День скорби: 70 лет назад была стёрта с лица земли Хатынь

Во всемирно известном мемориале собрались тысячи людей. Митинг-реквием объединил ветеранов, политиков, представителей крупнейших конфессий страны.

На площади у Вечного огня глава Администрации Президента зачитал обращение Александра Лукашенко ко всем поколениям и, конечно, свидетелям трагедии.

То ли в 1934 году, то ли в 1936-м – когда родился, Виктор Андреевич не знает. Да и спросить не у кого уже 70 лет. Из семьи Желобкович лишь один остался в живых. В Хатынь не поехал – тяжело. За суровой внешностью мужчины до сих пор скрывается маленький мальчик. Он не плачет на публику.

Виктор Желобкович: «Представьте себе живой костёр из человеческих тел. Я услышал, что в маму – резкий такой толчок, а у меня пуля по плечу тоже. Говорю: «Мама, меня ранило!» Но она мне уже ничего не сказала. Нет, это не стирается из памяти. Этот день я помню как сейчас».

Тело матери укрыло Желобковича. С 1943 года могила у хатынцев общая. За короткой фразой – 149 человек, заживо сожжённых карателями в деревенском сарае. За тремя берёзами – каждый белорус, погибший в Великую Отечественную войну. Сюда 22 марта несли цветы гвоздики. Первый венок – от Президента.

Ветераны, политики, военные атташе… Лишь голос Хатыни – её колокола – нарушали минуту молчания. Только здесь, в символическом храме под открытым небом, звучала единая молитва православных, католиков, протестантов.

Юрий Градов, архитектор, автор мемориального комплекса «Хатынь»: «Удивительным образом это хатынское поле повторяет в своём ландшафте, в своём природном состоянии, ландшафт самой Беларуси. И само название звучное. Это от слова «хата», а «хата» – это мирный дом».

26 калиток открыты гостям нынешней Хатыни. Только в прошлом году этот звук услышали свыше 200 тысяч человек. Всего с 1969 года (с момента открытия) через мемориал прошли около 40 млн посетителей. Головы перед нашим «Непокорённым человеком» склоняли Ясир Арафат, Фидель Кастро, Ричард Никсон.

Это единственное в мире «кладбище мёртвых деревень». Когда начинали, их было 136, заканчивали – стало уже 186. Тогда архитекторы легко изменили цифру. Теперь названий ещё больше. Новое сохраняют в музее «Хатыни».

Три креста – таким был первый памятник. Мемориал всё чаще предлагают включить в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. И слово «Хатынь» давно стало синонимом огненных деревень. Её младшими сёстрами считают чешскую Лидицу, французскую Орадур-сюр-Глан.

Андрей Кобяков, глава Администрации Президента Беларуси: «Действительно, это очень грустное, но святое место для Беларуси. И не только для Беларуси, а для всего человечества. Такие памятники нужны не мёртвым, они нужны живым, для того чтобы люди понимали и никогда не допускали ничего подобного. Это и Глава государства говорит. В том числе, чтобы у нас не украли эту победу. Хотя попытки такие предпринимаются».

Не быть этому, пока к Вечному огню у трёх берёз идут люди и зажигают мирные лампады. Чтобы помнили, 26 залпов раздались в «Хатыни».


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram