Семейная драма в центре Минска. Пенсионера не пускают в собственную квартиру уже почти двадцать лет

Пенсионера с официальной регистрацией не пускают в отчий дом. Близких родственников уже нет в живых. Дальние – не хотят признавать в отсутствовавшем много лет мужчине родню. Да и сам пенсионер не скрывает, что вёл далеко не образцовый образ жизни, но на чьей стороне закон?
 
Если кто не знает его – гоняют, выбрасывают, а потом узнают, что он здесь живёт, прописан и относятся лояльно. Речь о человеке, уже несколько недель живущем на крыльце своего дома. И вопрос: где ваша квартира? – не удивляет… Там давно за хозяйку жена его умершего брата. Не признаёт в бывшем архитекторе родственника, на порог не пускает.
 
Он долго скитался. Не скрывает: злоупотреблял. Алкоголем и чужим гостеприимством. Вот решил в 63 вернуться. И лишь сегодня продвинулся как никогда – до самой двери трёхкомнатной квартиры, бывшей когда-то отчим домом. На лестничной клетке передохнёт и снова потихоньку сойдёт вниз – как на пост. Вечный дежурный под подъездом, он родственницу встречал не раз… Сейчас не выпивает, но от жизни на улице говорить получается с трудом…
 
Евгений Яковлев: «Мимо прошла и всё. Я для неё не существую. Если бы я знал – я бы наверное что-то предпринял. Что-то, наверное, хоть что-нибудь, но сделал бы, чтобы было лучше. Ей нужна квартира! А я так – сбоку припёку».
 
Вот он – мир двора его глазами. Евгений Александрович сейчас понимает: далеко не праведную жизнь вёл. И боится: а вдруг менять что-то поздно. Тут ещё документы украли! Оказалось, можно жить на улице и не будучи бомжом.
 
Владимир Мельников, сосед: «Он прописан там! Если у человека прописка – значит, он должен же где-то быть! А он с 1995 года и порог перейти не может!»
 
Вот и соседи его узнают. За семейными перипетиями в своё время следил едва ли не весь двор. Но это всё – скелеты в чужом шкафу.
 
Одни подкармливают, другие подали документы на восстановление паспорта... да и вообще – это соседи обнаружили его тихую гавань – на последнем этаже смежного подъезда.
 
А накануне даже пристроили в Дом ночного пребывания – для лиц без определённого места жительства. Парадокс. Вот и в ЖЭСе подтверждают: он – зарегистрированный жилец этой самой улицы, этого самого дома. Выписка лицевого счёта: жильцов двое и фамилия у них одна на двоих. И этого уже достаточно, чтобы разделить и метры, и права.
 
Анна Гордейчик, адвокат: «Можно однозначно сказать, что данный гражданин имеет право вселения и пользования данным жилым помещением. В данном случае ему необходимо обратиться в суд. Он может дать доверенность как адвокату, так и каким-то близким родственникам, которые найдутся и захотят помочь».
 
Не найдёт, не сможет? – социальные службы предлагают и другой вариант.
 
Ольга Василевская, начальник управления социальной защиты Администрации Первомайского района г. Минска: «Ключевое – это восстановить паспорт. Мы оказываем содействие в сборе всех иных документов и подаём документы на определение его в дом-интернат. Он становится в общую очередь и спустя какое-то время переезжает жить в дом-интернат. Главное в этой ситуации – желание самого человека изменить существующий уклад его жизни».
 
Другими словами, не приди Евгений Александрович сам – социальные службы спасать утопающего не начнут. Он ведь дееспособен. И он идёт. Правда, пока в Дом ночного пребывания. Там чисто, сухо, раз в день покормят. Только вот ту самую социально гарантированную койку камере не покажут.
217-04-24 – телефон нашей «Горячей линии». У вас есть истории, которые будут небезразличны другим – звоните! А также присылайте нам интересные фото- и видеоматериалы. Они всегда могут стать основой для репортажа на ОНТ!

Подписывайтесь на нас в Telegram