Что значит быть «человеком дождя», и как важно оставаться настоящим человеком? 2 апреля – Всемирный день информирования об аутизме

342
Их называют детьми-загадками, скрытыми гениями, а ещё – больными аутистическими расстройствами. Но что мы знаем об этой болезни, кроме того, что она неизлечима и часто сопровождается умственной отсталостью?

А ведь дети, страдающие от аутизма, порой запоминают целые энциклопедии, решают сложнейшие уравнения, хотя абсолютно беспомощны в быту. Как же выйти с ними на контакт, и что значит быть «человеком дождя»?

Первое и самое главное слово дети говорят обычно ближе к году. Женя – ближе к семи. С мальчиками вроде так всегда: не переживайте – будет попозже. И порой даже врач не замечает: это «позже» растянулось на годы. Аутизм ставят часто тогда, когда ребёнок уже ходит в детский сад. Просто никого не замечает, не откликается, если зовут, хотя всё слышит. Так было и с Женей.

Светлана Боровская, мама Жени: «Нам было сказано: читайте книжки – вот я дословно передаю – читайте книжки и готовьтесь к новой жизни с ребёнком-инвалидом. Мой ребёнок очень хочет общаться и со взрослыми, и с детками. И с маленькими, и с большими. Просто ему трудно выразить это».

Отсюда ярлыки «некоммуникабельны», «малообщительны». Да, Женя не пускает чужих людей домой, но он первым подаёт руку. Сказались занятия с особым, отдельным педагогом. Но в госсаду общения с таким положено 15 минут раз в две недели. Теперь, когда Женя идёт на контакт с незнакомцем, вопрос в реакции. На детских лицах ведь нет отпечатка аутизма.

Елена Турко, учитель-дефектолог Минского городского центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации:
«Вот одна мама приспособилась. Она рассказывала, что когда заходили в транспорт и ребёнок выделялся из толпы, то она сразу говорила: он глухонемой. Вплоть до того, что когда уже появилась речь, он сам сказал, когда сели в метро: я глухонемой. Ну, это правильно? Нет, это, конечно, неправильно».

Готово ли белорусское общество принять людей с аутистическими нарушениями – а это как минимум 700 человек – обсуждали в Минске. Несколько десятков мам и специалистов спорили с невидимыми оппонентами – людьми на улице. Доказывали: их дети только со стороны непонятны и не поняты. Просто их часто некому грамотно реабилитировать.

Инна Пятницкая, главный внештатный детский психиатр Министерства здравоохранения Беларуси:
«В сельской местности эта проблема существует однозначно. В городе гораздо лучше с кадрами. Есть психиатры, психотерапевты и психологи, которые готовы работать с такими детьми, но их недостаточно, их уровень тоже стоит повышать. Аутизм не лечится, и всё, что мы можем сделать для ребёнка, это выявить его на раннем этапе развития. И грамотно подвести его к школьному обучению».

А вот как ребёнок с аутизмом поведёт себя дальше – и вовсе не знает никто. Настоящей бомбой называют российский фильм-откровение «В ауте». Дневники Сони – немой девушки-аутистки. Закрытый показ в Минске – реальное доказательство: человек, который не говорит и лишь совершает однообразные монотонные движения, может писать стихи.

Это выяснилось случайно. Просто однажды в Сониной руке оказался карандаш. Фотографическая память, абсолютная грамотность и глубокие мысли – ребёнок с аутизмом может быть и таким. На удивление собственных родителей.

Татьяна Яковлева, председатель организации «Дети. Аутизм. Родители»:
«Когда первое слово от «аутёнка» услышишь – или даже случайное, скользящее, или первый осмысленный взгляд – ты его так ловишь. Это что-то неимоверное, что-то волшебное».

Такое волшебство случается, когда в нужное время в нужном месте оказались грамотный педиатр, хороший психолог, родители с крепкими нервами и окружающие, которые не восклицают: «Ваш ребёнок плохо воспитан!» А ещё информация, которой так часто не хватает. Об этом реабилитационном центре мама Жени узнала случайно – просто проходила мимо.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента