3D-декорации прошлого века: в Большом показали альбом-каталог первого сценографа Беларуси

Так «открывался» Марикс – гений, чья рука оформляла национальные сцены 1920-х, 1930-х, 1940-х... Вплоть до 1970-х. Художник как никто чувствовал, где должен стоять кактус в «Медведе» (комедия по Чехову).

Игорь Бархатков, коллекционер, автор альбома-каталога «Оскар Марикс»: «Марикса узнаёшь сразу, в любой компании, хоть там будет 100 художников. Такая, знаете, высокая осанка, офицерская. Интеллигентно одет всегда. У него очень характерный профиль. Он всегда всех подкалывал. В данном случае он получил такой адекватный ответ от художника Сопетко».

Отныне шарж – в альбоме-каталоге. И ещё 100 репродукций из папок, частных и государственных. Дом на набережной Троицкого предместья хранит 300 эскизов. Столько же постановок глазами Марикса смотрели театралы Минска, Ташкента, Казани.

Зинаида Кучер, директор Музея истории театральной и музыкальной культуры Беларуси: «Марыкс прысутнічаў на кожным спектаклі, на кожнай рэпетыцыі. Ставячы адзін і той жа спектакль у другім тэатры, ён не паўтараўся ніколі. Гэта чалавек, які стварыў новае разуменне сцэнаграфіі».

Так называемое трёхмерное измерение декораций. До Марикса в СССР эффекта 3D не знали. А он-то ещё в 1923 году увидел Вильню. Драма «Кастусь Каліноўскі» стала визитной карточкой первого Белгостеатра (ныне – Купаловского). К слову, эту работу написал в компании с художником Елисеевым (под псевдонимом Елимар).

«Марикс – очень светлый человек», – вспоминала Лариса Александровская. Сегодня, спустя 40 лет, первая оперная дива и первый декоратор Беларуси снова рядом. В Камерном зале Большого.

От Марикса одевались герои того времени: «королева драмы» Ржецкая и «король» Владомирский. Для них Мастер подбирал не только цвет, но и ткани. Шёлковые фрагменты дошли до наших дней.

Марьян Серватка, Чрезвычайный и Полномочный Посол Словакии в Беларуси: «О том, что Марикс – словак (по метрике), узнали, когда собирали альбом-каталог. Вспомнила дочь классика. Для гостей вечера-презентации этот человек с тростью (Оскар Петрович не хромал – просто дань моде) был, есть и останется «нашим Дон Кихотом». Тем самым рыцарем, но не печального образа».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram