Цена вопроса?

Минувшая неделя подарила нам сразу три повода обратиться к экономической тематике. Давайте по порядку. Во-первых, стало известно об истинном положении дел на минском заводе «Мотовело».

Если вкратце, то суть такова: один из белорусских брендов был продан частной компании под обязательства сохранить торговую марку, модернизировать производство и погасить долги перед бюджетом. Прошло 8 лет. Почти 70% площадей завода заложены под кредитные обязательства, а поскольку долги не обслуживаются, велозавод может просто потерять эти производственные корпуса. Оборудование распродано. Численность работников уменьшилась с 2300 до 400 человек. Вместо 500 тысяч велосипедов в год производится 40 тысяч. С учётом того, что уровень рентабельности – это 300 тысяч единиц, можно было бы смело говорить о завершении истории этого славного предприятия.

Если бы не одно «но». В 2007 году, когда принималось решение о продаже, Президент встречался с трудовым коллективом и предупредил: если инвестор не решит поставленные перед ним задачи, то с ним будем отдельный разговор, но государство сделает всё возможное, чтобы завод восстановил свои товарные позиции. Инвестор поставленных задач не решил. Бизнесмен Муравьёв задержан в аэропорту при попытке вылететь в Вену. Ну, а государство, что поделать, берёт на себя заботу о пополнении оборотных средств и о проведении технического переоснащения предприятия. Бренд будет сохранён. Но цена вопроса – 10 миллионов долларов.

Конечно, это яркий пример того, как не должен работать инвестор и как важно государству быть начеку. А есть примеры прямо противоположные. Буквально на этой неделе «Наши новости» рассказывали о том, как в Витебске местному лесхозу был передан брошенный, пустующий завод на окраине города. Передан с пониманием, что районный бюджет начнёт получать деньги. Под разработанный бизнес-план. И без волокиты. Глава местного райисполкома взял на себя риски: мол, начинайте работать, а оформление бумаг по переводу из республиканской собственности в областную и районную подоспеет. Предприятие вошло в десятку крупнейших налогоплательщиков района, создано 300 рабочих мест. И что же? Пришли контролёры. И сказали, что государству нанесён ущерб. Что лесхоз работает на предприятии, которое ему ещё не принадлежит. Вот так. Хотя в послании Президент отдельно говорил об инициативе, о праве на экономический риск. Мол, пробуйте, поддержим. Тем не менее, уже анекдоты ходят про условного директора, который сидит и думает – то ли производственную летучку проводить, то ли на допрос идти. Не столько смешно, сколько печально.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram