Альтернативная служба: истории трёх парней, которые служат Родине не в армии

755

Мы хотим рассказать, как трое молодых людей несут альтернативную службу. Они хотят быть полезным на своём месте, заботиться о ближних, честно выполнять работу. Таких призывников тоже никто не спрашивает, где и кем они хотят служить. Дома не оставляют. Поблажек не дают. 

Пусть не по лотерейному, зато по военному билету Евгений прибыл на своё альтернативное место службы. Интернат для престарелых и инвалидов – тот самый плац, где дипломированный инженер вооружён как минимум терпением.   

О реакции друзей, узнавших, как служит Евгений, молодой человек говорит очень коротко – не все поняли, а некоторые так сразу и сказали: не выдержали бы и недели. А ведь срок для «альтернативщиков» вдвое больше, чем у рядовых призывников. Евгений в интернате должен находиться два года при том, что у парня есть высшее образование. И здесь не затянешь строевую с товарищами по взводу – тот случай, когда уже «не в службу, а в дружбу»…

Вера Тихоновна не слыхала ни про альтернативную службу, ни про убеждения, мешающие Евгению брать в руки оружие. Все, что ей нужно знать, – что молодой человек, которому можно рассказать и про внучку, и про француженку Анжелику, которая снова окунулась в пучину любви, заглянет в её комнату. И выслушает, и всё плохое – как отрежет.

Из-за определенных особенностей многие бабушки спустя полчаса Евгения уже не узнают – и каждый день приходится заново знакомиться и находить подход. А ещё гулять, кормить, поддерживать чистоту и, что, пожалуй, самое сложное – быть родным человеком для тех, кто родным-то не нужен уже много лет.

У «однополчанина» Евгения (Юрий проходит альтернативную службу в том же интернате) после военкомата хватало пищи для размышлений. 

Юрий Пущиков, солдат альтернативной службы: «Одноклассники сказали: «Ну ты псих!» Особенно, когда сказали, в какое заведение, я сам ехал и думал, что что-то страшное будет…»

«С утра до вечера на кухне на ближайшие три года» – услышал житель Волковыска и отправился альтернативно служить почти за сотни километров от дома. Живёт в общежитии на территории интерната и получает чуть более 300 рублей в месяц. Да, говорит, непросто… Зато не уклонялся и не бегал от военкомата.

Не просто не знал, что есть такая служба – бобруйчанин Вячеслав был даже не в курсе, в какой области тот самый Толочин. В первый день чуть не опоздал на смену, потому как заблудился в незнакомом городе. Но сегодня, отметая из памяти лишнюю «мишуру», уже анализирует «альтернативные» плюсы.

Вячеслав Шевелёв, солдат альтернативной службы: «Родные даже были довольны, что я начал самостоятельную жизнь, пойму, как одному выкручиваться, как самому все решать… Я привык уже и привязался к этой работе».

Марш-броски здесь – от контейнера к контейнеру, а пройти курс молодого бойца – это ещё и притереться к напарнику.  

Александр – человек армейской закалки советского образца. И ему не так просто принять поворот к альтернативным направлениям службы. 

Но Вячеслав парирует: он ведь тоже служит. Пусть без автомата в руках, но шесть дней в неделю, да и дислокация досталась отнюдь не самая тёплая. Зато в местном ЖКХ довольны. Говорят, три года должно как раз хватить, чтобы найти невесту и остаться в Толочине.   

В сфере ЖКХ по всей стране альтернативную службу проходят 18 человек. Больше – в интернатах и больницах – около 60-ти. А если подсчитать всех «альтернативщиков» в Беларуси – получится относительно небольшая рота. Достаточно скромный процент от общего числа призывников. Они служат на «гражданке» и не мечтают о звёздах, которые военным по плечу. Но тоже отдают долг Родине, пусть и на других полигонах.