Ближе, чем кажется

Ошибку, которой в Сербии считают недостаточное сотрудничество с Беларусью, местный бизнес готов исправлять как можно скорее.

Такой дождь в Белграде – редкость. Середина марта обычно здесь больше похожа на белорусское лето. Но в этом сезоне разгулялась баба Марта – капризная бабушка, в которую верят без исключения и дети, и взрослые, – персонаж из традиционных сербских сказок. А традиции здесь – дело серьёзное.

Сербию сегодня знают по новейшей истории. А в 80-е прошлого века Югославия для советского человека была волшебной близкой заграницей, где всё – от сапог до телевизоров – было уже фирменным; а для самих балканцев это было время расцвета. Технологии покупали на открытом западе, всё, что делали, продавали в закрытый СССР. И так до начала 90-х. Когда Косово как часть Сербии начало отделяться, НАТО поддержало такой развал Югославии, фактически закрыв страну. Для туризма, торговли, возможности самостоятельной политики. А 1999 год стал печально известным кульминацией – операцией «Милосердный ангел».

Здания с воронками в центре Белграда не восстанавливают специально, чтобы показать: ракеты летели и в мирные цели. 2000 человек стали жертвами этого конфликта. Тогда Сербии требовалась помощь извне, и Беларусь её оказала.

Драгомир Анджелкович, политолог: «Сербы никогда не забудут, как Беларусь их поддержала. Александр Лукашенко был тогда единственным президентом в мире, кто не побоялся прилететь к нам под ракеты и выразить свой протест. Сербы это помнят, поэтому отношения между народами отличные».

Если не считать общую советскую историю, обычные сербы знают о белорусах столько же, сколько мы о них, – практически ничего. Александр говорит, что жить в Сербии сегодня не сказать, что трудно, но и не легко. Машины стараются покупать недорогие, всё в кредит, если раньше в основном строили свои дома, сегодня переезжают в квартиры.

Средняя зарплата по стране – около четырёхсот евро. В Белграде чуть больше, но всё равно сербы стремятся на заработки в страны-локомотивы Евросоюза. Режим с ЕС безвизовый, в самых состоятельных районах Белграда иногда можно увидеть машины с местными номерами.

Европа держит Сербию на пороге входа в ЕС почти 10 лет. По опросам, 60% сербов это стремление не поддерживают: кроме открытого вопроса с Косово многие считают, что после вхождения в ЕС у Сербии появится больше обязанностей, чем возможностей. На этом фоне белорусские предложения о сотрудничестве, а конкретно восстановление в стране производства, больше подходят для национальной идеи.

Белорусских автобусов по Белграду ездит около сотни. Это уже ставший на ноги совместный проект: с нашим МАЗом сербы работают восемь лет. Из Минска везут комплектующие, в Краегуевице собирают. К названию МАЗ добавили Сербия – и получился продукт, который считается в Сербии национальным. Это значит, меньше налоги, преимущество в поставках и возможность расширяться.

Зоран Вулович, бизнесмен: «Сейчас мы хотим ещё усовершенствовать автобусы, в Сербии стабильная энергетическая ситуация, поэтому сейчас у нас проект – ставим белорусские автобусы на газ. Это получается в два раза дешевле, чем бензин, а для городского транспорта это существенно».

Но главная визитка белорусов в Сербии – тракторы. Владелец компании с сербской стороны 16 лет назад увидел перспективу рынка – сегодня тракторы, собранные в Новом Саде, продаются не только в Сербии, но и соседних Македонии, Словении, Хорватии.

Драголюб Швоня, генеральный директор компании Agropanonka MTZ-Finke: «У белорусских тракторов есть преимущество в цене, а качество практически то же. У западных аналогов может идти накрутка до 30% за дополнительные опции, которые в тракторе не нужны. Мы собираем здесь в год около 400 машин, и их всегда есть куда продать».

Драголюб подсчитал, что за 16 лет работы с Беларусью год чистого времени он провёл у нас в стране. Такое глубокое представление о нации, политике, наших интересах помогает в совместном бизнесе. Поэтому и согласился принять предложение – стать белорусским почётным консулом в родной стране.

