Иваново детство

На горячую линию ОНТ поступали звонки от неравнодушных зрителей, озабоченных судьбой 2-летнего Вани Тимошенко.

Ребёнок в тяжелейшем состоянии повторно попал в реанимацию Калинковичской районной больницы, где уже лежал в начале года с закрытой черепно-мозговой травмой.

Этот случай, получивший резонанс в прессе, а также видео с мобильного телефона, размещённое в сети Интернет, с комментариями – неужели родители бьют ребёнка – взбудоражили всю страну. Официальные комментарии практически отсутствовали, мы решили разобраться, что же происходит на самом деле.

Видео из Интернета вовсю обсуждают уже почти месяц. Название красноречиво: «Мать избила своего приёмного ребёнка». На кадрах 2-летний усыновлённый Ваня Тимошенко. Мальчик в тяжёлом состоянии в палате детского отделения Калинковичской районной больницы. Общество раскололось: одни возмущались, неужели мать могла поднять на ребёнка руку? Другие уверяли: никакого избиения не было.

Ролик появился 13 марта. Автор написал, что «это уже не в первый раз, куда смотрят органы опеки?». И в самом деле: впервые в больницу Ваня поступил в январе. С закрытой черепно-мозговой травмой. Тогда в дело вмешались следственные органы. Калинковичский райотдел Следственного комитета провёл проверку и установил: травму ребёнок получил, катаясь на качелях. Упал и ударился о пол. Но медперсонал больницы полагает, что всё было совсем не так.

Сегодня в больнице на эту тему говорят неохотно. Вернее, вообще молчат. А увидев камеру, и вовсе отворачиваются. Главный врач поясняет: избивали или нет – это вопрос не к ним. Дело медиков – оказать помощь.

Помощь Ване оказали. И выписали домой. Но уже в феврале мальчик снова попал в больницу. На этот раз мальчик оказался в реанимации: осложнения на головной мозг начались после острой вирусной инфекции. Стоны Вани, который к тому времени уже не мог ни ходить, ни говорить, ни есть, слышало всё отделение. Анжелика Андросенко вместе с дочерью две недели провела в соседней палате. И была возмущена: ребёнок лежал практически один.

Собственно, из-за этого и появилась видеозапись. Волонтёры говорят: хотели привлечь внимание общества! И сегодня они просят забрать мальчика из семьи. Масла в огонь подливает тот факт, что Ваня – усыновлённый ребёнок.

Владимир Тимошенко и Ольга Новицкая создали свою семью семь лет назад. В родной деревне Липово купили дом и начали обживаться и обзаводиться хозяйством. А год назад на улицу Молодёжную приехал мальчик Ваня.

В Липово только и разговоров, что про семью Тимошенко. С журналистами сельчане общаются неохотно, клянут Интернет, а о семье отзываются хорошо.

В отделе образования Калинковичского райисполкома уверены: это несчастный случай. А претензий по воспитанию к родителям нет.

Валентина Касьянчик, начальник отдела образования Калинковичского райисполкома: «Семья нормальная. Они пожелали в своём доме создать все условия для ребёнка, чтобы поддержать его в данной жизненной ситуации. Плохого отношения у мамы не было. Она заботилась о ребёнке. И сегодня, когда мы беседуем, она тепло и хорошо отзывается о ребёнке».

Но общественность недоумевает: неужели большое хозяйство важнее здоровья, а возможно, и жизни ребёнка? Ведь в детских отделениях больниц персонал постоянно находится с ребёнком только в реанимации – дальше всю тяжесть ухода за пациентом, большим или маленьким, в наших больницах берут на себя родственники. Если их рядом нет, то надо понимать, что особой заботой ребёнка никто окружать не будет, несмотря на тяжесть состояния. Правда, не все деревенские жители это хорошо понимают, наивно полагая, что раз ребёнок в больнице – значит, всё необходимое, в том числе и уход, будет обеспечено автоматически.

И действительно, может ли до конца понять городская молодая мама деревенскую. Когда кроме ребёнка на женских плечах ещё коровы, куры, свиньи, которых надо кормить, поить, доить, да ещё и печку топить, воды принести, муж-то на работе…

А живности во дворе Тимошенко и в самом деле много. Сама Ольга Тимошенко наотрез отказывается общаться с прессой. Правда, для нашего телеканала сделала исключение.

Обычный сельский дом, кухня и две комнаты. И те самые качели, с которых, по словам Ольги, в тот вечер упал Ваня.

Ольга Тимошенко, мать Вани: «Катался здесь с детками, мы на кухне были, старая знакомая пришла. Ударился, шишка образовалась. Потом начала купать на следующий день: глазки закрывает, воздуха не хватает. Может, из-за этого и недоглядела, хозяйство. Зима, морозы, нужно и натопить, чтобы ребёнку было тепло».

На вопрос, почему сейчас она не с ребёнком, Ольга поясняет: хозяйство большое, успеть всё невозможно. А с Ваней – папа.

Ольга Тимошенко, мать Вани: «Мы с мужем менялись периодически. То он, то я. Он справляется. У меня уже нервы расшатаны немного. А муж терпеливый, он за ним ухаживает. И сейчас уже в Гомеле они».

И представители местной власти подтверждают: нахождение мамы в больнице – её право, а не обязанность. Таков закон.

Валентина Касьянчик, начальник отдела образования Калинковичского райисполкома: «Это семья. Сегодня, согласитесь, в любой нормальной семье мама и папа могут ухаживать за ребёнком. И мама, и папа – одинаковые законные представители. Одинаковое право имеют».

В областную детскую больницу медицинской реабилитации съёмочную группу ОНТ не пустили. Правда, о здоровье мальчика, пусть и общими фразами, но всё же рассказали.

Людмила Кондратенко, заместитель главного врача Гомельской областной больницы детской реабилитации «Живица»: «Тимошенко Ваня получает весь необходимый комплекс реабилитационного лечения. Состояние ребёнка стабильное, есть положительная динамика. Отцу оказывается психологическое содействие. Весь коллектив учреждения прилагает все усилия для создания комфортного пребывания отца и ребёнка».

Не пускают в больницу и крёстную маму Вани. Татьяна о ситуации узнала как раз из Интернета. По собственной инициативе, с разрешения родителей, стала крёстной матерью. Мальчика крестили прямо в больнице. Боялись, что умрёт. Но увидеть Ваню она не может. И передачи он неё медперсонал не принимает.

Состояние Вани, который перенёс несколько операций на головном мозге, настолько серьёзное, что он может остаться инвалидом. Медики эту информацию не подтверждают и не опровергают, ссылаясь на врачебную тайну. И на то, что сложно прогнозировать, каковы резервные возможности организма этого ребёнка. А в Калинковичах вслед за первой проверкой, после которой следователи отказали в возбуждении уголовного дела, начинаются новые опросы свидетелей.

Мария Кривоногова, официальный представитель УСК по Гомельской области: «Для более детального изучения произошедшего Калинковичская прокуратура дала указания о проведения дополнительной проверки. Сейчас её проводит управление СК по Гомельской области. Более того, прокуратура проводит проверку по надлежащему исполнению родительских обязанностей семейной парой из агрогородка Липов».

Ольга уверена: случившееся – горький урок. На будущее, которого она без Вани не видит.

Ольга Тимошенко, мама Вани: «Ваню любили, любим и будем любить. Что получилось, то получилось. Сама виновата – недоглядела».

Ольга надеется на чудо, а также на то, что интернет-сообщество прекратит копаться в грязном белье их семьи. А потому Ольга Тимошенко подала в милицию заявление о клевете.

Марина Пилипец, заместитель начальника Калинковичского РОВД: «В настоящее время установлены лица, которые снимали видео мальчика в больнице, ими оказались жители города Калинковичи, которые находились на излечении со своими детьми в детском отделении. Также установлено лицо, разместившее в Интернете данный видеоролик в сети Интернет. По результатам проверки будет принято решение о наличии либо отсутствии в действиях указанных лиц административного правонарушения либо уголовно наказуемого деяния».

Вот и парадокс ситуации! Люди, которые хотели помочь и пытались привлечь внимание зачастую такого глухого к чужой беде общества, ещё и могут ответить перед законом! Хотя в местной прокуратуре заверили: в данном случае признаков клеветы нет.

А ещё в Калинковичах говорят: ситуация раздута из-за того, что Ваня – ребёнок усыновлённый. Хотя в больницах, как сельских, так и городских, родные матери нередко оставляют детей одних, иногда – неделями. Не каждая мать соглашается отдать погибающему ребёнку свою почку для трансплантации, говоря, что собственное здоровье и жизнь ей важнее. Такую, конечно, легко осудить со стороны, но вот судить нельзя. Просто далеко не всегда истории, подобные Ваниной, выплёскиваются в Интернет и страницы газет. И кто ведь из нас в детстве не падал даже при биологически родной матери?

Кстати, продолжается детская эпопея и в соседнем Светлогорском районе, когда у приёмной мамы забрали пятерых детей. Там история выходит на новый виток: на этой неделе состоится суд между мамой и местным отделом образования.

Как разрешится ситуация в Калинковичах? Взрослые, конечно, будут спорить, ведь каждый уверен именно в своей правоте. Но не менее важна моральная составляющая. А она у каждого своя – как свои традиции в воспитании детей. Очевидно одно: каждый ребёнок, в том числе и 25 тысяч детей-сирот в Беларуси, имеют право на семью, счастье и любовь. А в случае конфликтных ситуаций чиновники всех ведомств должны разбираться и рассказывать, а не замалчивать факты, провоцируя общество на домыслы. По делу Вани идёт новая проверка, инициированная прокуратурой. После неё, возможно, станет понятно, что же произошло в семье Тимошенко. Правда, самому мальчику легче от любых результатов уже не станет. Но этот прецедент, возможно, поможет прописать до мелочей процедуру государственного контроля за тем, в каких условиях растут приёмные, усыновлённые и родные дети. И контроль этот на практике должен стать разумным и постоянным.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram