Большие надежды

В пятницу Киев получил первый транш кредита от МВФ. 5 миллиардов долларов. Согласно программе финансирования, общая сумма за 4 года составит около 17,5 миллиардов.

Как уверяют в правительстве, деньги будут использованы на пополнение золотовалютных резервов Нацбанка и внешние выплаты. Что же касается стабилизации на внутреннем валютном рынке – до него пока деньги не дойдут.

Далека от стабилизации и ситуация на юго-востоке Украины. В пятницу в ООН подтвердили получение запроса от Украины о вводе миротворческой миссии на Донбасс. Но, как подчеркнули в ООН, для развёртывания миротворческой операции требуется резолюция и решение Совета безопасности. А пока такого решения не принято, ООН обратилась с призывом в полной мере реализовывать «комплекс мер по выполнению минских соглашений» и оказывать поддержку находящимся в Украине наблюдателям ОБСЕ.

Действительно, наблюдателям приходится нелегко. Страна из-за конфликта на Донбассе просто расколота на два лагеря. И в каждом убеждены только в собственной правоте. Иногда по разные стороны баррикад оказываются даже представители одной семьи. Что тогда говорить о политических силах?

Украинский спецназовец Алексей Марцынюк год назад узнал, что его родной брат Владимир Марцынюк воюет в одном из отрядов ополченцев самопровозглашённой Донецкой народной республики. С тех пор оба по-семейному обмениваются фронтовыми фото – по разные стороны баррикад. А ещё – взаимными претензиями.

Вот она – братоубийственная война в самом прямом смысле этого слова. Алексей признаётся, что, несмотря на то что он солдат, образ врага представляется довольно расплывчатым. И ему даже страшно представить, что когда-нибудь двум Марцынюкам украинскому спецназовцу и донецкому миномётчику придётся стрелять друг в друга.

Алексей Марцынюк: «Не буду я стрелять, я ж не такой дурной, чтобы брать на себя кровь своего брата. Смысл? Его без меня там где-нибудь убьют свои же! Вытащить его я бы вытащил, если бы он захотел».

Маленькие Алексей и Володя росли без отца. В детстве, бывало, дрались, как все мальчишки. Но перед опасностью извне стояли друг за друга горой. Повзрослев, тоже жили душа в душу. Традиционно вместе отмечали семейные праздники.

Алексей Марцынюк: «Заезжал к братику. С племянницей виделся. Подарки покупал, торт, на плечах носил, гуляли».

Война довольно быстро перечеркнула многолетнюю дружбу. Алексей предложил брату помочь вывезти семью из зоны конфликта. Но тот наотрез отказался. Причём недоверие к тем, кто на стороне официального Киева, высказывают многие жители Донбасса.

Алексей Марцынюк: «Он мне сказал, чтобы я не подходил к семье. А то меня разорвут на части. Если я подойду, то что-то сделаю с его семьей, типа мы же уничтожаем всех детей».

Владимир Марцынюк, по телефону: «Брат против меня воюет – патриот долбанный. Если люди его поймают – порвут на части».

Такие стены непонимания и убеждённости лишь в собственной правоте иллюстрируют, насколько расколота на два лагеря Украина. Но всё же Алексей периодически пытается поговорить со своим самым близким родственником.

Алексей Марцынюк: «Между собой мы ещё как-то можем решить, то в политике сложнее. Но если бы вместе мы занимались, вопросом, а не друг друга мутузили, было бы решение быстрее».

Война мнений продолжается и во время затишья на фронте. Юлия Бычковская приехала из Луганска в Киев полгода назад. Бывшая сотрудница банка осталась без дома, работы и друзей. Больше всего она скучает по лучшей подруге Алине, бежавшей от войны в Россию. С тех пор их разделяют не только километры и граница.

Изредка они продолжают созваниваться, но задушевных разговоров не выходит. Неделями Алина не берёт трубку. А если и отзывается, то чтобы лишний раз напомнить – из-за войны на Донбассе они, ещё недавно доверявшие друг другу все секреты, стали чужими.

Юлия Бычковская: «Я к вам в гости больше не приеду. Идёт негативная реакция, как будто именно что-то сделала плохое, куда-то нападала. И это больше всего обидно, когда идёт негативная реакция именно в адрес мирных людей. Мирный житель – не отношусь к войскам, к армии, и ко мне какие-то претензии».

После переезда в столицу Украины Юля два месяца не общалась с отцом. Тот считал её предательницей, бросившей родину. Но вскоре он перешагнул через обиду и непонимание – и первым набрал номер дочери.

Юлия Бычковская: «И попросил взять наши запасы – крупы, масло, все соленья. Попросил – можно ли это кушать, потому что нечего есть».

Потом сознался, что и с медикаментами напряжёнка. В ответ Юля вместе с мамой срочно отправили посылку с лекарствами в зону конфликта. Ещё недавно они и представить себе не могли, что их поссорит война, а помирят голод и нужда. А ведь ещё пару лет назад люди не предполагали, что будут ссориться из-за разных политических взглядов.

Когда Гюльнара попала в больницу, они с мужем заключили временное перемирие. Он сам провожал её в Луганске на поезд в Киев, куда она отправилась с нехитрыми пожитками – двумя полиэтиленовыми сумками. После Гюльнара уже возвращалась на Донбасс, как сама говорит, «проведать родные кирпичики», то есть увидеть, цел ли дом. Но на самом деле, наверное, больше скучала по соседям. С мужем они по-прежнему политические оппоненты. Но поняли, что семья важнее.

Возможно, то, что мир важнее и Украина, в сущности, одна семья, поймут и официальный Киев, и руководство самопровозглашённых республик. И все начнут пункт за пунктом выполнять договорённости, о которых «нормандская четвёрка» договорилась 12 февраля в Минске.

До 6 марта стороны должны были завершить обмен военнопленными, но пока, обвиняя друг друга в медлительности, только согласовывают списки. И только в воскресенье стало известно, что президент Украины всё-таки внёс в Верховную раду проект постановления о районах Донецкой и Луганской областей, в которых будет введён особый порядок местного самоуправления. Парламент рассмотрит документ во вторник, хотя согласно минским договорённостям особый статус эти районы должны были получить до 14 марта. В пятницу лидеры ДНР и ЛНР даже обращались к лидерам Франции и Германии с просьбой повлиять на официальный Киев.

Как бы то ни было, в понедельник Пётр Порошенко летит в Берлин на встречу в Ангелой Меркель. На Западе заговорили и о возможной новой встрече президентов в «нормандском формате», правда, только в том случае, если конфликт будет обостряться. Несмотря на то что площадкой, скорее всего, станет Берлин, политики и пресса уже окрестили эту возможную новую встречу «Минск-3», подчёркивая, что надеются на новые мирные договорённости.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

География:
Украина