Большие надежды «Большой семёрки»: уступит ли место на политической арене G7 более весомому G20?

365

Можно ли говорить о возвращении G-саммита в формат 7+1? Либо он в принципе, как уже нечто анахроничное, уступит место на политической арене более весомому G20. О больших надеждах «Большой семёрки» и кулуарах мировой политики.  

На этом фотоколлаже (см.видео) президенты Франции и Бразилии со своими жёнами. Неудачное фото 66-летней Бриджит Макрон и яркая картинка 37-летней супруги бразильского президента. Теперь вы понимаете, почему Макрон преследует Болсонару? Спрашивает автор этого интернет-поста и, судя по всему, получает комментарий от самого президента Бразилии: «Не оскорбляй его, приятель».

Эммануэль Макрон, президент Франции: «Я думаю, что бразильцы, которые являются великими людьми, немного смущены его поведением и ожидают, что он, как президент, будет вести себя должным образом с другими. Поскольку я очень уважаю народ Бразилии, я надеюсь, что у них очень скоро будет президент, который подходит для этой работы».

Переход на личности стал итогом перепалки президентов Франции и Бразилии вокруг пожаров в Амазонии. Эммануэль Макрон на правах хозяина саммита «Большой семёрки», огонь, который покрыл более миллиона тропических лесов, назвал одной из главных тем очередной встречи G-seven. «Наш дом горит. Лёгкие, которые производят 20% кислорода на нашей планете охвачены огнём. Это чрезвычайная ситуация». Такими призывами Макрон начинал встречу «Семёрки» в курортном Биаррице. Но и учёные, и политологи его метафоры очень быстро поправили. Во первых, лёгкие не производят, а поглощают кислород, во-вторых, главный производитель O2 вовсе не лес, а мировой океан, и в третьих, в основе – не пожары, а торговля. Наблюдатели усмотрели в полемике Болсонару и Макрона попытку президента Франции заблокировать соглашение о зоне свободной торговли между ЕС и блоком южноамерканских стран МЕРКОСУР. Франция считает, что это больно ударит по её сельхозпроизводителям и, похоже, именно через обострение отношений пытается разрушить уже готовый документ.

Брюно Ле Мэр, министр экономики и финансов Франции: «Я думаю, что президент занял чёткую позицию по вопросу соглашения ЕС – Меркосур. Это соглашение основано на уважении всеми заинтересованными сторонами Парижского соглашения и их приверженности делу борьбы с изменением климата. Президент дал это очень ясно понять. Если эти обязательства не будут соблюдены, Франция сама пострадает от последствий соглашения ЕС – Меркосур».

Прагматизм и защита национальных бизнес-интересов – формула, по которой мировому сообществу предложил играть президент Америки Дональд Трамп, похоже, становится нормой международных отношений. Вот Макрон и Трамп, несмотря на повестку саммита, в котором и проблемы климата, и ядерная сделка с Ираном, для этого президент Франции даже пригласил в Биарриц главу Иранского МИДа, сосредоточены на решении вопросов двусторонней торговли. Макрон, который намеревался обложить цифровым налогом американских гигантов, таких, как Google и Amazon, получил от Трампа угрозу в виде возможного введения пошлин на французские вина. В итоге, компромисс, но без конкретных обещаний.

Дональд Трамп, президент США: «Единственное, что я могу подтвердить, это то, что первая леди любит французские вина». 

США и Великобритания. Сменивший Терезу Мэй, новый британский премьер Борис Джонсон без сомнения более симпатичен президенту Америки, который поддерживает его политику по Brexit. Джонсон утверждает, что со сделкой или без неё, но Лондон, как и решили на саммите ЕС, покинет Евросоюз 31 октября. Члены британского парламента возмущены, Джонсон просит Королеву приостановить работу парламента. Видимо, чтобы депутаты не помешали его планам, а президент США доволен. На кону – новое торговое соглашение с Британией, которое, как надеется Трамп, станет более выгодным, как минимум для Вашингтона.

Торговая война между США и Китаем может закончиться решением о взаимной отмене введённых пошлин. США не требует смены руководства Ирана, но не хочет, чтобы Тегеран имел ядерное оружие. В ближайшее время может состояться встреча президентов США и Ирана. Главные выводы из этих новостей – главным ньюсмейкером мировой политики остаётся Вашингтон, и он всё чаще выбирает путь дипломатии в решении глобальных вопросов.

Ангела Меркель, федеральный канцлер Германии: «Я могу только повторить. Мы, участники G7, ясно дали понять, что не хотим, чтобы Иран получил ядерное оружие. Этого следует избегать. Мы также хотим добиться этого путём переговоров, и я считаю, что обсуждения здесь были очень продуктивными, чтобы медленно двигаться дальше. Но впереди ещё долгий путь».

В остальном всё, как прежде. Утренние пробежки политиков почти без охраны, фамильные фото, обсуждения в каких нарядах были первые леди, массовые выступления антиглобалистов, которые перерастают в стычки с полицией – всё это традиционный набор каждого саммита в формате G. Из свежих наблюдений – нынешняя встреча показывает обновлённый политический мир, где союзы уступают место тактическим альянсам, в которых получается эффективнее вырабатывать решения. В ближайшее время, например, должна состояться встреча лидеров «нормандской четвёрки». Альтернативы минским соглашениям в решении украинского кризиса никто не видит.  

Конечно, курортный Биарриц приковал к себе внимание мировой общественности даже несмотря на то, что многие аналитики всё чаще, особенно на фоне «Большой двадцатки» называют G7 анахронизмом. Страны, входящие в этот неформальный клуб формируют лишь 30% мирового ВВП, в то время как G20 вместе с Россией, Китаем и Индией – это уже 75% мировой торговли. Лучше всех это, похоже, понимает президент Америки. Именно он назвал место следующей встречи. Через год он ждёт своих коллег в Соединённых Штатах на своём собственном курорте. И не исключено, что именно Дональд Трамп пригласит к участию в саммите официальную Москву.

Корреспонденты:
Руслан Поддубский