Цена терпимости

Цена терпимости

В Германии во время съезда партии Левых в городе Магдебург, депутат Бундестага Сара Вагенкнехт получила тортом в лицо.

Нападавший, которого немедленно задержали, оказался активистом движения «Антифашистская инициатива». Таким образом он выразил своё несогласие с риторикой Вагенкнехт, которая, по его мнению, призывает сократить число беженцев, прибывающих в Германию.

Как бы странно это ни выглядело, особенно на фоне еженедельных уже терактов, но подобная позиция является типичной для Германии. Коренное население страны насилуют на площадях, расстреливают в торговых центрах, режут мачете – но огромная часть немецкого общества по-прежнему за то, чтобы принимать мигрантов. А фрау Меркель подтверждает, что Германия и впредь будет открыта для тех, кто бежит от войны.

Во Франции сторонников такой позиции тоже большинство, но динамика не в их пользу. Да, власти по-прежнему заявляют о необходимости сплотиться перед лицом опасности и о том, что в долгой войне с террором придётся пережить ещё не одну трагедию. Но глава Национального фронта Марин Ле Пэн уже призывает к выдворению из Франции радикальных имамов и закрытию мечетей салафистов. И после убийства священника эта риторика уже не кажется недопустимо радикальной.

Террористы напали на христианскую церковь на северо-западе Франции. Пятерых прихожан они, именем Аллаха, захватили в заложники, а местному священнику перерезали горло. Ситуация поражает уже не столько средневековостью содеянного (за последние годы Европа стала привыкать к подобного рода насилию), сколько сдержанностью реакции. Государственная свелась к тому, что подоспевший наряд полиции оцепил территорию и уничтожил выходивших из церкви террористов. А общественная – что люди понесли цветы и свечи к месту трагедии и стали молиться за упокой убитого священника. Для сравнения, просто представьте себе, какой была бы реакция, если бы, скажем, в Саудовской Аравии, двое христиан захватили мечеть и убили имама.

Налицо две концептуальные позиции. Первая. Террористы из ИГИЛ ставят перед собой задачу посеять ненависть в терпимом европейском обществе. Убив священника в церкви, они ударили в самую болезненную точку – религиозную. И если Европа поддастся на эту провокацию, то начнётся большая война, в которой и заинтересованы её недруги.

Но есть и вторая позиция. Если общество позволяет так с собой обращаться, если христианам можно резать горло – то так и будет. И если французы, равно как немцы, голландцы или датчане, не дадут отпор этому варварству, то зажигать свечи и проводить заупокойные мессы они будут всё чаще.

Трудно сказать, что в итоге выберут европейцы. Создаётся впечатление, что сейчас они находятся в процессе сбора данных, необходимых для принятия решения.

Спите спокойно, отец Жак. Записки от прихожан, цветы, свечи и немного растерянные местные полицейские. В их маленьком городке Сент-Этьен-дю Рувре живёт всего 29 тысяч человек, и жители этой тихой провинции считали, что теракты – удел Парижа и других крупных городов. Но этот миф развеялся с криком экстремистов «Аллах Акбар», вошедших в католический храм во время утренней мессы.

Сестра Даниэль, монахиня: «Когда они вошли, я подумала – это конец, мы умрём. Они кричали: вы, христиане, вы убиваете нас. Но ведь отец Жак был таким добрым. Он любил всех, независимо от того, какую религию исповедовали люди. Я каким-то чудом смогла выбежать из храма и остановить первый попавшийся автомобиль».

84-летнему настоятелю Жаку Амелю перерезали горло прямо на алтаре. Двоих нападавших полицейские убили на выходе из церкви. Террористическая группировка «Исламское государство» взяла на себя ответственность и опубликовала видео, где убийцы накануне клянутся в верности джихадистам. В разрез с официальными заявлениями властей лидер ультраправого «национального фронта» Марин Ле Пен призвала к выдворению из Франции радикальных имамов и закрытию мечетей салафитов. А также настаивает на необходимости принятия жёстких мер в отношении лиц, фигурирующих в так называемом списке S. Это база данных, куда французские спецслубжы вносят всех подозреваемых в террористической деятельности и угрозе национальной безопасности.

В городе, где произошла трагедия, родился нынешний президент Франции. Франсуа Олланд быстро приехал к месту преступления, был эмоционален, однако ничего нового не сказал. Он, по сути, повторил свои же выступления после предыдущих терактов.

Франсуа Олланд, президент Франции: «Этот отвратительный акт – ещё один тест для нашей страны, в то время, как мы оплакиваем 84 жертвы нападения в Ницце и жертв в Париже в прошлом году. Это война. И она будет долгой. Её мишень — это наша демократия. Их цель – вся Франция. И французы должны знать, что угроза остаётся очень высокой. Франция – не единственная страна. Есть и другие, такие, как Германия».

Этот кивок в сторону соседей получился по-детски красноречивым. Мол, не вините строго французскую власть, вон педантичные немецкие спецслужбы тоже не могут предотвратить теракты. Но это сермяжная правда. Германия вторую неделю не успевает смывать кровь своих граждан – нападения идут одно за одним. Сначала 17-летний беженец из Афганистана напал на пассажиров поезда в Баварии. Он рубил людей топором и резал ножом. Пострадали 20 человек, многие до сих пор в тяжёлом состоянии. Нападавший убит полицией. Ещё один молодой человек – 18 летний немец иранского происхождения – открыл огонь в торговом центре Мюнхена. 10 человек убиты, более 20 – ранены. Причём среди погибших – трое албанцев-мусульман, на их похороны на родине пришли тысячи людей.

Ещё одну жертву мюнхенского расстрела хоронили в Греции. Отец проводил в Германию двоих детей – вернулась только дочь.

Сулеиман Дэйцик, отец жертвы террориста в Мюнхене: «Была паника, моя дочь бежала первой, а сын прикрывал её, чтобы защитить. Когда в него попала пуля, он сказал сестре «беги, ты должна спастись».

Баран Мустафа, друг жертвы террориста в Мюнхене: «Он был нашим другом, и мы решили сделать татуировки с его именем, чтобы всегда помнить».

Ещё не успели похоронить всех жертв Мюнхенской трагедии, как на улице немецкого города Ройтлинген сирийский мигрант среди бела дня рубит мачете прохожих, будто тростник. Убита беременная женщина, тяжело ранены ещё двое. Буквально через несколько часов ещё один мигрант взрывает себя на входе музыкального фестиваля в Ансбахе и калечит 12 человек.

Ангела Меркель, канцлер Германии: «Мы можем показать родственникам жертв, что страдаем вместе с ними, что мы так же носим траур. И мы сделаем все, чтобы ликвидировать все акты вандализма и узнать, кто за ними стоит».

В регионах Германии идут обыски мечетей и квартир, а Франция и вовсе объявила мобилизацию. Дополнительно привлечены более 23 тысяч полицейских и жандармов. Из 10 тысяч мобилизованных из резерва солдат и новобранцев почти половину отправят на охрану Парижа. Кроме того, формируют и добровольческие подразделения. Однако, невзирая на усилия спецслужб, ситуация с безопасностью оставляет желать лучшего, меньше, чем за два года в терактах здесь погибли более 260 человек.

В сюжет не вошёл последний случай в Германии, когда группа молодых мусульман угрожала расправой посетителям SPA-центра, где есть бани и бассейны и где люди традиционно находятся обнажёнными. Так вот, представьте, что в такое помещение заходят бородатые мужчины, начинают кричать «Аллах Акбар», а всех вокруг называют неверными. Интересно, как надолго хватит немецкой толерантности.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram