​Белорусские врачи впервые пересадили лёгкие женщине с генетическим заболеванием

В 25 она родилась заново. Героиня нашего сюжета с детства страдает от сложной генетической патологии – муковисцидоза, при которой серьёзно осложняется работа некоторых органов и функция дыхания.

Человек с таким диагнозом вынужден всю жизнь пить лекарства и выполнять специальную дыхательную гимнастику, но лёгкие всё равно страдают. При этом о пересадке органа прежде не было и речи. До случая с Ольгой.

После сложнейшей операции она уже вернулась домой. Наш репортаж – о новом успехе белорусских врачей.

Это первая прогулка за 1,5 месяца, но, как и в больнице, на лице Ольги по-прежнему повязка. Лёгкие – это очень уязвимый орган, поэтому первые месяцы после пересадки для таких пациентов даже простуда может быть смертельно опасной. К тому же у девушки муковисцидоз – редкое генетическое заболевание. Родители Ольги – оба носители гена, вызывающего эту патологию. В такой ситуации шансы, что ребёнок тоже станет носителем, но не будет при этом болеть, составляют 50%, но сработал самый неблагоприятный сценарий. Диагноз поставили ещё в младенчестве и с тех самых пор каждый новый день – это для неё борьба за день следующий. Средний возраст таких пациентов в Беларуси – 26 лет, и чем они старше, тем хуже справляются лёгкие.

Ольга Миронюк: «До лет 19 было всё хорошо, с лёгкими всё было хорошо, что касается ЖКТ, то я таблетки принимаю, поэтому с этим проблем нет. А после 19 с лёгкими стало хуже, стало нарастать вот это всё, началась одышка, стало тяжелее дышать. А в последние годы перед пересадкой вообще дышалось тяжело, была даже пару раз острая дыхательная недостаточность».

Последние полгода Ольга находилась на кислородной терапии, пересадка для неё была единственным шансом выжить, а для медиков – это серьёзный вызов. Даже при том, что трансплантации лёгких в стране выполняют с 2015 года, способны на это единичные специалисты. К тому же с таким диагнозом, как у Ольги, пересадок ещё не было. Из осложняющих факторов: лёгкие девушки были заполнены гноем, поэтому любое неверное движение хирургов угрожало инфицированием, к тому же органы были деформированы из-за предыдущих операций.

Сергей Еськов, заведующий отделением торакальной хирургии РНПЦ трансплантации органов и тканей: «В детстве она перенесла операции на обоих лёгких. Справа была удалена верхняя доля, слева – верхняя доля. Было множество рубцов. Анатомия была очень сильно изменена. Бронхи имели совершенно другое строение, пришлось правое лёгкое пришивать к промежуточному бронху, вместо главного, ну, и не было площадки для левого предсердия донорского лёгкого. Поэтому нам пришлось вывернуть сердце сильно кверху, чтобы суметь пришить левое лёгкое».

Операция длилась девять часов и увенчалась успехом, как уверяют сами врачи, благодаря слаженной работе специалистов из разных сфер и элементарно – удаче, ведь найти подходящие донорские органы было крайне сложно. К примеру, пересадить печень можно даже от донора, который неделю провёл в реанимации, сердце – даже после двух недель, лёгкие – всего 3-4 дня. А после операции пациента ещё нужно заново научить дышать.

Марианна Гурова, заведующая отделением кардиоторакальной реанимации РНПЦ трансплантации органов и тканей: «МВ первые несколько часов она была на инвазивной вентиляции через специальную трубочку, а в последующем – через специальную маску. С такой вентиляцией пациентка находилась в течение 15 дней и только через 15 дней она смогла самостоятельно дышать».

От муковисцидоза сегодня страдают около 200 белорусов. Все эти люди постоянно принимают медикаменты, но каждому из них для продления жизни, как и Ольге, может понадобиться пересадка органа. Пока же в листе ожидания, куда попадают пациенты со сложнейшей дыхательной недостаточностью, – меньше 20 человек.

Олег Руммо, руководитель РНПЦ трансплантации органов и тканей: «Это та операция, которая, к сожалению ещё не поставлена на поток. Это то направление, которое необходимо развивать, чтобы так же, как и для пересадки печени, к нам поехали со всего мира. Такая команда готовится десятилетиями, такая система создаётся порой десятилетиями. И то, что мы в короткий промежуток времени за 3-4 года научились эффективно лечить таких пациентов, это уже большой плюс. Однако нам нужно выстроить эту систему, начиная от обычных районных больниц, заканчивая такими высокоспециализированными медицинскими центрами, как наш».

После пересадки лёгкого болезнь, конечно, не отступит, но пациент будет жить (и это главное). И пусть Ольге придётся всю жизнь особенно пристально следить за своим здоровьем, она не только пациент, но и учитель, который мечтает вернуться к работе.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram