50 оттенков белого

Погода добавила проблем коммунальщикам на уходящей неделе. Не успели убрать снег, принесённый щедрыми «Эммой» и «Даниеллой», а тут немного запоздавшие крещенские морозы. Впрочем, сегодня речь не столько о температуре, сколько о том же снеге. 

Если аграриев нарастающие сантиметры на белых полях обоснованно радуют (снежная шуба – это естественная защита будущего урожая), то в городах, особенно крупных, возникает вопрос: куда же девать это серое от воздействия инфраструктуры «великолепие»? И какой способ утилизации предпочитают в Беларуси и за её пределами – экономичный или экологичный?

Больше снега – больше работы. Этот принцип для Виктора Климашевского актуален 11-ю зиму подряд. По первому зову – дежурная проверка техники, зажигание – и в бой с «хавьерами» и «даниеллами».

Прошлую неделю работали на износ и без выходных, сегодня – спокойная поездка по практически чистым улицам Минска. Проблемы и жалобы, конечно, были, однако снежный автопатруль столицы с задачей справился. Но куда девать тонны городского снега?

Площадок для хранения снега – полигонов – только в пределах кольцевой 17, по стране их несколько сотен. И у каждой снежной горы есть свой хозяин. Допроситься зимой снега у Ивана Иванова не проблема. Контроллёр-приёмщик удивляет: оказывается, здесь ведут самый строгий учёт.

Привезти, выгрузить, спрессовать, дождаться весны – и всё растает. Безопасность такого хранения снега вызывает порой самые жаркие споры. Претензии экологов – в почву с водой попадает чуть ли не вся таблица Менделеева, коммунальщики парируют – места свалок выбирают и оборудуют так, чтобы борьба за чистые улицы не аукнулась куда большей проблемой.

Главный аргумент «за» свалки – оперативность и относительная дешевизна. Но варианты всё же рассматриваются. В 2012-м дорожники взяли в Польше в аренду мобильную снегоплавильную машину. Рассчитывали, что техника себя проявит и со свалками в чертах города будет покончено. Но хвалёный агрегат оказался не только малоэффективной, но и крайне дорогой игрушкой.

По такой схеме уже работает Москва. В столице России главный вопрос этой зимы – куда девать четыре миллиона кубометров снега? Проблему «сплавляют» 56 стационарных и 145 мобильных снеготаялок. Принцип работы прост: машины сгружают снег в глубокую камеру над трубой стоковых вод, в которой вырезается отверстие для приёма снега.

А это Киев, правый берег Днепра (см. видео – прим. ред.). На бумаге – природно-заповедный фонд, на деле – свалка снега. Ни очистных, ни фильтрационных установок в городе вообще нет. Купить снегоплавильные установки дорого. Но такая экономия в прямом смысле выливается в экологическую катастрофу.

До киевских проблем Минску, конечно, далеко. Но козырь в рукаве у противников свалок всё же имеется. Ведь весной в почву на этом месте попадает огромное количество хлорида натрия, говоря проще – соли.

Летом люди делятся на тех, кому жарко, и тех, кому дует. Зимой предмет спора конкретнее – борьба с гололёдом при помощи соли. В оппонентах у тех, кому для достижения результата все средства хороши, как водители, так и пешеходы. Одни жалуются, мол, из-за соли невероятными темпами ржавеет кузов автомобиля, другие готовы чуть ли не в суд подавать за якобы испорченную реагентом обувь.

Коммунальщики уверяют: машины загружают самой обычной солью, её в избытке на кухне у любой хозяйки. Причём «посолены» дороги не больше борща – всего одна столовая ложка на квадратный метр. Но противников хлорирования городов эти аргументы не впечатляют.

Соль действительно среда агрессивная, особенно к металлам. В этой камере (см. видео – прим. ред.) искусственно созданы условия, схожие с дорожными. Необработанный кузов автомобиля покрывается ржавчиной за считанные часы: сперва пороги, затем и арки. Брызги соляных растворов ускоряют процесс образования ржавчины в пять раз.

Соль медленно, но верно разъедает и проезжую часть, и придорожные ограждения, и бетонные части мостов, говорят учёные. И предлагают найти альтернативу зимней соли. Известно несколько десятков способов борьбы с гололёдом, но все они делятся всего на три метода. При химическом для плавления снега используют активный реагент, один из которых – соль. Суть фрикционного метода – на дорогу рассыпают песок, мелкий гравий или другую смесь мелких твёрдых частиц, которые повышают коэффициент сцепления. И самый популярный – химико-фрикционный – комбинация соли и песка.

Конкретный способ и материал выбирают исходя из того, какого вещества в стране в избытке. К примеру, в Финляндии дороги сначала посыпали горячим дроблёным щебнем, он растапливал снег и давал необходимое сцепление. Но от этого метода отказались: щебень забивал коллекторы, и весной финны утопали в воде, а расходы на исправление этой проблемы оказались куда больше преимуществ зимой. В Сочи улицы поливают морской водой – её более чем достаточно. Солёная вода снег, конечно, растапливает, но как только прихватывает мороз – дорога превращается в каток.

В нашей стране соли в избытке – соврать не дадут шахтёры «Беларуськалия». Именно в Солигорске коммунальщики покупают техническую соль – это остатки после обработки калийных удобрений. Фактически – мусор, который научились использовать. Цена соответствующая – тонна стоит всего Br200-300 тысяч. И те, кто думает, что там, в Европе, всё не в пример нам по уму, просто не знают, что, когда зимой в Старом Свете не справляются, помощи просят у Беларуси.

Поэтому использование соли на дорогах – метод действенный. Под запретом хлорид натрия лишь на второй минской кольцевой – бетон в первый год укладки им обрабатывать нельзя. Не сыплют чистую соль и во дворах.

На тротуарах в ход идёт песчано-соляная смесь. Пропорции – 4 к 1 в пользу песка. Коммунальщики рассказывают: каждый день слышат упрёки. Мол, соль портит ботинки, а из-за песка в коридоре чуть ли не сантиметровый слой грязи. Кстати, в своё время минские дворы решили не солить, а наоборот – добавлять в песок сахар. Но инициатива не прижилась.

Но это – классический пример соринки в чужом глазу и бревна в собственном. Ведь обувь портит не соль, а вода, а на каждой коробке написано: «Зимой обрабатывать перед выходом водоотталкивающим кремом». А ржавчину на кузове автомобиля соль не вызывает, а лишь ускоряет процесс, и недовольны, как правило, владельцы старых машин, у которых срок службы антикоррозийного покрытия давно истёк.

Что выбирать – отказываться от хлорида натрия в угоду тем, кто не подготовился к зиме, или использовать с минимальными затратами главный природный ресурс Беларуси – соль, которая даёт возможность с высоты птичьего полёта видеть чёткую геометрию городской дорожной сетки? Вопрос, пожалуй, риторический.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram