Больше не призраки

Целый год программа «Контуры» следила за тем, как развиваются события вокруг печально знаменитого дома №8 по восьмому Орловскому переулку.

Этот дом, расположенный в центре Минска, продали одному из столичных бизнесменов. Причём вместе с жильцами, которые в документах купли-продажи не значились.

Всё это время люди пытались доказать, что они вовсе не призраки, а законные жильцы. На что судьи и адвокаты только разводили руками – мол, это первый подобный случай в Беларуси. И вот, на уходящей неделе в деле была поставлена точка.

60 лет назад работники галантерейной фабрики своими руками построили этот дом. Здесь были прописаны сами, жили, создавали семьи и оставляли квадратные метры детям. В начале 90-х фабрика закрылась, а дом передали на баланс акционерного общества «Мастра». Заниматься новой собственностью у «Мастры» не было ни средств, ни желания. Жильцы также не проявляли инициативы приватизировать квадратные метры. Дом ветшал, признавался аварийным и непригодным для проживания.

В 2014 году открытое акционерное общество «Мастра» начало процесс ликвидации предприятия, а неудобный дом продала частной компании «Посейдон». 270 квадратных метров – как капитальное строение с единым техническим паспортом без выделенных отдельных квартир, а значит, просто забыв о неудобных жильцах.

Людмила Яромка, директор предприятия «Мастра»: «У меня тоже были какие-то эмоции, я не захотела их ставить в известность».

Новый хозяин, директор компании «Посейдон» Ашот Погосян сразу объявил жителям, что для него этот дом – очередной бизнес-проект. Потребовал заключить с ним договор найма с ежемесячными выплатами в полтора миллиона рублей, подыскать себе жильё на время ремонта. А чтобы все поверили в серьёзность его намерений, отключил отопление и газ.

Валентина Соцевич, житель дома: «Представился – я Ашот. Я ваш хозяин. И вот здесь на стене оставил свою визитную карточку. По всем вопросам, чтобы мы звонили ему. Он вообще назвал нас «дом с призраками», что мы как бы вообще не существуем».

Ирина Легкоступ, житель дома: «Ашот сказал – в богадельню! Он сказал, Дергай и Легкоступ – в богадельню! Единственное, что я попросилась в мужскую, как бы я ещё действующая старушка».

Это сейчас жильцы дома могут с юмором вспоминать, как боролись за свои квартиры, а год назад они могли оказаться на улице.

Ирина Легкоступ, житель дома: «У нас это просматривалось в договорах найма, что после ремонта я не обязан вас вернуть. Если дом будет перепрофилирован. Он даже года не ждал, он нас сразу выкуривал».

Такого случая, чтобы жилплощадь был продана с постояльцами, судьба которых не определена до совершения сделки, не вспомнили ни чиновники в исполкоме, ни опытные юристы. Но жильцы не опустили руки. О «доме с призраками», благодаря прессе, узнала вся страна.

Валентина Соцевич, житель дома: «Мы ведь везде обращались: и в Администрацию Президента, и везде, и нам очень хорошо помогли все, и Администрация Центрального района нам шла на уступки, Мингорисполком – все нам пошли навстречу».

Но дело было настолько непростым, что многие адвокаты отказывались за него браться.

Ирина Легкоступ, житель дома: «Мы обращались к шести адвокатам. Все шесть адвокатов нам сказали, что по новому Жилищному кодексу ОАО имеет право продать другому юридическому лицу дом с обременением, но нам подсказали наши адвокаты: обратитесь в БРТИ. Что там, в этом доме? Вы там есть или нет. Они как в воду смотрели!»

Выяснилось, что при оформлении сделки в регистрирующем органе была указана недостоверная информация: дом был продан как капитальное строение без выделенных квартир, и в лицевом счёте отсутствовали сведения о проживающих в этом доме людях. Кроме того, затерялось и обязательное к договору купли-продажи дополнительное соглашение, в котором были бы перечислены все зарегистрированные жильцы. Нарушена и статья 529 Гражданского кодекса Беларуси, согласно которой собственник обязан получить согласие всех жильцов на продажу дома и определить их дальнейший правовой статус.

Сергей Залесский, адвокат: «Жильцы были прописаны, зарегистрированы, домовая книга имелась, и проживали они здесь с момента строительства данного дома. И суд поддержал нашу позицию, и договор был признан недействительным».

Дом вернули первоначальному владельцу – «Мастре». Однако руководство предприятия не спешило продавать строение квартиросъёмщикам, а собиралось его выставить на аукцион, чтобы вернуть долги, в том числе и «Посейдону». Для жильцов дома всё началось заново – адвокаты, суды и бессонные ночи. В результате сторонам удалось прийти к мировому соглашению.

Сергей Залесский, адвокат: «Разум возобладал над эмоциями, и «Мастра», оценив по рыночной стоимости данный жилой дом, продала его жильцам в долях».

За прохудившуюся, но всё же собственную крышу над головой, каждому пришлось заплатить по Br40 млн. А ещё вернуть многолетний долг водоканалу, по какой-то коллизии жильцы много лет за воду не платили и даже не обращали на это внимания. Теперь этим людям приходится учиться быть собственниками целого дома.

Валентина Соцевич, житель дома: «Вот, значит, покрасили лестницу, полы, свет сделали. У нас сейчас огромное желание здесь, в подъезде, сделать красиво, чтобы у нас был показательный подъезд и дом».

Жильцы этого дома утверждают, что сделали выводы из этой нетривиальной ситуации. Причём во многом увидели собственные ошибки. Ведь цена за беспечность могла бы быть слишком высока. С переходом на рыночные отношения каждый обязан оформить права на занимаемую жилплощадь, исправно платить по счетам и хотя бы немного разбираться в законодательстве, чтобы не стать призраком в собственном доме.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Полина Курилина
Операторы:
Геннадий Челей