110 лет Заиру Азгуру

667

Бюст Симону Боливару в Минске – это реплика памятника 1934 года венесуэльского скульптора Лоренцо Гонсалеса. Он был современником первого народного художника БССР Заира Азгура, чей музей-мастерская рядом по улице Азгура.

В понедельник исполнилось 110 лет со дня рождения признанного мастера соцреализма. Не стиля, а метода в искусстве, героем которого был простой советский человек. Здесь Азгуру позировали и «сильные мира сего».

Всего три рубля. Вот это социализм в музее создателя белорусской «Ленинианы». Думаю, столько фигур вождя не сохранилось ни у одного скульптора. При том, что и Азгуру приходилось разбивать свои «головы».

Спасала кинохроника. Отныне в музее без остановки показывают чёрно-белые кадры с Азгуром. А что говорят об Азгуре в свете этого дня.

«Социалистический реализм» закончился, когда переехали вожди. До начала 90-х бронзовые Маркс и Ленин стояли в центре Минска. Сейчас «глаза» автора «Капитала» напротив кассы музея своего создателя. «Неужели за твои «головы» платят больше, чем за стол или сапоги?» – спрашивала Азгура мама Сара, вполне земная женщина из-под местечка Сенно на Витебщине. У каждого своя правда.

Валерия Фомина, бухгалтер: «Красота – абстрактное понятие. Я смотрю, мне нравится. Видно насколько он хороший портретист».

Часть экспертов сегодня рассматривают соцреализм, как вариант массовой культуры. Вроде американского поп-арта. В отличие от своих коллег по методу, сотворивших «Девушку с веслом», Азгур был не тиражным. Ищите, но нет у него одинаковых рабочих и колхозниц. Что правда, то правда.

Наталия Божелко, специалист по связям с общественностью: «Если это приходит бабушка из СССР, она начинает играть в «узнай героя на стеллажах». Кому-то не нравится, например, Сталин на золотом троне. Само мастерство этого человека, действительно, поражает».

Азам дела обучал деревенский гончар Потапенко. Затем была школа реалиста Пэна в Витебске. Уже, будучи студентом Ленинградского института, Азгур часто приходил к сфинксам на Неве. Спрашивал, получится ли из него настоящий скульптор. И однажды услышал «да!». То ли правда, то ли миф.

Ирина Седова, заведующая отделом скульптуры Государственной Третьяковской галереи (Россия): «В 30-е годы на арену художественной жизни выходит то самое поколение молодых, искренне принявших революцию. Они искренне поверили в то, что им предлагалось. Достаточно посмотреть на его ранние работы, чтобы убедиться в том, что действительно, у него было какое-то своё исключительное видение натуры».

«Злой король, одноглазый и однорукий, захотел портрет. Пришёл к нему критический реализм, написал как есть. Рассердился. Тогда пришёл социалистический реализм. И нарисовал его в профиль». Если бы, как в анекдоте, язык правды был так прост. Даже после 80 лет Азгур трудился с восьми утра до восьми вечера.

Екатерина Владысик, делопроизводитель: «Каждая проработана складочка, каждая мышца, на лице скула – вот это классно».

Скульптор умело «считывал» пропорции тела по фотографиям. О фигуре Сталина ходила легенда: «вождь народов» позировал будущему первому в Беларуси «Народному художнику СССР», настолько «точь-в-точь». Слухи развеял Азгур – лепил по карточке. По правде, один «кремлёвский сеанс» в биографии мэтра таки был: разрешили поприсутствовать на одном из заседаний. Тихо, в сторонке, с пластилином в руках.

Екатерина Кирпичёнок, уборщик служебных помещений: «Сразу было как-то страшно. Особенно, когда одна остаёшься, со всех сторон смотрят на тебя. А сейчас привыкла. Как живые».

Совершенной правды скульптор добивался с помощью наждачной бумаги (современники даже прозвали её «азгуркой»). Впрочем, у него все люди, как боги. Дед Талаш хотел остаться в истории на коне и с шашкой. Азгур убедил столетнего партизана, что проще – лучше, реалистичнее.

Если вам немного за 30, то вы видели их практически ежедневно: в школе, «красном уголке» фабрики, просто по дороге куда-либо. Многие люди и не знали, что современное искусство может быть другим. Но когда всё поменялось, мало кто спросил: а куда делись все эти знакомые образы не столь далёкого прошлого. Для Азгура это была знакомая и всё-таки горькая правда.

В период репрессий Азгур «раскалывал» бюсты. А кто не боялся? Правда, сожалел о содеянном. Почти всё его довоенное наследие погибло в Великую Отечественную. Скульптор скорбел об утраченном. Возможно, поэтому, когда развенчали «культ личности», сносить «головы» уже не стал.

Оксана Богданова, директор музея-мастерской З.И. Азгура: «Критерий избранности – это уровень мастерства и профессионализма. И в этом плане Азгур работал на госзаказ! Он был выбран».

Чего больше в этих работах: пропаганды или творчества? Сегодня, правда, у каждого своя, а истина всего одна. О таких как Азгур, метко выразился писатель Олеша: «Инженеры человеческих душ». «Социалистический реализм» закончился, осталось искусство в понятных широким массам формах.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram