Чему научила нас пандемия COVID-19 и как с вирусом жить дальше?

Чему научила нас пандемия COVID-19 и как с вирусом жить дальше?

В этом году мы все оказались чем-то похожи. За маской порой и лиц не разглядеть, одни глаза. И лишь социальная дистанция позволяет нам вздохнуть свободно.


Нет смысла искать самое важное событие – оно вокруг нас и происходит прямо сейчас. Коронавирус навсегда изменил нашу жизнь и стал главной угрозой. Перед Новым годом принято загадывать желания. И обычно это время приятных ожиданий. Но 2020-й, пожалуй, исключение. Этот год из тех, когда ждёшь – скорее бы он закончился. И на это есть причины у каждого.

Год был сложным, полным испытаний и вызовов. Но именно он показал, что мы можем объединяться, отличать правду от вымысла, ценить своё родное, быть чуткими и заботливыми.

Объединяться в борьбе с болезнью или вместе противостоять тем, кто пытается отнять у нас страну.

Несмотря на критику, Беларусь избрала чёткую стратегию и планомерно придерживается её. Результат – впечатляющая статистика и тысячи спасённых жизней. И главными героями этого года стали врачи – люди, оказавшиеся на передовой. Чему научил нас COVID-19 и как с этим жить дальше?

В начале года мы, кажется, и сами не верим, что всё это может с нами случиться. Очаг нового вируса – в семи тысячах километров от Беларуси. Но передающийся между животными, он и сам становится перелётной птицей. В конце января в Китае подтверждают факт передачи коронавируса нового типа от человека к человеку. До первого инфицирования в Беларуси остаётся 38 дней.

ВОЗ не единожды будет повышать уровни эпидемиологической опасности, но врага довольно долго не знают в лицо. Хотя быстро дают ему имя. COVID-19. В аэропортах по всему миру люди с опаской смотрят на китайцев. В Беларуси за вирусом наблюдают издали. Но уже становится ясно: COVID-19 начнёт забирать своих жертв – вопрос времени.

По иронии, китайский студент, съездивший на каникулы домой, одним из первых в стране пройдёт через карантин. Когда в Китае число инфицированных превысит 80 тысяч, первый заболевший появится и в Беларуси. Неожиданно им станет иранец, летевший из Баку. Система здравоохранения покажет свою готовность, отследив все контакты студента. Так в обиход войдёт и слово «изоляция», и такое понятие, как эпидемиологическое расследование. Больных поместят в боксы Минской инфекционки.

Тогда всё это в новинку. Впрочем, довольно быстро сражаться придётся не только с невиданным доселе вирусом, но и со слухами, которые его окружают. Контроль на границе, перепрофилирование больничных отделений, дезобработка – кому-то всё время будет казаться мало. Страны вокруг станут одна за другой закрывать школы и границы. Но у Беларуси цепной реакции не последует. Президент будет объяснять каждый свой шаг – да, не без доли раздражения, ведь по мере нарастания угрозы будет появляться всё больше «инфекционистов» из народа.

Тогда Александр Лукашенко впервые назовёт происходящее психозом. От слов своих не отказывается и сейчас. По иронии – уже во вторую волну медики скажут: так и есть. Но весной кто-то воспримет это как игнорирование проблемы – но почему?! Если едва ли не из каждого утюга будут объяснять про риск – ориентированный подход.

Владимир Караник, министр здравоохранения Беларуси (июнь 2019г. – август 2020г.): «Во многих странах это психологическая мера, показатель "делайте хоть что-то"». 

К слову, ни на одном из заводов, которые за год посетил Президент, не найдётся ни одного обиженного на отсутствие карантина.

А вот Соединённые Штаты, к примеру, в быстром отказе от тотального карантина не упрекают. Да и миссия Всемирной организации здравоохранения, которую на свой страх и риск приглашают в страну, предпишет меры физического дистанцирования, но не комендантский час.

Уже после спада первой волны глава ВОЗ публично усомнится в целесообразности повального локдауна.

Тедрос Гебрейесус, генеральный директор Всемирной организации здравоохранения: «Одним из ключевых инструментов пресечения передачи инфекции является отслеживание контактов. Ни одна страна не сможет контролировать эпидемию, если не знает, где находится вирус. Как мы уже много раз говорили, так называемый локдаун может помочь снизить передачу вируса, но не может её остановить». 

А в Беларуси как-то по-другому? Когда-то Президент скажет, что не хочет строить политику на борьбе с COVID-19. Это сделают за него! С другой стороны, пока вирус недоверия будет поражать одних, другие сплотятся так, как, пожалуй, никогда до этого. Тогда солидарность не выражалась ни цепочками, ни цветочками.

Наверное, нет такой больницы, в которой бы не потеряли коллегу. И благодарность, конечно, не измерить деньгами. Но государство всё же постарается, введя надбавки за работу с коронавирусными пациентами. И ещё: те, кто когда-то требовали карантина, ответьте честно: а все ли соблюдают хотя бы масочный режим?  

Да, и во вторую волну Беларусь не отступает от выбранного курса. Но что дальше? Будущее за вакцинацией? – это, конечно, спорный вопрос. А может, все средства хороши? Президент не считает вакцину панацеей, но каждый, кто готов, получит тот самый укол в следующем году.

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Вне зависимости от того, выйдем мы на производство вакцины в разумные сроки или нет, хочу, чтобы общество знало: страна будет обеспечена вакциной, и каждый желающий сможет иметь к ней свободный доступ».

Под конец года Александр Лукашенко будет много бывать в красных зонах – и это не бравада. Просто не всё в лечении решают вовремя принятые таблетки.

Сейчас, когда коронавирусом заразился каждый сотый житель Земли, понятно, что пандемия стала серьёзным экзаменом. Для каждого в отдельности и для такой большой машины, как государство. Но, возможно, самое главное, что это экзамен для общества и власти – могут ли они доверять друг другу и быть друг для друга опорой. Ведь когда приходится сражаться с врагом, которого даже не видно, один в поле точно не воин.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram