Агрокомплексный подход

553

Все интеграционные и тем более союзные договорённости всегда базировались на простом принципе: если строим что-то общее, то и правила устанавливаем общие для всех. Если говорим о предприятиях, то это общий рынок сбыта, без запретов, это одинаковые цены на энергоносители – для брестского завода или для предприятия в Сибири.

На словах и даже в межправительственных документах это всё так, но проблемы остаются, особенно если говорить о сельском хозяйстве, ведь за последние годы Беларусь, которая столько и сил и средств вкладывала в агропром, стала заметным игроком не только на региональном, но и на мировом рынке сельхозпродукции.

Портрет белорусского АПК – с успехами и даже некоторыми проблемами – у корреспондента Анатолия Занковича.

В голландском Роттердаме практически всё готово к проведению саммита Международной молочной федерации. Форум через три недели. И в программе, рассчитанной на шесть дней, особняком стоит белорусский доклад. Эксперты и аналитики скрупулёзно уточняют цифры в своих отчётах и спрашивают друг у друга: Беларусь – в мировой пятёрке экспортёров? Это не ошибка? Слушайте, кто бы сказал в 1990-х, что так будет!

Леонид Заяц, министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси: «Нет, тогда бы, конечно, не поверил. В те 1990-е годы мы думали только, как посеять и как убрать. Мы понимали, что без помощи государства с этой задачей справится очень сложно. Благодаря тем госпрограммам за 20 лет мы существенно поправили дела в нашем АПК».

Существенно поправили – это за последние 20 лет выручили за сельхозпродукцию 44 миллиарда долларов, а «засеяли» – 26. Баланс более чем положительный. Это не считая обновлённых агрогородков и инфраструктуры. И теперь понятно, откуда в мировых рейтингах переполох.

Двадцать лет лидеры среди экспортёров молочных продуктов не менялись – США, Евросоюз, Австралия, Новая Зеландия. Но вот данные за прошлый год. Итак, белорусский экспорт в мировом масштабе. Сухое обезжиренное молоко – пятое место. Сыры и творог – четвёртая позиция. А по торговле маслом и сывороткой – Беларусь и вовсе в тройке.

Показательно, что Америка производит почти сто миллионов тонн молока. Мы на её фоне – всего семь. Австралия и Новая Зеландия более ста лет занимаются сельским хозяйством. Наконец, сколько стран входит в Евросоюз? 28! При этом у Беларуси твёрдая позиция – сначала обеспечиваем свою продовольственную безопасность, потом торгуем с миром.

Калинковичи. Один из самых известных молочных заводов Беларуси. Модернизировались четыре года, и сегодня здесь установлена самая мощная в стране линия по производству масла. Три тонны в час, или 10 упаковок в секунду. Только успевай продавать.

Александр Залесский, заместитель директора Калинковичского молочного комбината: «Модернизация позволила нам на сегодняшний день производить продукцию, которая соответствует самым высоким требованиям. Это подтверждают наши дипломы, Гран-при, золотые медали, когда мы участвуем в международных конкурсах – это и в России, в Казахстане, в Грузию выезжали. Поэтому это признают и те аудиторы, которые приезжают к нам из России».

Пожалуй, за последние пять лет в Беларуси не было такого мясного или молочного предприятия, кто бы не столкнулся с Россельхознадзором. Здесь, в Калинковичах, грустно шутят: такова уж доля белорусского переработчика. Конечно, можно избежать претензий и уйти, но на новых рынках никто не ждёт, да и российские просторы для нас, можно сказать, премиальные. Где ещё можно получить чистую прибыль в 20-30%? Только за неё нужно ещё побороться. И далеко не ценой и качеством.

«Придрались к тому оформлению документов, которое сами же и оформляли».

Это про сертификаты. Наученные горьким опытом, рогачёвцы продублировали белорусские документы российскими. С печатями Брянской таможни. Чтобы претензий не было. Всё по вашим же стандартам! Но вышел парадокс.

Иван Калупахо, генеральный директор Рогачёвского молочно-консервного комбината: «Несоответствие состояло в том, что не в нужном месте вместо точки должна была находиться запятая. Ну, в общей фразе было “несоответствие оформления декларации”».

На крупнейшем молочном комбинате страны поражение в правах легендарной сгущёнки считают несправедливым и нечестным. Но в Рогачёве и на других крупных комбинатах давно поняли зависеть только от одного рынка, пусть и премиального, с каждым годом обходится всё дороже. К Волковысскому «Беллакту» тоже были претензии. И там определили стратегию: мир большой, будем пробиваться и на другие рынки. Один из последних контрактов – с Пакистаном, на миллион долларов. Схожая позиция и у другого молочного лидера.

Игорь Конончук, директор предприятия «Бабушкина крынка» (Могилёв): «Буквально завтра первый заместитель холдинга «Могилёвской молочной компании» уезжает во главе с губернатором нашей области в Китайскую Народную Республику для продвижения нашей продукции. Поставки уже туда наши начались. И самое главное, мы имеем сертификат, то есть подтвердили то, что наша продукция качественная, и её готовы видеть на этих рынках».

При всех успехах агропрома (а экспорт белорусской сельхозпродукции ежедневно пополняет бюджет на 11 миллионов долларов) есть и очевидные проблемы – финансовые. И в первую очередь у производителей. В Бешенковичском районе каждый третий литр молока, килограмм мяса и зерна – «новаторские». В хозяйстве с ёмким названием («Новатор») есть современные технологии, высокое качество, но вниз тянут кредиты. Каждый месяц нужно отдать банкам 25 тысяч долларов.

Владимир Пеньковский, заместитель директор сельхозпредприятия «Новатор» (Бешенковичский район): «Весь мир живёт на кредитах, будем отдавать, конечно. Может, государство поможет с отсрочкой ещё процентов по кредиту. Жизнь такая, не стоит на месте: кто не строит – тот не живет. На зерно надо затраты, на корма надо затраты. Надо сегодня вложить, чтобы зимой получить что-то, не вложишь весной и летом – не получишь зимой».

Всё это (кредиты, просрочки, нехватка оборотных средств) – звенья одной цепи, которая порой обрывается в самый неподходящий момент. Сегодня 365 сельхозпредприятий страны стоят перед пугающим словом – банкротство. Однако для многих единственное спасение именно в банкротстве и санации. То есть финансовом оздоровлении.

Станислав Садовников, заместитель директора Департамента по санации и банкротству Министерства экономики Беларуси: «Реабилитация является мировой тенденцией. Лучший бизнес – здоровый бизнес. Цель – оздоровить предприятия, вывод их на новый старт, фреш-старт».

В Департаменте по санации и банкротству уточняют: трудовым коллективам бояться не стоит. Это реанимация, а не смерть. Даже если предприятие объявят банкротом, работа останется. А во время тяжёлого периода государство подставит плечо: во-первых, объявит мораторий на применение штрафов и начисление процентов по кредитам, во-вторых, замораживаются все выплаты по долгам и размораживаются счета. Наконец, из ямы предприятие будет выводить не предыдущее «неэффективное» руководство, а новый антикризисный управляющий. В Беларуси их сегодня три сотни. Главное – это сделать вовремя.

«Очень часто мы наблюдаем, когда предприятие попадает в банкротство, а все ставят задачу его санации – уже нечего санировать, оздоравливать».

Жизнь на Кобринской птицефабрике теперь делят на «до» и «после» банкротства. «До» – зарплата в сто долларов и убытки в полмиллиона долларов. «После» (это спустя год после решения о несостоятельности) – зарплата выросла в четыре раза, а баланс предприятия – положительный. Триста тысяч долларов на счету. Как получилось?

Игорь Ошуркевич, антикризисный управляющий Кобринской птицефабрики: «Своевременно отреагировал собственник предприятия – государство (райисполком), своевременно запустили банкротство, и уже мой приход как антикризисного управляющего привёл к тому, что мы использовали все блага, льготы, которые даёт законодательство предприятию для его выхода».

Сегодня здесь самые высокие зарплаты в сельском хозяйстве района и самая высокая производительность за всю историю – 380 тысяч яиц в сутки. При этом не сократив ни одного сотрудника. Но на попытку выдать желаемое за действительное (а именно объявить себя лжебанкротом) нерадивым руководителям рассчитывать не стоит. Государство намерено жёстко спрашивать за просчёты.

И вице-премьер Михаил Русый, и министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц о всех проблемах белорусского агропрома узнают первыми и первыми несут ответственность. К ноябрю Президент поручил подготовить совещание по вопросам сельского хозяйства. С детальным разбором всех ошибок и выстраиванием стратегии на будущее. Белорусский агропром работает неплохо, но может ведь лучше. Есть потенциал.

Леонид Заяц, министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси: «Задача сегодня в Беларуси – существенным образом поправить положение в каждом хозяйстве. Без новых технологий, без жесточайшей дисциплины сдвинуть эту проблему практически невозможно. Нет у нас сегодня нефти, газа, алмазов и золота. Главное богатство – земля и люди».

Эти люди, работающие именно на земле, за 25 лет независимой страны сделали немало. Лучшее доказательство – цифры. В 1991 году в сельском хозяйстве работало больше миллиона человек. Сегодня – в три раза меньше. И при этом производство молока, мяса и зерна выросло в пять раз. А ведь земли больше не стало. И при этом теперь в год на аграрный сектор производители тратят в два раза меньше топлива. Отсюда и первые строчки в мировых экспортных рейтингах.

Вот если получится ещё привлечь инвестиции, реанимировать убыточные предприятия и завоевать новые рынки, тогда задачу можно считать выполненной. Но пока впереди много работы. Хотя на земле её никогда не было мало.