Люди за лесом

Мифическая Тмутаракань. Оказывается, есть такая точка на карте Дрогичинского района Брестской области. И хотя населённый пункт давно переименовали, тороканцами местные жители зовут себя до сих пор, утверждая – «За Тараканню света няма».

До самой до окраины от столицы каких-то 310 километров. Либо 4 часа пути на юго-запад Беларуси, неспешно. Из Дрогичина (центра района) в летописную Торокань путей несколько. Лучше (советуют проводники) – по Гомельской трассе. Мол, не так сейчас запорошена.

Остановка в Именине. Это и есть полесская Торокань. Гордое название нынешний агрогородок в 700 дворов потерял лет 70 назад. Но каждый старожил скажет: «Мы – тороканцы!».

Издревле здесь жили древляне. Лесное племя часто обижало соседей-полян (тех, что Киев основали): то коней уводили, то избы жгли. А когда великий Игорь пришёл за данью, древляне до 100 считать не стали: наклонили к земле две берёзы, привязали князя за ноги и отпустили стволы. Дальше – как в известной социальной рекламе.

Татьяна Соловейко, краевед: «Легенда связывает Торокань с княжной Таракановой, которая во время путешествия по этим землям заблудилась в здешних болотах».

И сегодня на Полесье уверены, что «за Тараканню света няма». Впрочем, нет уже и тех болот – мелиорация. Зато ассимиляция прошла стороной. Для обитателей соседних деревень тороканцы словно иностранцы.

Вениамин Грицук, житель д. Именин (бывшая Торокань): «Всегда отличались: по одёжке, по обуви, по культуре. Наша речь, видите, какая: гато! Грубо, поляшуцкие выражения. Звали «папо», а там “тато”».

Иван Крук, кандидат филологических наук: «Хутчэй за ўсё, туды быў проста перавезены цэлы анклаў насельніцтва. Для якіх мэтаў? – гэта ўжо іншае. Чорнавалосыя, чарнавокія – як антытэза для светлых славян. І адсюль слова “Тьматаракань”».

Что для простого люда означало «глухомань, пошехонье, медвежий угол». До 1792 года официально Тмутаракань – это Астрахань. И, наконец, прочитали «Слово о полку...» того самого князя Игоря. Окраиной Древней Руси археологи определили селение Тамань под Краснодаром.

Степан Темышев, кандидат исторических наук: «Как это ни странно, непосредственно можно обнаружить очень глубокую и очень прямую связь между этими землями и землями белорусскими. Летопись даёт информацию, что в Гродно княжил Всеволодко Давыдович. С большой долей вероятности, это был сын как раз Давыда Игоревича. В своё время тмутараканского князя».

Монах Нестор (автор «Повести временных лет») писал: Давыд в 80-х годах XI века ходил на Русь с дружиной тмутараканской. Может, и прав филолог Крук, говоря «понахаели и понаоставались». Только наша Торокань впервые в документах проходит ровно 495 лет назад.

Татьяна Соловейко, краевед: «Если мы будем говорить про XVIII век, то это век взлёта и век расцвета Тороканского монастыря. И о нём знали далёко за пределами Дрогичинщины. Здесь находилась резиденция генерала ордена базилиан. И отсюда шло управление всем орденом на территории Беларуси, Литвы, частично Украины и даже Польши».

От Торокани полесской (как и от черноморской) сегодня лишь руины. Взорвали Богоявленскую церковь в 1959 году. Просто сельский товарищ председатель уж очень хотел прослыть атеистом. Перед партийным руководством района.

Вениамин Грицук, житель д. Именин (бывшая Торокань): «Это был культурный центр. Это с давних пор, по рассказам, по истории. Даже была такая примовка: «Тороканьски кавалеры хороши до холеры».

Конечно, не это обстоятельство привело сюда летом 1938 будущего Понтифика. До сих пор в Торокани помнят, чем угощали итальянского гостя. Мол, такого бисквитного торта с белыми семечками в вечном Риме кардинал Эудженио Почелли – будущий Папа Пий XII – не сыскал бы.

Татьяна Соловейко, краевед: «Межвоенный период связан с именем Доната Новицкого: униацкий священник, который прошёл Соловецкий лагерь, вообще человек необычной судьбы. По образованию первому – офицер, сюда он сослан был. Будущий Папа Римский Пий XII лично пожелал познакомиться с жизнью этой полесской деревушки, где так успешно служил Новицкий».

Вспоминал о Тамани Лермонтов. И заключал – «скверный городишко». Правда, аборигены на классика не в обиде. Хотя бы потому, что сейчас по этой небольшой повести – «Герой нашего времени» – студенты Кембриджа изучают русский язык. Жаль, до этой Торокани, где люди тоже жили на болоте, Мележ не дошёл.

Степан Темышев, кандидат исторических наук: «Леса эту территорию перекрывали наглухо. Так же, как степь перекрывала Тмутаракань. Это тоже отдалённый регион. И тоже этническая ситуация там была похожей. Кто-то предполагает, что даже в Полесье была прародина славян. Оттуда шли славяне».

Династия Рюриковичей в эпоху былинной Руси также объединяла две окраины. Бывал, по преданиям, в Тмутаракани и наш «Чародей» – Всеслав Полоцкий. Из «Слова…» (первым на белорусский его переведёт Янка Купала): обернувшись волком, бегал от Киева… около 2 тысяч километров за 12 часов.

Учёные сегодня могут поспорить. Если скорость князя была, как у современной «Феррари», то, конечно, добраться он мог и до Торокани черноморской. А если как у лошади с телегой (откуда машины в XI веке?), то ночи аккурат бы хватило только до Торокани полесской.

Иван Крук, кандидат филологических наук: «Паглядзім на карту Сусвету, мы ўбачым, што Брэст ёсць і тут, Брэст ёсць і там, за 3 тысячы вёрст адсюль. Канешне, раз там былі балоты і міграцыя была вельмі абмежаваная, адсюль і шыкоўная прыказка: а людзі там ёсць? Жыццё там ёсць?»

А вот насчёт конца света по календарю майя тороканцы засомневались сразу. Мол, откуда им, язычникам, дано такое?

Вопрошают тороканцы и о статусе Мекки, туристической. Ведь их село – если хотя бы сменить знак у дороги – готово поспорить с курортом-тёзкой у Чёрного моря. Да и раскопок в их земле не проводили. Возможно, одна из былинных Тмутараканей окажется всё-таки нашей.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram