессы фиксации радионуклидов в почву – они меньше переходят в растения, загрязнения сельхозпродукции уменьшилось в десятки и сотни раз за это время. Надо пересматривать ситуацию. Нельзя до бесконечности считать, что это загрязнённая территория – и всё, никогда и ничего мы с ней не сделаем».

Чернобыльская зона – это ещё и уникальный природный фонд. Места, покинутые человеком, заселили редкие виды диких животных. Сейчас идёт речь о создании на этой территории биосферного заповедника, опять же по примеру Полесского радиационно-экологического заповедника в Беларуси.

Для животных нет границ между белорусской и украинской зонами отчуждения, они свободно переходят из одной части в другою. Увы, не существует барьеров и для лесных пожаров. Из-за потепления климата и естественного усыхания лесов на Полесье пожароопасный период становится настоящим испытанием на прочность.

Весной и летом прошлого года в Чернобыльской охраняемой зоне дважды вспыхивали масштабные пожары – выгорели более 15 тысяч гектаров леса. Главная опасность – это дым, который способен перенести радионуклиды далеко за пределы Украины. Стихия не обошла стороной и белорусскую часть зоны отчуждения. Сейчас специалисты из обеих стран работают над тем, чтобы сообща контролировать ситуацию.

Сергей Зибцев, директор Регионального восточноевропейского центра мониторинга пожаров: «Мы сейчас подаём в Европейский союз предложение по Гомельской, Житомирской и Киевской областям, чтобы создать совместную систему: одну шкалу пожарной опасности, одинаковые регламенты, телефоны "горячей линии", чтобы если где-то возник пожар, можно было быстро связаться с партнёром через границу».

При этом украинские учёные признают: Беларусь, по сравнению с Украиной, за 30 лет сделала намного больше для преодоления последствий чернобыльской аварии. Из-за коррупции и политических проблем в стране многие украинские проекты, призванные сделать чернобыльскую зону безопасней, остаются на бумаге.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Галина Радевич
География:
Украина