У сербов есть поговорка: ресторан – второй дом. Поэтому почти все переговоры часто начинаются или заканчиваются, не выходя из-за стола.

Кухня – особая тема. В Белграде качество блюд на улице не отличается от самых дорогих ресторанов. Закусочные на каждом шагу. Кафе в старой части Белграда недавно исполнилось 70. Здесь подают главное традиционное блюдо сербов – буракин.

Главные ингредиенты такой кухни – традиции и хорошие продукты. В Сербии они практически все свои. Сельским хозяйством занимается вся западная часть Сербии – Воеводина. Климат такой, что можно трижды снимать урожай.

Мирослав Васин, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Сербии: «Мы объездили почти все ваши области, нам интересны ваши технологии в плане сельского хозяйства, у нас есть общие проекты, мы готовы вместе работать и, к слову, мы восхищены гостеприимством белорусов».

Сербская Топола – город-побратим белорусского Заславля. От Белграда – 80 километров, всю дорогу пейзажи в стиле Эмиля Кустурицы. Спрятанные в горах домики и машины, те, что ещё помнят Югославию. Городок совсем небольшой, население – 20 тысяч, это край фруктов. У большинства местных свои сады. Всё, что выращивают, отправляется на экспорт.

Драгомир Живанович, заместитель мэра города Топола, побратима Заславля (центральная Сербия): «Заславль и мы только налаживаем отношения. Пока хорошо друг друга не знаем, но мы тут выращиваем фрукты – думаем, чтобы наладить к вам поставки».

Земля здесь у каждого. Живут с сельского хозяйства все. Работа в администрации Тополы не мешает Ново Бачичу выращивать фрукты на экспорт. 10 ухоженных гектаров земли занимают яблони и абрикосы.

Ново Бачич, руководитель белорусско-русско-сербского сообщества: «Мы поддерживаем культурные связи, потому что от этого происходит и бизнес».

В начале марта на деревьях готовы распуститься почки – климат почти идеальный. Сербы умеют сохранять продукты. Всё, что не продается, перерабатывается и уходит в свои подвалы.

Градус у ракии тот же, что и у водки. Напиток крепкий. Но в Сербии рюмочку могут пить полдня. Поэтому ракию с удовольствием смакуют не только мужчины.

Перебрать таким темпом невозможно, как и увидеть кого-то нетрезвым в Сербии. Колорит для страны, которая из всего умеет делать качественный алкоголь. А ведь ещё есть виноград. Ново своё вино и ракию – а это 500 литров в год – хранит для друзей и домашних посиделок. Тоже традиция, которая не пропадает и в миллионном Белграде.

Сербы говорят, что панорама и должна создавать первое впечатление от Белграда. Где две реки, Сава и Дунай, сливаются в одну и делят город на две части – новый и старый Белград. И, конечно, всем гостям показывают Калимегдан, крепость, с которой начинался этот город.

Вид даёт ответы на все вопросы: из-за двух рек Белград всегда был пересечением торговых путей, всегда хорошо жил и всегда подвергался нападениям. И тем не менее, сербы сумели всё, что приносилось извне, переработать в свою культуру и сохранить своё православие. Сейчас Сербскую православную церковь возглавляет патриарх Ириней.

В Сербии не идеализируют новые отношения с Беларусью. Но признают, что серб и белорус поймут друг друга лучше, чем это происходит в отношениях с европейцами. Если внимательно вслушиваться, белорусу даже понятен сербский, у нас похожий менталитет, да и в истории становления наших стран много общего. Сербия не отказывается от идеи вступления в ЕС, но в стране всё больше говорят о национальной идее. Быть отдалённым районом Союза у 60% сербов желания нет. Жить хорошо, как во времена Югославии, хотели бы все. Поэтому чистый бизнес без политического диктата, то, что могут предложить белорусы, Сербия готова попробовать, как логичное продолжение новой-старой дружбы.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram