Лечебный холод: уникальную операцию по устранению мерцательной аритмии провели в РНПЦ «Кардиология»

На сердце пациента воздействовали холодом, причём исцеляющая температура – минус 50. Специалисты уверены: криоаблация – новое слово в лечении нарушений ритма сердца.
 
Для человека с мерцательной аритмией страшна не операция, страшно в один миг обессилеть, идти и вдруг упасть. Мужчины, которые в расцвете сил, но сердце уже не то, чаще всего оказываются на операционном столе. Так что пациент сегодня вполне обычный. А вот криоаблацию делают в третий раз. Две уникальные операции провели только накануне.
 
Александр Часнойть, ведущий научный сотрудник лаборатории нарушений ритма сердца РНПЦ «Кардиология»: «Преимущество метода заключается в том, что у нас есть один источник уникальный воздействия – это 30-минутное охлаждение с температурой минус 50 градусов, которое позволяет сравнительно просто, одномоментно вызвать полную изоляцию лёгочных вен».
 
Если говорить просто – очаг аритмии в левом предсердии, но доступ хирурги имеют только к правому. На начальном этапе перегородку между ними прокалывают. Затем в сердце вводят катетер. Как сдутый шарик, который наполняют охлаждённой закисью азота. Газ подаёт специальный аппарат. Внутри него, а теперь уже и сердца, – до минус 50. Когда в самой операционной едва ли не плюс 40. Но даже лёгкий холодок ни по телу, ни тем более по сердцу не пробежит. Холодовые рецепторы снаружи, на теле, но не внутри.
 
Буквально за пять минут живые клетки примерзают к холодному катетеру. Молекулы воды в них становятся кристаллами с острыми краями. Они словно прорезают стенки клеток, мешающих биться сердцу ровно. После двух, максимум трёх часов на операционном столе – причём в полном сознании – пациент встать с него может уже здоровым.
 
Александр Акимов, пациент РНПЦ «Кардиология»: «Конечно, когда тебя оперируют и ты в сознании, это как-то... интересные ощущения. Больше интересно, чем больно. Но не видно из-за ширмы».
 
Александр и сам как будто не понял: он первый, кому болезнь заморозили. Только накануне. Но он уже встаёт, читает газеты. Да, он ещё три месяца будет на контроле – врачей и таблеток. Но не всю жизнь. Криоаблация серьёзно сокращает срок реабилитации, она в принципе безопаснее и эффективнее других вмешательств. Настолько, что применять её собираются даже там, где счёт идёт на миллиметры – на маленьких сердцах.
 
Дмитрий Гончарик, ведущий научный сотрудник лаборатории нарушения сердечного ритма РНПЦ «Кардиология»: «Следующее у нас на очереди – это то, что мы начнём делать эти аритмии у детей, у которых на первом этапе предыдущего обследования выяснилось, что очаг локализуется очень близко к проводящей системе. У них было раньше два варианта: дать им подрасти, когда сердце станет больше и, грубо говоря, разойдутся один очаг по отношению к другому, либо дожидаться вот этой технологии криоаблации. Сейчас, если это будет сделано, они превратятся в здоровых детей через неделю после операции».
 
Овладеть новой техникой белорусским кардиохирургам помогли немецкие коллеги. Они сами пять лет шли к исцеляющему холоду. Но за прошлый год сделали уже 30 тысяч операций. В белорусском листе ожидания – как минимум 50 тысяч человек.
 
Александр Ширдеван, главный консультант Центра криоаблации (Германия): «Криоаблация становится новым стандартом лечения мерцательной аритмии. Она интенсивно распространяется во всём мире. Всё, что происходит здесь сегодня, соответствует самым высоким стандартам, и я рад увидеть это своими глазами».
 
Всех вылечить одномоментно в любом случае невозможно. Если сердце сильно изношено, даже после криоаблации принимать лекарства придётся. Но качество жизни, по словам кардиологов, улучшится. Решили: если всё пойдёт по плану, лечение холодом внедрят и в регионах. Хирурги из Гродно и Витебска уже стажируются в Минске. С холодной головой, но не сердцем.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram