Большие долги маленького города

509

Более трёх тысяч рублей местному райпо должен выплатить супруг умершей чуть меньше года назад Людмилы Кашиной, которая работала продавцом магазина. Для пенсионера из деревни Огаревичи – сумма неподъёмная

Казалось бы, всё логично: вместе с наследством человек получает и долги покойного, если они есть. Но не всё так просто в этой истории. Родные Людмилы Кашиной уверены: райпо «повесило» долг на их покойную маму несправедливо. Ведь ревизию в магазине провели только на шестой день после того, как женщину увезли на скорой, кстати, прямо с рабочего места. И то – по инициативе дочери, только после того, как дочь забила тревогу. А за это время, конечно, многие продукты испортились. Кто виноват и на чьей стороне правда.

Собака Дуня больше не лает на незнакомцев. Да и Мурзика некому приласкать. После смерти хозяйки в этом доме, кажется, навсегда поселилась печаль. Сергей Кашин почти год спустя после смерти супруги, кажется, не осознал, что его Люды больше нет. У него остались вещи жены, фотографии, бейдж … А ещё долги.

Людмила Кашина продавцом отработала 37 лет. Работала, и когда вышла на пенсию. А как иначе: в райпо ведь попросили. Но 18 мая прошлого года ей стало плохо – прямо в магазине. Увезла скорая. Через полтора дня впала в кому. Ещё через месяц, так и не приходя в сознание, умерла. На следующий день после похорон дочь Ирина пошла в райпо за, как говорят в народе, «гробовыми». А дальше всё, нет, не как в тумане, – как в кино!

Ирина Метельская, дочь покойной Людмилы Кашиной: «Я пошла в райпо, из которого меня не выпустили, пока я не уплатила полсуммы с этих вот «гробовых». Практически как в кино: держали в кабинете, один человек стоял у дверей, один человек сидел за столом и вот уговаривали: давайте платите, давайте вносите».

Пока Людмила была в коме, комиссия Ганцевичского райпо провела ревизию. Но сделали это лишь на шестой день! Конечно, многие продукты могли испортиться. Недостачу насчитали: больше пяти тысяч рублей! Утверждал состав комиссии председатель правления местного райпо Александр Кулак. Он же сразу после смерти приезжал к мужу покойной – за деньгами.

Сергей Кашин, муж покойной Людмилы Кашиной: «Приезжает сам Кулак. Вот сюда вот (показывает), на это место, сам сидит в машине, три женщины заходят, а ещё ни суда, ничего не было, ещё только жену вот похоронили, уже начинают наезжать: что-нибудь продайте, что-нибудь отдайте, гасите долг! Три раза они ко мне приезжали».

Местные в округе гудят: все на стороне Геннадьевны – так называли Людмилу при жизни. Запомнили: как весёлого и честного продавца. Что ж, это получается, работала всю жизнь, умерла, так ещё и должна осталась? Не по-человечески это, рассуждают в деревне.

Первой об этой истории написали местные журналисты. Беспрецедентный случай, говорит Светлана Малышко, за 13 лет в её практике такого не было.

Светлана Малышко, корреспондент газеты «Ганцавiцкi час»: «Да, так взыскивают – это в первый раз. В суды-то я хожу часто, но такого не было ещё».

Но статья Светланы вышла без комментария райпо. Раздобыть его оказалось не так просто и нам.

И заместитель председателя, и его секретарь – ясно дали понять: ждать их начальника можно долго, и не факт, что дождёмся.

Под дверью «большого» ганцевичского начальника мы провели больше часа.Когда понял, что настроены решительно, Александр Кулак согласился-таки раскрыть подробности той ревизии.

Александр Кулак, председатель правления Ганцевичского районного потребительского общества: «Комиссия опытная, рабочая, присутствовал человек со стороны, а также её дочь, поэтому официально сделано всё правильно, всё верно. Я нарушений не вижу с этой стороны».

– А по-человечески всё правильно было?

Я думаю, что абсолютно правильно».

– То есть, когда «гробовые» забирали, не выпускали?

«Я не знаю про “гробовые”, про “не пускали”, я как бы не касаюсь этого вопроса, ничего не видел, не могу вам комментировать!».

Почему ревизию провели только на шестой день? Почему за деньгами приезжали ещё до суда? И вообще, как у маленького магазина с небольшим товарооборотом может быть такая недостача? На эти вопросы глава райпо не стал отвечать. Зато подчеркнул: забирать иск и идти на мировую не намерен. Да и зачем, суд на его стороне.

Александр Кулак, председатель правления Ганцевичского районного потребительского общества: «Должен-не должен, суд присудил, значит, должен! Не я же принимал решение, правда? А суд!».

Сергей Кашин, супруг продавца Людмилы, подал кассационную жалобу. Вопрос остаётся открытым. А вот на адвоката денег у него нет. К адвокату приехали мы. И, оказалось, не зря. По закону, вред, причинённый работником нанимателю, конечно, подлежит возмещению в полном объёме. Но, это в том случае, если работник на работе. Никак не в реанимации!

Оксана Белая, адвокат: «Ввиду того, что трудовые обязанности работницы были прекращены 18 мая в связи с госпитализацией, а ревизия была проведена только 23 числа, утверждать то, что достоверно ущерб был причинён действиями работника, не представляется возможным – ввиду неисполнения им своих обязанностей в течение недели. Не исключено, что в указанный период доступ к магазину имели иные лица, сторонние, в том числе и сотрудники райпо».

Улица Лесная. Магазин совсем небольшой. На смену Людмиле Кашиной сюда пришла 19-летняя Ирина. Но уже через месяц и ей насчитали недостачу! 1100 рублей! Девушка уволилась. А магазин сегодня закрыт.

От того, что магазин не работает, хуже не райпо… Бабушка Аня почти не ходит. Магазин через дорогу от дома был спасением не только для Анны Васильевны. В округе живут такие же старики.