Будет дополнено. «Столбцовская история». Как предупредить трагедию и чем помочь детям?

6924

Марина Пархимович была тем педагогом, с кем больше других фотографировались на выпускном. Вадим – парень, напавший на одноклассников – отличник из благополучной семьи. Столбцы – обычный небольшой белорусский городок, где все здороваются и многие знают друг друга в лицо. Конфликта, который случился утром в понедельник, райцентр не знал. Да и не было до того дня, прямого конфликта. 

Почему мы начинаем с этого, а не с новых подробностей трагедии? Потому что важнее знать, что по-настоящему уравновешенных подростков не бывает. И им нужен максимум! Максимум нашего родительского внимания, даже если нам кажется, что с ребёнком всё в порядке. Сегодня об этом – «дополняем» столбцовскую тему. 

Детали, подробности, ход событий – выводы из «криминальной части» делают только специалисты. Выбор жертв – учитель истории и подросток из параллели – это случай или была цель? – ответы, которые определят окраску этой истории – только у следователей. С которыми будет говорить Вадим. 

И если сначала заголовки были сугубо информативными, то дальше – больше. «В портфеле нашли дымовые шашки и молоток» – тут не надо фантазии, чтобы «дорисовать и увести историю» вообще в другую сторону от реальности.

Шашки – их проносят на стадионы болельщики. Петарды – ими балуются дети. Ну а молоток и вовсе есть в любом доме. О чём это говорит? О желании целого ряда СМИ получить свой хайп, похожий на пляску на костях и соревнование, кто добавит больше чёрного цвета. Просто больше драмы. И при этом практически нет заголовков о мальчишках, которые в реанимации из-за того, что пытались самоотверженно защитить педагога. Почему не обсуждают, что ими руководило, а просто «смакуется» убийство?

Я уверена, многие родители согласятся с тем, что пятнадцати, шестнадцати, семнадцатилетний подросток – это все дети. Они могут хотеть «быть взрослыми». 

И выглядят они так, что, кажется, вполне способны отвечать за свои поступки. Но в психологии есть термин «взрослость безответственности». Когда чтобы не сделал пятнадцатилетний – отвечаем за это мы. Тем, кому не 15 и не 16. И должны увидеть что «что-то» идёт не так. 

Если говорить о статистике осуждённых подростков за последние два года, уровень падает, за последний год на 17%. Но есть вот такие исключения.

У меня вопрос тот же, что и у родителей во всём мире. Это что, нехватка времени? Чтобы поговорить не дежурно «как дела в школе?», а услышать ответ на вопросы «может, случилось что?» или «что тебя волнует, чем помочь?». Но, не стройте иллюзий, если мы сегодня зададим так вопрос, и при этом это будет первая попытка – абсолютно ничего не произойдёт. Это нужно делать постоянно. А дежурный интерес будет высечен подростками сразу же. Не будет «настоящего» вопроса, не будет и «настоящих» ответов. 

И, если нужно идти к специалистам, – значит надо идти. Мы не лечим зубы детям самостоятельно, не гипсуем руки после очередного падения с дерева. И не готовим к централизованному тестированию – самим бы понять, что там написано в учебнике. 

Есть статистика – только один процент подростков подвержен психиатрическим заболеваниям. Это когда уже действительно клиника – картина мира искажается, и нормальный человек понять её не может. Один случай из ста! Всё остальное – можно откорректировать. Если делать это вовремя.

Сегодня в Столбцах простились с погибшими. Врачи выхаживают тех, кто пострадал. Следователи уточняют мотивы того, кто всё это сделал. Эта ситуация абсолютно не свойственна для нас. Но она произошла, и мы должны трезво осознать её, извлечь урок и провести работу надо ошибками. 


Поговорите с Вашими детьми. Дополните их мир... Собой.

Корреспонденты:
Екатерина Круталевич
География:
Минск