Владимир Бокун: «Человеческая жизнь – это отсчёт: с одной стороны мы считаем в одну сторону, с другой – в обратную»

1026
5 лет назад на телеканале ОНТ стартовал новый документальный телепроект – «Обратный отсчёт». За это время творческой командой было создано почти 200 фильмов. Каждый из них – не известная ранее страница нашей истории. Уникальные расследования и факты, эксклюзивные интервью с историками и специалистами, новый взгляд на события и героев прошлого – всё это «Обратный отсчёт».

За пять лет фильмы проекта не раз отмечали на республиканских и международных фестивалях и кинофорумах. Совсем недавно фильм «Обратного отсчёта» «Игры параллельных миров, или Наш ответ Амстердаму» получил Гран-при на крупнейшем в Восточной Европе фестивале спортивного кино. А на прошлой неделе коллекцию наград «Обратного отсчёта» пополнили сразу две статуэтки главной национальной телевизионной премии Беларуси «Телевершина».

24 апреля, в День рождения проекта, в рамках выставки «СМИ в Беларуси» на стенде телеканала ОНТ состоялась онлайн-конференция с творческой группой «Обратного отсчёта»: автором и руководителем телепроекта Владимиром Бокуном; автором сценария, обладателем «Телевершины» этого года в категории «Лучший сценарий» Борисом Герстеном; режиссёром более 50 фильмов проекта Людмилой Клинцовой.

Сколько фильмов снято за всё время существования проекта? Не боитесь, что скоро темы для проекта просто иссякнут?

Владимир Бокун:
У нас скоро будет показан двухсотый фильм. Мы сделали двести фильмов за пять лет. Это какое-то невероятное количество, потому что каждый фильм – это погружение в неизвестные страницы истории, это поиски и огромная закадровая работа, прежде всего, автора, потому что чаще всего мы берём темы, информацию о которых невозможно найти в Интернете или прочитать где-то ещё. Это поиск, исследование и очень сложный выход на героев, потому что «Обратный отсчёт» – это истории через живых людей, через реальных героев. Поиск таких героев – это всегда тоже большая проблема. Пока дефицита тем мы не ощущаем – слишком много белых пятен в нашей истории. У нас уже сделан сценарный задел до конца телевизионного сезона (он заканчивается в июне), и даже уже есть темы на сентябрь-октябрь будущего телесезона.

Как Вы находите героев для программы?

В. Б.:
Героев мы находим по-разному. Бывает так, что мы находим сначала героя, а потом он выводит нас на тему. Так было, например, с фильмом про Армию Крайова. Мы сначала нашли людей, которые были свидетелями действий партизан Армии Крайова в Беларуси, а потом вышли на тему. Иногда приходится ехать за героями очень далеко. Например, сына Этимона для фильма «Судьба резидента» снимали в Воронеже. Он живёт сейчас там. Так что каждый раз это достаточно сложно.

Расскажите о самых интересных героях, с которыми Вам приходилось работать.

Людмила Клинцова:
Здесь нужно сделать уточнение – героев фильма. Потому что есть герои живые, они интересные, а есть герои, которых уже нету в живых, но они настоящие герои. Самые интересные из живых героев, наверное, были в первом фильме о подводной лодке К-19.

Был у нас фильм про Бульбу-Боровца. Очень интересно было работать с жителями наших деревень и местечек, которые не боятся рассказывать, какой была история.

Где можно увидеть актёров проекта вне экрана? Как они подбираются и кем?

Л. К.:
В основном наши актёры такие же люди, как и все вокруг. Они работают и на заводах, и на лесопилках, и в офисах, и в типографиях. Как они ищутся? Зачастую идёшь по коридору и видишь лицо очень похожее на героя. Есть ещё база, в которой собираются герои.

В. Б.: Да, у нас есть база героев, которые выросли на проекте, хотя это не профессиональные актёры. Очень часто мы приглашаем и профессионалов. К сожалению, бюджет не позволяет приглашать профессиональную команду актёров каждый раз. Например, последнюю работу Людмила делала с Татьяной Сухоцкой. Или, например, фильм «Пётр Шумов: чёрно-белая судьба», в котором на главную роль пригласили замечательного актёра Павла Харланчука. Он стал заметным в фильме, вокруг него сразу образовались непрофессиональные актёры. Мы приглашали Галину Кухальскую – она озвучивала Бону Сфорцу. Когда в кадре появляется профессионал, градус возрастает и работа становится интереснее.

Если кому-то это интересно и кто-то хочет попробовать себя в этом документальном проекте, то с разрешения Владимира Викторовича я скажу телефон, а Вы пишите, звоните, приходите – мы Вас сфотографируем… И чем чёрт не шутит?

В. Б.:
Двери нашего проекта открыты для всех желающих принимать участие. К нам очень часто приходят студенты, молодые авторы. Другое дело, далеко не все задерживаются, потому что очень высокие требования к сценарию. Сценарий делается долго, иногда мучительно долго. Очень трудно порой найти героев, и не все выдерживают этот путь, но для начала хотя бы один сценарий каждый делает. Даже если приходит неопытный автор, мы всё равно проходим путь от начала до конца. И это уже большая школа. Если кто-то хочет предложить тему, сниматься у нас или вообще как-то поучаствовать в нашем проекте – звоните (17) 280 29 67. Пишите, приходите – будем рады.

Вопрос Борису Герстену. Расскажите, как вы работаете над сценарием? Какой пишите сейчас? Сколько времени на это уходит?

Борис Герстен:
Бывает, что и пару лет уходит на сценарий. Если ты узнаёшь какой-то факт, этот факт тебя задел и ты хочешь об этом сделать кино. Я писал сценарий из цикла фильмов об истории Олимпийских игр. И совершенно случайно узнал о том, что в 1940 году в лагере военнопленных в Германии, в котором были заключённые из нескольких стран (Польши, Бельгии, Франции, Великобритании, Канады) были проведены подпольные Олимпийские игры. В 1940 году Игры не проводились – должны были, но были отменены из-за войны. Насколько сильна сама Олимпийская идея, что сами заключённые провели подпольные игры буквально под дулами автоматов! Некоторые погибли, некоторых за это расстреляли. Я очень долго искал человека, организовавшего, придумавшего эти Игры… Оказалось, что это наш земляк, брестчанин, который служил в польской армии и попал в плен в 1939 году. Он был спортсменом, олимпийцем, поэтому для него это было очень важно. Этот сценарий писался года два, а иногда сценарии пишутся быстро.

Например, цикл фильмов о жизни по-советски – о том, как люди одевались, что готовили на кухне, как праздновали Новый год – эти сценарии писались довольно быстро, потому что это то время, в котором я жил. Мне это время симпатично, потому что это ностальгия для многих. Конечно, искались герои, детали какие-то… Ведь сценарий – это, прежде всего, детали, судьбы, пересечения, интересные зацепки, которые можно найти и придумать, включить в сценарную канву.

Сейчас что-нибудь пишете?

Б. Г.:
Сейчас есть несколько сценариев в плане. Уже собран материал об истории минской Комаровки. Мало кто знает, что это вообще болото, что на месте рынка в 1920-е годы был Институт болотоведения. Есть задумка сделать сценарий из цикла «Жизнь по-советски» о шабашках. Многие люди моего возраста прошли шабашки и могут гордо называть себя шабашниками. Это и учёные, и учителя, и врачи. Вообще чем этот проект очень хорош? Все самые великие события в истории начинаются с обратного отсчёта: запуск космического корабля (10, 9, 8…), Олимпийские игры (все помнят открытие, во время которого стотысячный стадион кричит 10, 9, 8…) и даже трагические события – войны, например, тоже начинаются с обратного отсчёта. Вообще человеческая жизнь – это отсчёт: с одной стороны мы считаем в одну сторону, с другой – в обратную. На мой взгляд, этот проект можно делать если не вечно, то лет 10-15 так точно.

Интересно было бы узнать, каким образом ведущим проекта стал Александр Суцковер? Александру не надоел ещё образ ведущего?

В. Б.:
Мы начинали работать с Александром ещё в проекте «Судьба человека», который довольно долго шёл на Первом канале. Когда разрабатывали формат нового проекта, был достаточно жёсткий кастинг. Нас просили не повторяться, найти новое лицо, но лучше, чем у Александра, попадания не было, потому что он, с одной стороны, очень силён в актёрском плане, с другой стороны – его голос и осмысление текста. Очень важно, чтобы зритель понимал, о чём говорит ведущий, чтобы сам ведущий понимал, о чём он говорит. А это не всегда бывает. Здесь всё совпадает, поэтому ведущим стал Александр Суцковер.

На съёмках используется много реквизита и декораций, где Вы его берёте? Бывают ли с ним сложности?

Л. К.:
Сложности бывают. Берём мы реквизит и костюмы в основном на «Беларусьфильме». Несмотря на то что это очень большие склады, там не всё можно найти, потому что костюмами и реквизитом пользуется не только «Обратный отсчёт», но и всё фильмы и сериалы, которые снимаются в Беларуси. Кроме того, исторические периоды зачастую не совпадают – некоторых костюмов там просто нет. Здесь, конечно, выручают военные, исторические клубы, которые делают реконструкции.

Вопрос Борису Герстену. Расскажите о фильме, который получил Гран-при на фестивале в Красногорске.

Б. Г.:
Этот фильм из серии «Олимпийская история», он называется «Игры параллельных миров, или Наш ответ Амстердаму». Фильм рассказывает об Олимпийских играх 1928 года и о Всесоюзной спартакиаде, которая была организована Советским Союзом как бы в пику олимпийского движения. Советский Союз не признавал олимпийское движение, а олимпийские международный власти не признавали Советский Союз. На этом конфликте построен этот фильм. Нам довелось и посчастливилось найти свидетеля, который помнил и знал Игры 1928 года. Ему сейчас 101 год, это профессор Николай Мельго. Он ещё два года назад читал лекции в Белорусском государственном университете физической культуры. В своё время он был лучшим бильярдистом Республики. В день своего столетия он передал свой кий молодому бильярдисту. Этот фильм насыщен очень многими деталями, в том числе нам удалось обнаружить, что в Олимпиаде 1928 года, которая проходила в Амстердаме, от сборной США участвовала спортсменка, написавшая в своей анкете: национальность – белоруска, дочь белорусских иммигрантов. Она стала двукратным олимпийским чемпионом. На этих судьбах был построен этот сценарий. Он очень понравился международному жюри и получил Гран-при.

Некоторые выпуски цикла похожи не на документальные, а на художественные фильмы. Есть ли планы у Мастерской по созданию игровых картин?

В. Б.:
Сейчас на кадрах вы видите фрагменты из документального фильма «Из мира в мир. История одного исхода». Это удивительная история спасения учеников Мирской иешивы. Иешива – это высшее еврейское религиозное заведение. В Мире была одна из самых известных в мире иешив. Там учились студенты из Англии, Ирландии, даже был один студент из Южной Африки. В 1939 году, когда началась война, они смогли очень долгим путём – через Каунас, через японского посла – получить японские визы, проехать весь Советский Союз, попасть в Китай, а затем уже в Палестину. Вот это сюжет для полноценного игрового фильма, потому что там потрясающая интрига, судьбы, очень драматичный финал. Мысли, желание и творческий потенциал для создания игровых работ есть, поэтому я думаю, что это вполне возможно.

Показывали ли Вы «Обратный отсчёт» зарубежному зрителю? Какие были отзывы?

В. Б.: Да, мы показывали «Обратный отсчёт» зарубежному зрителю – российскому, украинскому, литовскому, польскому. У нас налажены хорошие контакты с польскими коллегами. Мы даже вместе снимали несколько фильмов.

На Международном фестивале спортивного кино «Красногорский», на котором мы взяли Гран-при, было жюри из Германии, Великобритании, Японии, Индии и России. У нас неоднократно был выход на французского зрителя. Более того, мы попали на фестиваль FIPA – крупнейший ежегодный европейский телевизионный фестиваль. На этом фестивале смотрели нашу работу «Любовь по-советски, или "У нас секса нет!"». Мы выбрали этот фильм, потому что он переведён на французский язык. Смотрел наши фильмы и испанский зритель – замечательный фильм 1937 года про футбол.

В чём секрет успеха и популярности «Обратного отсчёта»?

В. Б.: Секрет он на то и секрет… Если бы мы его разгадали, тогда бы и движение остановилось. На мой взгляд, секрет в движении, в постоянном поиске. Мы не стоим на месте и всё время пытаемся что-то найти – героев, новые темы, новые повороты сюжета и истории.

Людмила, Вы сделали 50 фильмов, а какой Ваш самый любимый?

Л. К.:
Каждый фильм он отдельно любимый, даже если он сложный, сразу неинтересный, то всё равно становится любимым, иначе ты его просто не сделаешь.

Каждый фильм – это историческое расследование. Бывали ли случаи, когда результаты, к которым Вы приходили во время работы, удивляли Вас самих? Расскажите такие факты.

Л.К.: Такие факты были. Но я бы не хотела о них рассказывать, потому что от многих из них становится не очень радостно. Поэтому пусть это удивление останется со мной, и я буду его переживать.

В. Б.: У нас, конечно, были темы, которые в процессе работы начинали удивлять самих авторов. Одна из этих тем – это игры 1940 года. Это совершенно невероятная история! В каждом материале (это один из принципов «Обратного отсчёта») мы пытаемся найти нечто новое и неизвестное зрителю, иначе эти фильмы просто станут неинтересными. В каждом фильме есть открытия и для себя в том числе, потому что мы сами ищем этот материал.

Александр Суцковер: Бывает так, что я читаю закадровый текст до определённого места, поднимаю глаза, а Владимир Викторович мне через стекло кивает: «Да, Саша, да… Теперь и ты это знаешь».

Борис, может быть, есть тема, о которой Вы бы хотели особенно сделать фильм?

Б.Г.:
Таких тем довольно много. На данный момент я даже не могу ответить, потому что уже написал план на восемь фильмов вперёд, и каждый хочется сделать. Вчера читал бумаги, вырезки, материалы и выяснил, что самая большая в Европе библиотека, посвящённая событиям 1812 года, была не в Москве, не в Петербурге, и даже не в Минске, а в городе Борисове! 12 тысяч томов этой библиотеки попали в Москву, 8 тысяч оказались в Санкт-Петербурге, ещё 8 тысяч было передано в 1921 году в Минск. Но в Минской государственной библиотеке они потерялись, потому что были без экслибрисов. Я уже знаю, кому они принадлежали и очень хочу раскопать судьбу этого человека и, может быть, найти книги из этой библиотеки. Там были уникальные материалы. Например, географическая карта, по которой Наполеон шёл на Москву. В этих книгах была масса дневников, военных документов, художественной и документальной литературы того времени. Петербургское общество военных историков в 1904 году назвало эту библиотеку самой большой библиотекой в Европе, посвящённой войне 1812 года.

Чем порадует «Обратный отсчёт» в ближайшее время? Какие планы на будущее?

В. Б.:
В ближайший понедельник вы увидите удивительную историю, малознакомую, мы её сами с удивлением открыли – историю создания проекта «Обратный отсчёт». Мы попытались остановиться и посмотреть, что же происходит, почему нам удаётся сделать что-то, а что-то не удаётся, попытались с точки зрения формата «Обратного отсчёта» рассказать про «Обратный отсчёт».

К Пасхе выйдет совершенно удивительная работа, в которой мы расскажем не только историю колоколов и об их значении для церкви, но и вообще о колоколе как о явлении.

У нас сейчас работает Владимир Луцкий, о котором я уже говорил. Он снимает фильм о Мессинге в Беларуси. Это история появления Мессинга у нас, когда он бежал из Польши, спасаясь от нацизма, и оказался здесь. У него были здесь очень интересные приключения и встречи на самых разных уровнях. Луцкий делает не первый фильм о Мессинге. В своё время он делал документальный фильм для РЕН ТВ.

Уникальный материал о подвигах белорусов на Балтийском флоте собирает Наталья Вильтовская. Мы сейчас ждём сына этого героя, который должен приехать из Петрозаводска для съёмок. До конца сезона у нас ещё много тем, которые находятся в работе.