Армен Гаспарян о ситуации в Беларуси, женской роли в протестах, Тихановской, NEXTA и чужих ошибках

Армен Гаспарян о ситуации в Беларуси, женской роли в протестах, Тихановской, NEXTA и чужих ошибках

Кто и почему использует протесты в своих интересах? Как дети и женщины, даже не подозревая, становятся пешками в чужой игре? Гость программы «Марков. Ничего личного» – известный российский журналист, писатель и радиоведущий Армен Гаспарян.

- Сначала было оружие: баррикады на улицах, насилие, жёсткие разгоны и попытки ситуацию принять. Потом было красиво: женщины в белом, с детьми и с цветами в цепях солидарности. И уже наплевать, что так же красиво уже где-то было. И не важно, что многие называли это работой. Но когда красиво – оно же красиво. Но вот спустя считанные дни всё протестное движение с сердечками начало приобретать жуткие для восприятия формы. «Невероятные» – это только осталось в качестве шаблона, а реальность стала похожа на театр абсурда: бомбы из экскрементов, километры бесцельного хождения, визжащие, царапающиеся и от этого уже некрасивые такие красивые белорусские женщины. Их плачущие дети, призывы не платить налоги и забрать деньги из банков – это только малая толика сцен из каждого акта этой плохой пьесы. Нас убеждают, что телевизор смотрят пенсионеры. И верят. Сегодня я попросил бы их не смотреть эту программу. Если они не читают Telegram-каналы, то им будет очень обидно и противно от тех методов, куда скатилась эта так называемая «невероятная революция».


- В субботу в Беларуси прошла женская акция «Блестящий марш». Блестящие хотели поразить публику яркой одеждой, блёстками, лозунгами и плакатами. Потом был «Марш справедливости», а до этого «Марш героев». При этом ни лозунги, ни плакаты практически не менялись. Как вам креатив белорусских акций протеста?

- Я в очередной раз должен восхититься красотой и обаянием замечательных белорусских женщин. Но при этом я задаюсь одним и тем же вопросом. Какое это имеет отношение к той политической повестке, которая есть? Надевать прекрасные белые платья, брать в руки красные гвоздики можно безотносительно всех тех электоральных процессов, которые происходят, начиная с вечера 9 августа. Если вы выходите на парад-дефиле, то это одна история. Тогда мы все вам аплодируем стоя. Если это политическая акция, тогда у меня к вам возникает как минимум 204 вопроса. Но всякий раз, когда я хочу задать эти вопросы, мне говорят: нет. Женщины должны были своей красотой изменить расстановку сил в белорусском политическом поле? Послушайте, это же невозможно. Те очаровательные женщины, которые выходили, они абсолютно про другое. Они не про политику. Они про красоту, про духовность, про обаяние Минска в частности и Беларуси в целом. А политика – это абсолютно иное. И не надо путать. Вообще Станиславский правильно говорил, что смещение жанров – приём недопустимый. Так и здесь. Всем этим людям стоило определиться в своём целеполагании для собственной простоты. Всё могло бы пойти гораздо лучше и красивее. Я подозреваю, что эти знаменитые слова Президента Беларуси Александра Лукашенко: что женщины одумаются, они как раз в ту самую плоскость и направлены. 

- Вы уверены, что они одумаются?

- Абсолютно точно. Это же очевидно. Одно дело, когда ты ходишь в белоснежном платье, ещё и с глубокими вырезами, в руках у тебя красные гвоздики, светит солнышко, температура плюс 24 градуса – можно ходить с огромным удовольствием. Совсем другое дело, когда наступит осень: тогда будут дожди, ветер, на улице будет достаточно прохладно, и в таком виде ты уже не походишь. Соответственно, теряется идейно-художественная привлекательность всех этих акций «блестящих». Без этого всё это не работает.

- Вот эти названия «Марш блестящих», «Марш героев», «Марш справедливости». Мы дойдём до «Марша Виагры»?

Я абсолютно убеждён, что – нет. По причине того, что среди белорусских замечательных женщин нет такого количества контуженных, как на западе Украины, в Ивано-Франковске и Львове. Иначе мы бы это с вами уже видели и попытались разобрать с политологической точки зрения. Были, конечно, отдельные экспонаты этого передвижного шапито, которые зачем-то что-то демонстрировали. Но та реакция, которая последовала от самих белорусов, она была гораздо лучшим вердиктом, чем мог сказать по этому поводу я.

- Армен, я полностью вас поддерживаю в том, что белорусские женщины действительно красивы. Но согласитесь, именно женские марши отличает громкость. Визг стоит такой, что, откровенно говоря, закладывает уши. И агрессия у них проявляется к силовикам ещё тогда, когда они стоят на месте. Просто интересно, почему в век расцвета феминизма некоторые женщины делают то, за что им потом становится стыдно?

- Здесь всё невероятно просто. Во-первых, многие женщины уже привыкли командовать дома, у них выработан командный голос, и они его демонстрируют на этих акциях. Да, это получается достаточно странно, потому что рядом стоят абсолютно аморфные мужчины. Это у меня вызывает целый ряд вопросов.

- Которые прячутся за женщин...

- Да. Во-первых, почему именно женщины должны быть движущей силой? Что это за мужчины пошли? Во-вторых, конечно, им будет стыдно. Марат, Вы же не забывайте, что это стихия толпы, вакханалия азарта, когда хочется показать себя, когда ты во многом вообще не отдаёшь себе отчёт в том, что происходит с тобой, отдельно взятой очаровательной женщиной, и что происходит по соседству. Это стихия. Знаете, в России в 70-х годах была поговорка: пошла Россия гулять: она – стихия, и мы – стихия. Примерно то же самое мы лицезреем на белорусских улицах. Другой вопрос, что это явление краткосрочное. Дело даже не в том, что нет как таковой ярко выраженной политической составляющей, вокруг которой мы могли бы что-то обсуждать. Нет самого главного – того самого единения, о котором координационный совет Беларуси уже проел всю плешь. Потому что, когда дают прямые включения с минских улиц, половина вообще говорят: слушай, мы все за Союзное государство. А за что вы тогда, ребята, выходите? Вы протестуете против чего? И это очень показательно. Это такой парад-алле женщин. В Германии есть Octoberfest, а в Беларуси… Исходя из того, что я слышал из уст очаровательных минских женщин, я понимал, что многие просто демонстративно запутались в том, ради чего они вышли и что на самом деле хотят. Так бывает. Я вам могу на своём примере сказать как ветеран всех этих возможных протестов, российских 90-х годов, что в какой-то момент я тоже перестал понимать, за что я, собственно, сейчас шагаю. Но тогда было такое время. Сейчас, очевидно, это во многом – мода. Потому что ты опубликуешь селфи в Instagram, 10 сторис, кто-нибудь лайкнет, глядишь, тебя покажут по телевизору. Это технология сама по себе.

- Хорошо. Армен, есть кадры, где (это укладывается в ваши объяснения и концепцию) женщины под ручку с ОМОНом идут в автозак, стоят в очереди, чтобы их отвели туда. На лицо бесцельное шатание по городу. Из самого свежего и дурно-пахнущего – всерьёз новая оппозиция начинает обсуждать, как они на акции будут брать экскременты и забрасывать ими правоохранителей.

Слушайте, это всё не ново. 

- Это фан?

- Это не фан. Это технология, которая была придумана и апробирована ещё в России, например, в 90-х годах. Там многое происходило. Для многих из них момент взятия сотрудника правоохранительных органов за руку или ожидание захода в автобус – это момент истины. Это то, ради чего они и выходят. Одно дело, когда ты просто фотографируешься с гвоздиками. И совсем другое дело, когда ты сфотографируешься с омоновцем. Другой вопрос, что пройдёт не так много времени, когда у этих людей начнётся отрезвление всего того, что происходит. В этом же нет никакого практичного смысла. Это не революция сама по себе. Это не политика сама по себе. Это балаган, причём та роль, которая отведена женщинам, – это самое постыдное, что может быть в этом балагане. Это пешки в чужой игре.

- То есть их просто используют, и они должны это понять, в конце концов?

- Конечно.

- Хорошо. Одна из ваших книг называется «Война после победы», где Бандера и Власов – герои-националисты. И речь идёт о том, почему они становятся героями. На белорусских акциях протеста БЧБ-флаги сейчас соседствуют не только с радужными, но даже с флагами государства Израиля. Это уже реальность наших дней. Как вы объясните тот факт, что знамёна полицаев и знамёна их жертв во время войны, по сути, сейчас переплетаются?

- Это политическая шизофрения в чистом виде. Это недостаток элементарного политического знания очень многих. Это же не только беда Беларуси, это в любой стране такое. Понимаете, когда вот только начались все эти протесты и мне прислали видео, где работники минской филармонии исполняют хором «Магутны Божа», то я чувствовал, как у меня волосы начали расти на голове, что, в принципе, достаточно сложно, но в тот момент это происходило. 

- Потому что вы знаете историю этой песни...

- Да, я много раз в эфирах до этого её рассказывал. И когда я в очередной раз в одном из российских эфиров сказал, что это абсолютное безумие. То есть они идут и скандируют: полицаям – нет, – но при этом они идут и поют гимн полицаев. Что-то одно из двух должно быть: либо вы крестик снимите, либо бельё наденьте. Вы не поверите, сколько жителей республики из Бреста, Гомеля, Могилёва, Орши, Минска мне написали, что они вообще впервые слышат историю этой песни, но она для них привычная. Но когда им начинаешь рассказывать про флаг и его историю, возникает ступор. Потому что Александр Григорьевич вроде как сначала убрал этот флаг из государства. Но за последние 10 лет он никак не препятствовал. Он продавался и на магнитиках, и на всём. Когда начинаешь рассказывать: вот послушайте, у него очень давняя история, она не ограничивается коллаборационизмом, она восходит к 1917 году, и у вас должен был быть другой флаг. Он должен был быть целиком белый, потому что «Белоруссия». Но местные удивительные люди решили, что если «Белоруссия», тогда в чём наша независимость? И взгляд упал на замечательную белорусскую вышиванку. Видимо, художника не нашлось, чтобы перерисовать орнамент, поэтому он получился просто красно-белый. Мне сотни людей написали, что они вообще про эту историю не знают.

- Как вы оцениваете тот факт, что сейчас действительно участники протестов, даже понимая специфику этого флага, в любом случае говорят: а нам всё равно. Почему?

Это же у Дюма даже описано: я дерусь, потому что дерусь. Понимаете, когда ввязались в драку, коней на переправе не меняют.

- Я понял. ЕС уже предложило признать Светлану Тихановскую президентом Беларуси и вовсю её «гуляют» по Европе. Кто она для Вас?

Для меня это стало синонимом самых странных черт современной политики. Это женщина-телесуфлёр, которая не может даже произнести двух предложений подряд, чтобы не сбиться, которая к чему-то кого-то призывает, не являясь при этом воплощением революционного процесса, иначе она бы не уехала в Литву, не являясь политиком, не являясь общественным деятелем. Понимаете, очень странно, как наше боевое поколение смогло вырастить следующее поколение странного офисного планктона и вот такое поколение политиков. Это, конечно, абсолютно поразительно. Это, наверное, будет достойно отдельного осмысления, когда всё это закончится. Я всё понял по поводу Тихановской в середине июля, когда поговорил с белорусскими коллегами, которые сказали: Сумбатыч, послушай, ты неправильно подходишь, пытаешься всё это разобрать с точки зрения экономики, политологии, ты ищешь там смыслы, конструкции, посылы. Как у Станиславского: большой круг внимания, малый круг внимания, как ты пришёл, как вышел. А у неё всё просто. Ей политтехнологи сказали: молчи, дура, ничего не надо говорить. За тебя всё говорит Лукашенко, ты просто кивай головой. Она же один раз сказала, выйдя после митинга, что ей нужен свой аналог Киево-могилянской академии. Слушайте, в Беларуси плохое образование? Там нет образования на белорусском языке? Она однажды это сказала, и это сразу крах. Её больно ударили по рукам, и больше таких заявлений мы не слышали.

- Она чётко получила от одного европарламентария, который обозначил, что за санкции своей стране и за самозванство – он вообще не понимает, что она там делает. Даже наше оппозиционное СМИ сейчас публикует рейтинги, где сама Тихановская занимает чуть ли не последнее место среди так называемых лидеров оппозиции. 

- Это немудрено.

- Почему её до сих пор там «кружат»?

- Хуана Гуайдо сколько уже «кружат», месяцев 8-9?

- Да, почти год.

- Отличная фигура, человек, представляющий сам себя, делает масштабные заявления, никому, кроме CNN, это неинтересно. Просто больше я нигде не могу найти отчёта о проводимых мероприятиях. Очевидно, что расчёт Тихановской был очень простой. Она искренне полагала, что 9 августа выходят подготовленные люди, власть дрожит, разогревается вертолёт в Северную Корею, вас тоже не будет – вы убываете куда-нибудь в Кот-д’Ивуар, и 10 числа её коронуют на престол. А выяснилось, что власть побывала в нокдауне, но нокдаун – это не нокаут, это, во-первых. Во-вторых, госпоже Тихановской, если она занимается политикой или она старается этим заниматься, нужно было бы более внимательно слушать Александра Григорьевича Лукашенко. Специально для группы поддержки Тихановской я говорю ещё раз, что 6 августа в 13:15 по минскому времени Александр Григорьевич Лукашенко открыто заявил: если вы хотите устроить мордобой здесь, я к вашим услугам, я вам его обеспечу, и вы получите по максимуму. Я не дам вам здесь устроить вторую Украину. Любой нормальный человек бы это понял. Если власть тебе демонстративно это говорит, то можно не рыпаться. У власти всё равно ресурсная база будет больше. Я искренне полагал, что на этом всё – надо расходиться.

- Но люди всё-таки вышли. Она ли вывела их?

- Да, это важный вопрос. Потому что мне представляется, что не одна. И остальные 599 членов координационного совета членов оппозиции к этому вообще никакого отношения не имели. Тем более, мы даже не знаем, сколько было каптировано даже без их согласия.

- Поверьте мне, я тоже не знаю, правда...

- Когда вышла Алексеевич после беседы в Следственном комитете и произнесла для журналистов, что она вообще не понимает, что от неё хотят. Её даже никто не спрашивал, она просто так оказалась в координационном совете. Я просто развёл руками и сказал: ну, приплыли.

- Она не единственная, кто так заявил. Хорошо. Тогда кто вывел, Армен?

- Вывела технология. Вывел Telegram-канал Nexta, и вывели те люди, которые за ним стояли.

- Кстати, Тихановская собирается сейчас составить по аналогу с украинским «Миротворцем» список неугодных белорусов. А их данные зачем-то внести в список Магницкого.

- А при чём здесь Магницкий?

- Я хотел вам задать этот вопрос. Почему этот список Магницкого вдруг появился на белорусской повестке и какое отношение мои сограждане имеют к нему?

Во-первых, надо сказать, что свой аналог «Миротворца» белорусы уже создали. Точнее, польско-литовские кураторы протеста.

- Согласен. Далеко не всегда белорусы или белорусы, которые давно не живут в Беларуси...

- Но когда я говорю, что это польско-литовские (по месту жительства) представители оппозиции, меня некоторые поправляют, что они всё еще граждане Беларуси, поэтому их надо называть иначе. Я к критическим замечаниям прислушиваюсь, поэтому тут я был вынужден согласиться. Проблема состоит в том, что подобного рода шагами размываются две вещи: первое – размывается сугубо мирный протест. Потому что когда вы публикуете данные членов семьи – это уже называется иначе. А во-вторых, вы публикуете личные данные тех людей, которые готовы каждый день пожертвовать самым дорогим, что у них есть, ради вашей жизни. Они готовы будут отдать собственную жизнь. Вы чьи данные публикуете? Сотрудников правоохранительных органов. А если на вас кто-нибудь нападёт, попытается изнасиловать, обокрасть, убить? Этим всем кто будет заниматься, расследованием и вашей защитой? Тихановская с Колесниковой и Алексеевич? Этим занимаются сотрудники правоохранительных органов. Вы из этой модели попытайтесь исходить и взглянуть трезво на этот процесс. Я могу даже на своём опыте сказать, когда нас в 90-х годах зачастую ОМОН колотил на митингах или футболе, у меня тоже к нему был сплошной негатив. Но потом у нас появилась контртеррористическая операция в Чечне. Я туда тоже ездил и видел этих ребят, и на все эти вещи я взглянул иначе. Я хочу, чтобы белорусы взглянули иначе до того, когда, условно, наступит точка невозврата. Нужно уметь учиться на чужих ошибках, наживать моральный капитал на опыте других.

- Я вынужден с вами полностью согласиться по той простой причине, Президент обозначал, что мы с Вами выросли в достаточно тепличных условиях, и у нас реально не было ситуаций уже несколько десятилетий, на которых нужно было бы учиться. Я видел достаточно много негативных сообщений со стороны оппозиции, в том числе про милицию, про журналистов, госслужащих, спортсменов, селебрити. Но ни один Telegram-канал до сих пор не рассказал историю людей, которые ушли с госслужбы под напором, по своему желанию, которым пообещали за это заплатить. Но при этом, они должны были записать провокационные видео с покаянием, которым бы потом эта счастливая история завершилась – они получили бы за это деньги. То есть покаяние я видел – выплату помощи – нет. Почему? И увижу ли?

Марат, мне кажется, что речи там не было ни про какие выплаты. Людей просто разводили.

- Цифры называли – по 1,5 тыс. евро ежемесячно каждому, если он уйдёт.

- Эти цифры много раз уже назывались во время всех этих возможных «дискотек»: в Украине, Молдове, Киргизии, Армении, Грузии. У нас в России они тоже звучали. У нас в прошлом году в августе был аналогичный протест: бегали какие-то клоуны в центре столицы и орали. Но всё это закончилось очень быстро.

- У меня даже журналистов выдёргивали по одному. Они потом приходили увольняться и говорили: мне всё равно будут платить, мне так сказали. Записывали видео, и я смотрю это видео, слава богу, уже бывших журналистов.

- Я – человек, поживший в 90-х годах. Я хорошо помню, как это было. Я помню, с каким трудом стране возвращали государственность, а населению – национальную гордость. Пока это в моих силах, я не дам возможности снова бросить свою страну в горнило 90-х годов. Лукашенко правильно сказал: у белорусов во многом были тепличные условия. То, что происходило по контуру, до республики если и доходило, то в своеобразном виде – сухих отчётах. Но мне многие минчане рассказывали, когда Александр Григорьевич во время визита на минское предприятие сказал: вы хотите, чтобы у нас было, как в 90-х – 32 банды? Вы хотите это опять получить? Многие минчане, мои ровесники, тут же вспомнили, как это может быть. Это недоработка власти о том, что такой вариант возможен. Мы, например, предупреждали! Но белорусская власть говорила, что это вообще исключено. И это недоработка отдельно взято организации – «Белорусский союз молодёжи».

- Да, так и называется.

- Потому что те заявления, которые я читал в июне, в июле и в августе, говорят о том, что у этих людей был свой собственный мир, в котором им было комфортно. Это всегда присутствует в глобальной политике. А Беларусь – это глобальный политический игрок. Может, кому-то кажется, что государство маленькое.

- Но по европейским меркам оно не маленькое, согласитесь? Это не Австрия, в конце концов.

- Я просто прочитал, что некоторые представители координационного совета говорили, что у вас маленькое государство и очень большое население. Беларусь находится среди соучредителей ООН. Это, наверное, о чём- то говорит.

- То есть мы не увидим этих выплат?

- Нет, конечно.

- На днях мы увидели интервью польского телеграмщика Nexta российскому блогеру Дудю. Революционер уже с пятой минуты начал прокалываться. Он сдал всех: польские деньги, реальную численность белорусских акций, и своё личное отношение к лидерам протеста и участникам он тоже обозначил. Что это было, на ваш взгляд, случайный прокол или, скорее, сознательный?

Я, как и многие мои коллеги, был вынужден это посмотреть.

- Мне тоже пришлось посмотреть...

- И я увидел чрезвычайно необразованного человека. Чрезвычайно.

- У нас его сравнивают с фанеркой, которую изначально выставляли на протестных акциях...

- Вполне даже может быть так. Я увидел абсолютно пустого человека с минимальными знаниями. И когда он отвечал на вопросы, было понятно, что мы видим перед собой функцию. Функцию, заточенную на деструкцию, куда вы не вкладываете абсолютно никакие смыслы и вас не волнует развитие страны. К сожалению, наш прогноз изначальный, когда Nexta начал раскачивать ситуацию 9 августа вечером, оказался абсолютно верным. Мы говорили: послушайте, вдумайтесь в содержание этих постов, отвлекитесь на секунду от выборов, электорального цикла, просто спокойно вчитайтесь в это – и вы увидите в самом худшем смысле этого слова агитацию и пропаганду! Мне многие говорили, мол, ты не понимаешь, он не мог так топорно врать. Но он вам сам в эфире об этом рассказал!

- Да, сам сказал, что врал. Он честно это признал.

- В 10 раз увеличили число участников акции. 

- Вот эти высказывания в отношении белорусов: каратели, фашисты, мрази. Это ведь, на минуточку, тоже о белорусах, у которых немного другое мнение.

- На самом деле, всё это очень просто. Во-первых, мы покопались в архивах и выяснили, что прадед господина Путило служил нацистам. Он занимал серьёзную должность в оккупационной администрации в одном из белорусских городов. Я даже в Telegram-канале у себя показал эту фотографию. Во-вторых, Беларусь, по минимальным оценкам, потеряла каждого четвёртого в годы Великой Отечественной войны.

- Каждого третьего – говорят в нашей стране...

- Это абсолютно гигантские потери. Это сравнимо с геноцидом населения республики. Понятно, что оно было разных национальностей: были белорусы, русские, поляки, евреи, литовцы. Там много людей было. Исторически в Беларуси так было. И когда малолетние позволяют такое отношение к государству, по отношению к людям, которые понимают, какая это была трагедия страны в данном случае (тогда это была составная часть единого государства), то подобного рода заявления автоматически выпадают из числа просто людей. Они переходят в разряд двуногих. Я не знаю, был ли господин Путило в этом мемориале, я даже не про «Хатынь» говорю. Стоять, вслушаться вот в эту тишину и представить, что за каждым из вот этих камней бесценные человеческие жизни – детские жизни. Кого же ты называешь карателем?

- Я даже два месяца назад не мог представить, что в эфире он будет рассуждать о том, что людей нужно жечь, как в Украине, в Одессе. И появились конкретные посты по этому поводу, они есть в нашем информационном пространстве. Там призывается жечь всех правоохранителей и всех тех, кто не согласен с этими революционными движениями.

- Если он к этому призывает, то для него есть очень простой совет. Если он такой лютый воин, революционер, то пусть он приедет в Минск и в глаза им скажет, что он будет их сжигать, уничтожать и так далее, и так далее. Вот это будет мужской поступок. А до тех пор, пока он работает в Польше, – я могу это только нецензурно охарактеризовать. Я человек, который привык отвечать за свои слова. Но подобного рода функционал, мне странно, что кем-то воспринимается, как взгляд мужчины.

- Это ключевое, что воспринимается теми людьми, которые выходят и следуют этим посылам. Раз они выходят, значит, за этим идут. Перейдём к позитивной новости последних дней. Клип, который появился в нашем пространстве, песня «Любимую не отдают». По словам представителя оппозиции, её восприняли в Беларуси как призыв и угрозу физической расправы. Говорят, из песни слов не выбросишь, но откуда они тогда берут лишние слова? Как это вообще возможно?

- Хороший клип, запоминающаяся мелодия. Поймите, даже если вместо этой песни «С любимыми не расставайтесь» прозвучало бы хоровое исполнение песни из «Спокойной ночи, малыши», там бы нашли к чему придраться. Это абсолютно нормально. Ведь для них было неожиданно, что власть не дрогнет. Это боль больнее всего ударила. Всё остальное – это производные, понимаете. Они, не верят, что так может произойти, они не готовились к обратному процессу. Они полагали, что всё будет кончено в первые несколько часов. А песня не может сама по себе изменить политическую расстановку. И не надо, ради бога, рассказывать, что в годы Великой Отечественной войны появилась «Вставай, страна огромная», которая оказала большое влияние. Поверьте мне, песня важна для духа. Но помимо духа есть ещё кое-что. В данном конкретном случае, насколько я её понимаю, она про любовь, про чувства, про гордость своей страной.

- Соглашусь. Правда, обидели Киркорова, назвав его заштатным российским исполнителем. Непонятно почему.

Когда я прочитал потоки грязи по поводу группы «Песняры», то я просто развёл руками. Слушайте, это же национальная гордость.

- Хорошо. Армен, в одной из своих книг вы назвали Украину страной невыученных уроков. Мы говорили о том, что в этой нашей белорусской плохой многоактовой пьесе, к сожалению, было оружие, появилось ружьё. По Чехову, если оно появляется в первом акте, то обязательно выстрелит в третьем. Но на лицо радикализация белорусских протестов. Тот же дианон в отношении правоохранителей это только подтверждает. Ружьё, которое появилось 9 и 10 августа, выстрелит ли оно? Что сделать, чтобы Беларусь не присоединилась к тем странам, которые не выучили чужие уроки?

- Во-первых, то ружьё, которое пытались вынести, не выстрелило, отсырели патроны, сбоил курок, и его унесли обратно за кулисы. Но вы тоже должны понимать, что за кулисами есть пиротехники и оружейники, они починят и постараются вынести – пусть не на этом спектакле, а на следующем. Если сейчас, насколько я понимаю, Александр Григорьевич говорит о том, что будут изменения в Конституции по референдуму. Соответственно, потом могут последовать какие-то новые выборы. Тут оно может вполне сыграть свою роль. Здесь нужно подумать, чтобы этого не произошло. На мой взгляд, очень просто: белорусы должны понять, что другой Родины нет и не будет. Если цель – сохранить свою страну развивающейся, красивой… Да, может быть, не такими темпами, как хотелось бы. Извините, нельзя сравнивать темпы развития Беларуси и Молдовы – это несравнимые вещи. Нельзя сравнивать с Украиной. Если она вам дорога, то надо понимать, что разрушить государство чрезвычайно просто. Деструкция на постсоветском пространстве показала, что это делается элементарно. Немецкий философ заметил: для торжества зла надо просто – чтобы добро молчало. Я желаю замечательному белорусскому народу, среди которых у меня огромное количество друзей, всегда об этом помнить. Торжество зла возможно тогда, когда вы подумаете, что вас это всё не касается. Борис Викторович Савенков однажды это верно заметил: если мы не занимаемся политикой, это не значит, что политика однажды не займётся нами. Вам показал август 2020 года всю правоту этого утверждения. Надо уметь наживать моральный капитал, если не на чужих ошибках, то по крайней мере на собственных. И то, и другое за последние полтора месяца было продемонстрировано. И что-то мне подсказывает, что мудрый белорусский народ сделал для себя правильные выводы. Значит, со страной всё будет хорошо. Здесь я могу с чистой совестью сказать: жыве Беларусь! Вне рамок той канотации к этому слогану, который дала Nexta. Пусть живёт и развивается замечательная Беларусь. Если от нас потребуется какая-то помощь, то вы знаете, что мы всегда рядом и готовы оказать её в любой момент. Любая помощь от нас – это помощь людей, которые очень ценят Беларусь. Не потому, что это сейчас Союзное государство, а потому, что у нас с вами общая многовековая история. Мы всегда с вами были вместе: и в радости, и в горести. И так будет всегда!

- Армен, я искренне благодарен вам за этот разговор. Скажу честно, когда карантин закончится, у вас будет возможность приехать к нам на экскурсию и выступить. Я предлагаю встретиться очно. С удовольствием пообщаемся.

Обязательно. Спасибо!

- Спасибо вам!

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram