Открытый урок

15 февраля был вынесен громкий приговор по делу о смертельном ДПТ на территории минской школы №23. Три месяца назад там под колёсами джипа погиб третьеклассник Влад Грудьев.

По роковой случайности в тот вечер в школе было родительское собрание и двор был просто забит припаркованными машинами родителей, которые въехали на территорию несмотря на запрещающий знак. После этого страшного и нелепого случая школы и детские сады по всей Беларуси прошли проверку – где это было необходимо, установлены заборы и шлагбаумы. В общем, теперь территория школ и садиков стала безопасной – такой, какой она по всем нормативам и должна быть.

Родственникам погибшего школьника пришлось пробираться в зал суда через плотное кольцо журналистов. Случившаяся в Минске трагедия три месяца назад взбудоражила всю страну, а некоторые пользователи Интернета, не стараясь особо разобраться в ситуации, требовали жестокой расправы над водителем.

Школа №23 в Минске. Стоянка и движение автомобилей здесь запрещены, о чём свидетельствуют установленные знаки. Но в тот вечер, 13 ноября, многие водители проигнорировали запреты: в школе проходили родительские собрания. Весь школьный двор был заставлен машинами. 37-летний бизнесмен привёз на тренировку своего сына и уже возвращался назад, когда увидел мелькнувшую тень – но было уже поздно. Машина протащила 9-летнего Владислава Грудьева по асфальту несколько метров. Скорая помощь спасти ребёнка не смогла.

До аварии руководство школы №23 обращалось в ГАИ и управление образования с просьбой поставить на въезде шлагбаум, но их не услышали. После смерти ребёнка должностей лишились чиновники Мингорисполкома и администрации Фрунзенского района, а также несколько руководителей ГАИ. На столичные школы наконец-то обратили внимание. Из 270 проверенных учреждений образования 180 оказались ненадёжными.

Сразу после трагедии возле школы №23 установили шлагбаум. Любопытный факт. Этот шлагбаум сняли с другого школьного двора и перевезли сюда. То есть резонансное место быстро прикрыли, поставив под угрозу жизни других детей, правда, после этого и все остальные школы в спешном порядке стали оборудовать шлагбаумами и заборами.

Безопасностью школьников занялись не только в Минске, но и в других крупных городах страны. А в уголовном деле по факту смерти Влада Грудьева оказался один виновник. Следственный эксперимент показал, что водитель джипа мог рассмотреть ребёнка за 2 секунды до аварии. Адвокат подсудимого с этим временем не согласен – он провёл независимую экспертизу и утверждает, что водитель увидел Влада буквально за доли секунды и среагировать не мог, тем более допустимую скорость он не превысил. Защита требовала повторной экспертизы, но суд отказал. На допрос вызвали даже одноклассников погибшего школьника – каждый из них в тот вечер мог оказаться под колёсами.

Евгений Субот, свидетель: «Влад побежал догонять другого мальчика и не заметил машину, водитель выбежал, стал кричать и качать сердце Владу, мы испугались и убежали домой».

Подсудимый Андрей Забабуро признал моральную вину, но с обвинением не согласился. По его словам, он подъехал к школе через расположенную рядом стоянку и знак не заметил, а на обочине ничего не видел из-за плотно припаркованных машин, которые, кстати, также нарушили правила и сыграли не последнюю роль в трагедии. Тем более что освещения во дворе не было. У родственников погибшего мальчика подсудимый попросил прощения. Матери Влада он ещё до суда помог материально – дал 200 миллионов рублей. Среди смягчающих вину обстоятельств – двое детей, жена в декрете и серьёзная благотворительная деятельность – он помогал тяжелобольным детям. Максимальное наказание могло быть 5 лет. Приговор суда – 4 года колонии поселения. Именно столько и просил прокурор.

К сожалению, испытать подобное горе смогли не только родные Влада Грудьева. Уже после его смерти под колёсами машин погибли ещё 4 ребёнка. И хотя школьные дворы закрыли для движения машин, но дети туда добираются не на вертолётах, а идут через забитые машинами дворы, где благодаря нашим дальновидным проектировщикам каждое утро и вечер происходят транспортный коллапс и многочисленные аварии. А значит, вряд ли в ближайшее время у адвоката станет меньше работы.

Игорь Папковский, адвокат Андрея Забабуро: «Я сейчас уже еду на ещё один процесс, там сразу трое погибших».

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram