65 лет главному символу Минска – монументу Победы

460

Если убрать Эйфелеву башню – это будет уже не Париж. И Нью-Йорк сложно представить без Статуи Свободы. В Минске такой общепризнанный символ – монумент Победы. Его видно из разных точек столицы. И, кажется, он был всегда. Хотя 4 июля обелиску исполнилось 65 лет!

Тут все говорят «спасибо деду за Победу!». Она же эту фразу повторяет едва ли не каждый день. Одноимённый монумент – по пути на работу и обратно. Под бронзовым горельефом «9 мая 1945» – такая родная фамилия Бембель. Скульптор всегда пребывал в радужном настроении.

Татьяна Бембель, внучка народного художника БССР Андрея Бембеля: «Помню из детства, как папа рассказывал, что когда он играл в футбол во дворе дома с мастерской, то дед мог схватить какого-то мальчика и сказать «Всё! Стой!». Так было с этим мальчиком на переднем плане».

У памятника – четыре грани. Обычно знакомство с обелиском начинают с южной стороны. «Советская армия в годы Великой Отечественной войны» – скульптор Селиханов. Человеком был сурового нрава. Внук, бывая здесь изо дня в день, словно заглядывает в семейный альбом.

Константин Селиханов, внук народного художника БССР Сергея Селиханова: «Как человек, который сам четыре года на фронте, от начала до конца (ни одного ранения, между прочим), три боевых ордена, медаль «За отвагу», он кое-что знал об этих людях. Один портрет лепил сам с себя».

Кстати, об этом ещё нигде не писали. Сама же идея памятника возникла у архитектора Георгия Заборского в 1942. Много вариантов. Через десять лет заложили первый камень в основание. Скупые кадры – 9 секунд, после чего кинохроника обрывается. И уже – мгновения открытия.

Орден Победы видели на высоте не 38 метров, как сейчас, а 48. Основным материалом обелиска определили белый мрамор с розовым оттенком. Остановились на сером граните и чёрном лабрадорите. Сдать памятник хотели к 10-летию освобождения... Сегодня трудно представить Минск без этого символа.

Для создания ордена использовали красную смальту из Ленинграда. Уверяют – ломоносовская. Восточный горельеф – «Памяти погибших героев» – автор Азгур. О его личности в культурной среде по-прежнему немало баек. «Не могу работать!» – внучка навсегда запомнила последние слова деда.

Маргарита Азгур, внучка народного художника СССР Заира Азгура: «Тема, выбранная им не случайна. Смерть страшная прабабушки, которая была фашистами закопана живьём, видимо это наложило отпечаток. Он всю жизнь это вспоминал. И перед смертью вспоминал...».

Северная сторона обелиска посвящена белорусским партизанам. Под горельефом – подпись Глебов. Фронтовик-пулемётчик, «первый номер на «максиме»... Однако и ему досталось – прострелили руку. Скульптор внуков не увидел – скончался раньше всех соавторов «Победы».

Андрей Глебов, внук народного художника БССР Алексея Глебова: «По рассказам, в первую очередь, отца, это был человек очень близкий к простым людям, добрый. Он рисовал и только после этого делал скульптуры».

Все персонажи горельефов словно замерли на миг и вот-вот оживут. Чтобы достичь такого эффекта, нужно было мастерство, характер, жизненный опыт... Официально монумент – памятник безымянный. Тут каждый может сказать «спасибо!» своему деду за Победу.


Корреспонденты:
Александр Матяс
География:
Новости Минска