Чем оппозиционер отличается от иноагента? Мнение бывшего члена БНФ, политолога Павла Карназыцкого

Чем оппозиционер отличается от иноагента? Мнение бывшего члена БНФ, политолога Павла Карназыцкого

Чем нынешняя оппозиция отличается от оппозиции 90-х, что нынешняя власть реализовала из идей своих оппонентов и чем оппозиционер отличается от иноагента? На эти вопросы в эфире программы «Марков. Ничего личного» на ОНТ попытался ответить блогер, политолог, активный организатор оппозиционных акций в 90-х, а сегодня член «Белой Руси» Павел Карназыцкий.

Павел Карназыцкий: «Интернет создает параллельную реальность. Ведь нам, чтобы чего-то добиться, показать, что я действительно чего-то достоин, нужно было действительно проявить себя. А современной оппозиции достаточно нанять пиарщиков, которые будут в интернете, в соцсетях раскидывать информацию о том, какой он хороший, создавать эмоциональный фон. Поэтому здесь у них более удобное положение по поводу того, что они могут себе позволить просто пропиариться. Второе – оппозиция действительно измельчала. К сожалению, меня в прошлом веке не услышали мои коллеги по оппозиции, когда я говорил, что “по перебежчикам – огонь”. Помните, была такая ситуация, когда Лукашенко, став Президентом, провел первую чистку своего аппарата и выкинул многих людей. Они оказались ненужными и совершенно не оправдали его надежд. И вот тогда все, не оправдавшие надежд, захаренки, лебедьки прибежали в оппозицию. И их с распростертыми объятиями: “Вот, у нас перебежчики от Лукашенко”. А я говорю: “Их же Лукашенко выгнал, зачем вы их берете?” Самое интересное, я заметил, что мы как-то идейно приходили к этому, в сознании у нас было свое видение Республики Беларусь, мы хотели ее строить. Наше видение расходилось с властью, но цели у нас были одинаковые – мы хотели белорусское государство, белорусское сильное государство, в котором хорошо будет жить белорусам. А потом пошла коммерческая оппозиция. Когда начали покупать справки с Окрестина, чтобы уехать куда-то за рубеж, когда оппозиция начала выдавать справки, что такой-то – борец против режима. Когда пошла коммерческая оппозиция, тогда идейное начало как-то угасло. Оппозиция стала штатной, наемной. Поэтому, наверное, такая ситуация сегодня получилась, что у них нет Отечества. Их сегодня эти наняли грантами, завтра другие наймут. Вот Тихановская та же, она получает финансирование от Литвы, Литва воюет с Россией, и она [Тихановская] подает сигналы, что “я не против получить финансирование от России, я не против России, дайте мне денег, и я буду бороться уже на вашей стороне”. Вот такая ситуация, когда хочется спросить у так называемых борцов сегодняшних: а где вы были 26 лет? Вот у того же Латушко – где ты был, хоть раз ты сказал Лукашенко, что, Александр Григорьевич, ты не прав?»

Политолог конкретизировал, чем нынешний оппозиционер отличается от оппозиции 90-х.

Павел Карназыцкий: «Тем, что мы действительно были идейные. Мы выросли еще с этих антисоветских диссидентских движений. Там было очень много людей грамотных, образованных. Там была дискуссия. Мы пытались донести, доказать оппоненту свое видение, что оно лучше, чем у него. Мы хотели одного и того же, только добивались разными методами. Поэтому, кстати, и столкновения оппозиции с властью не были такими сильными, ведь мы отлично понимали, что на другой стороне наши же белорусы стоят, которые тоже хотят строить государство, но другими методами. Но они наши белорусы, наши соотечественники. Мы их считали соотечественниками. Здесь именно шла дискуссия. Опять же, чтобы эта дискуссия шла, нужно самому обладать каким-то идейным видением. Мы его несли. Плохо донесли».

Карназыцкий ответил на вопрос, нашли ли в современной Беларуси отражение те идеи, которые он проповедовал в 90-х.

Павел Карназыцкий: «Самое интересное могу сказать, что многое из того, за что я тогда боролся, не буду обвинять Александра Григорьевича в плагиате, но оно реализовано. Другими методами, по-другому, но как раз-таки та Беларусь, которую я хотел, она сегодня есть, она сегодня состоялась».

Эксперт также рассказал, чем, по его мнению, оппозиционер отличается от иноагента.

Павел Карназыцкий: «Оппозиционер хочет сделать лучше гражданам сегодня и сейчас, он хочет служить своей стране. У него другие взгляды, но он хочет служить своей стране. Но когда иноагент получает финансирование от другой страны, он служит уже той стране. Надо Западу обосновать санкции – оппозиция требует санкций, создает повод. Фактически у них задача – создать повод для санкций. Им плевать на то, что наши заводы закроются, что будут есть белорусы, с чего им зарплату платить. У нас больницы закроются, государственные предприятия, кто будет лечить белорусов? Им на это плевать, потому что у них другая задача».

Подробности смотрите в программе «Марков. Ничего личного».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram