Артефакты «мятежа романтиков» выставили в Историческом музее в рамках проекта «Восстание: 1863-1864 годы»

В Минске вспоминали события полуторавековой давности. Проект «Восстание: 1863-1864 годы» впервые объединил четыре национальные и одну частную коллекцию. Владелец французских гравюр решил остаться в тени. Дирекция Исторического музея не возражала.

В бою, на привале, по этапам – это хроника Восстания из «Le Mond». Иллюстрации журнала в век машин слыли «высоко реалистичными». Секрет издателя уже доступен: гравюры для полос получали с оригинальных фотографий. Текст к 30 страницам истории прикрыт паспарту.

Татьяна Миранович, научный сотрудник Национального исторического музея Беларуси: «Французкія журналісты мелі нейкія сентыментальныя пачуцці да паўстанцаў. Тут мы бачым, як атрад добраахвотнікаў, маршыруючы, дэманстрацыяй, выходзіць з Гродна, каб злучыцца з атрадам. Дакументальна гэтыя звесткі непадцвярджаюцца. Але вось перад намі гравюра, якая датуецца 5 сакавіка 1864 года».

Царские рекруты рубят лес – было такое в дни восстания под Минском. Но чаще близкие пейзажи Борисова, Слуцка, Новогрудка напоминают дальние, например, итальянские. Авторов у одной «репортажной» сцены несколько.

Анна Запартыко, директор Белорусского архива-музея литературы и искусства: «Мы назвалі «Развітальнымі аўтографамі». Гэтыя лісткі былі створаны ў сутарэннях кляштара бернардзінцаў, які ў 1863 годзе ўжо стаў турмой. На гэтых старонках ёсць вельмі многа вядомых прозвішчаў, тых, хто кіраваў паўстаннем на тэрыторыі Мінскай губерніі, паплечнікаў Кастуся Каліноўскага».

Реликвия проекта – пять листов из «потайного» кармана записной книжки Карла Костровицкого (повстанца, отца драматурга Каруся Каганца). Так широко их читают впервые. Буквы пляшут в разные стороны. Заключённые романтики экономили строчки для молитвы и поэтических «Дзядоў» Адама Мицкевича.

«Нейкі рукапіс» – обычно говорят учёные о бумаге под рукой классика. Последняя версия – это номер газеты «Мужыцкая праўда». Всмотритесь, как старательно затёрт текст. Да и одет шляхтич герба «Лебедь» в чамарку – свитку повстанцев. Прямое участие Дунина-Марцинкевича в событиях 1863 года до сих пор не доказано.

Единственный фотопортрет писателя оставили в фондах. Есть в юбилейной экспозиции и «прозаический» аспект. С полок Национальной библиотеки – первые печатные воспоминания участников восстания и первые официальные отклики на «мятеж».

Александр Анушенко, научный сотрудник Национального исторического музея Беларуси: «Медалі ў светлай бронзе былі прадназначаны для ўзнагароджання ўсіх, хто трымаў зброю ў руках. Незалежна ад таго, гэта быў генерал ці гэта быў сялянскі апалчэнец. Было адліта больш за 350 тысяч. А медаль у цёмнай бронзе – для ўзнагароджання мірнага насельніцтва, якое садзейнічала царскай адміністрацыі».

Об этом – целый абзац в летописи Дукорской церкви, находящейся под Минском. Артефакт взяли из Исторического архива Беларуси. Два года восстания и вспоминать будут два года.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram