Каплан выстрелил!

Каплан выстрелил!

11 декабря в Третьяковской галерее впервые открылась выставка нашего знаменитого земляка – Анатолия Каплана. Она приурочена к 110-летнему юбилею художника. Его работы хранятся в музеях Нью-Йорка, Дрездена, Иерусалима, Амстердама, Лондона… Даже в Ватикане есть шедевры Мастера.

Но для большинства современных белорусов Каплан из Рогачёва – а именно так он подписывал свои картины – личность совершенно не известная.

На Крымском Валу, недалеко от Кремля. Залы Третьяковки. Той части галереи, где искусство XX века. Ещё в 80-х сюда допустили «формалистов»: Кандинского, Малевича, Шагала. Сейчас выстрелил Каплан (просто однофамилец небезызвестной Фанни).

Наталья Адаскина, заведующая отделом Государственной Третьяковской галереи (г. Москва):
«Сказать, что он экспрессионист – не скажешь. И импрессионизма, пожалуй, нет в его творчестве. В 50 лет он нашёл свою новую стезю, с которой он вступил в наше сознание как еврейский художник».

Советский, еврейский, русский, российский, белорусский. Справочники расходятся. Искусствоведы тоже. Да и стоит ли ссылаться на уже исчезнувшую 5 графу в паспорте – национальность?

Лариса Финкельштейн, искусствовед:
«Были размышления о том, что еврейское искусство – это искусство, созданное евреями для евреев. Так, минуточку! А как же быть с Шагалом, Капланом? Что, Рембрандт «еврейский художник»? Нет! А как он писал евреев! Ещё евреи могли у него поучиться».

И тут припомним тонкое замечание Ильфа и Петрова: мол, в нашей стране евреи есть, а еврейского вопроса нет. В СССР «малой народности» был дан один писатель – Шолом-Алейхем, один художник – Анатолий Каплан. К нему-то слава пришла с Запада.

Михаил Ларичков, директор Рогачёвского музея народной славы:
«Даже когда он делал выставки в Нью-Йорке, Париже, Торонто, Милане и других городах мира, он всегда не забывал о своей Родине, он называл себя «Каплан из Рогачёва».

Райцентр Рогачёв близ Гомеля до революции – в пресловутой «черте оседлости». Дальше, на Восток, евреев селиться не пускали. К 1902 году их здесь было около 6 тысяч из 9 тысяч. И каждый «сын Израиля» считал: как подешевле купить, чтобы подороже продать.


Андрей Унучек, кандидат исторических наук:
«Такім чынам, ствараецца непаўторны і ўнікальны тып – мястэчкі. Жытло часам было і месцам працы. А месца працы звязана было з гандлем. Таму імкнуліся жыць у цэнтральнай частцы».

Не найти сегодня на рогачёвских улицах дома-лавки мясника Леви Каплуна – отца 11 детей. В этой семье 110 лет назад и появился будущий лидер «авангарда на Неве».

Татьяна Резник, научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:
«О его детстве можно прочитать в рассказах Шолом-Алейхема: очень лиричных, очень мягких. И он иллюстрировал рассказы для детей. Не только «Тевье-молочник» и ‘’Стемпеню”».

К родным берегам Днепра Каплан вернётся не раз. Так, в серии «Красиловка» (местечко из рассказа «Часы» Шолом-Алейхема) искусствоведы со временем рассмотрят Рогочёв. Кого-то это напоминает.


Людмила Хмельницкая, директор Музея Марка Шагала (г. Витебск):
«Творчество Шагала и творчество Каплана очень близки. И те визуальные образы, которые используют оба художника, они, в принципе, имеют одни и те же корни – это белорусское местечко».

Татьяна Резник, научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:
«Воспоминания – это его плач над родителями. Потому что родители погибли в Рогачёве в годы войны. И он не смог их похоронить».

В 20-х: Шагалу – Париж, Каплану – Петроград. В колыбели революции искусство тоже на баррикадах: реалисты спорят с модернистами, кубисты – с футуристами. Юношу принимают не куда-нибудь – в бывшую императорскую Академию художеств. В мастерскую самого Кузьмы Петрова-Водкина.

Год 1924: у власти Сталин, Петроград называют Ленинградом, а Каплун переходит в Каплана. Из приобретённого в новом городе художником – и греческое имя. Анатолий по рождению – Танхум («утешитель» с местечкового языка идиш).

«Рогочёвского» приметит властитель душ Даниил Хармс. Поэт допустит Каплана к оформлению первой постановки своей пьесы «Елизавета Бам». Но!.. Дизайн будущему автору «из лучших середины столетия» быстро наскучил.

30-е возвращают Каплана к истокам, в Рогочёв. Он работает учителем рисования. Те дни, а точнее два года, останутся в набросках. «Тетрадь» сохранилась. 22 листа в Национальном художественном показывают редко. А так, на публику, и вовсе впервые.

Татьяна Резник, научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:
«Он не доверял мастеру, он рисовал на камнях сам. И довёл всё до совершенства. Он очень часто возвращался к одной и той же теме. Это чёрно-белые листы, по существу».

За придуманный метод обработки литографской поверхности современники назовут Каплана «мучителем камня». В 40-х авторская серия «Ленинград» заставит сердца товарищей биться чаще. Таким «больным» был настоящий пост-блокадный город.

Людмила Хмельницкая, директор Музея Марка Шагала (г. Витебск):
«Идиш-культура – это, к сожалению, тот материк, который сейчас уже практически затонул. И мы очень мало знаем об этой культуре. Тексты на идиш он вплетает в свои работы».

В оттепельные годы о «Каплане из Рогачёва» заговорили уже в туманном Лондоне. В 1961 году цикл иллюстраций к произведению «Тевьер дер милкикер» («Тевье-молочнику») Шолом-Алейхема показали в Grosvenor Gallery. В СССР, по случаю, выпустили специальный Альбом – 125 экземпляров.

Наталья Адаскина, заведующая отделом Государственной Третьяковской галереи (г. Москва):
«После тяжёлых лет борьбы с космополитизмом в 60-70-е годы он оказался едва ли не единственным художником, который имел выход на Запад. Его Альбомы печатали немецкие, в частности, издательства».

Из письма Анатолия Каплана Илье Эренбургу: «1958 г. Сотрудники «Международной книги» показывали альбом «Заколдованный портной» в министерстве культуры и получили одобрение на продажу его за границей… Нельзя ли через общество «Франция – СССР» устроить выставку автолитографий?»

Авторитет писателя, друга Пикассо, помог. И началось: Национальная галерея Вашингтона, лондонский Музей Виктории и Альберта... Правда, вернисажи проходили без автора. Почему?.. Оставим без ответа. К тому же Каплан – единственный советский художник, который попадает в святая святых – коллекцию галереи Ватикана. Компания: Рафаэль, Тициан, Леонардо!


Лариса Финкельштейн, искусствовед:
«Это реванш за те тяжёлые времена забвения. Было совсем не известно его имя. Если Шагал, как запретный плод, был сладок, о нём мечтали».

В поисках Каплана мы обзвонили несколько столичных магазинов. К слову, на книги еврейских авторов сегодня «негласная очередь». Эту (см. видео – прим. ред.) придержали на полчаса, пока шли съёмки. Повезло! 1969 год, легендарная серия «Библиотека всемирной литературы» (сокращенно «БВЛка»). На страницах – тот самый «Тевье-молочник». Энциклопедия местечковых типов.


Татьяна Климович, директор Дома книги «Знание»:
«Замечательные художники иллюстрировали эти книги. В частности и Каплан. Такая книга стоила бы 250 тысяч рублей, будь она издана сегодня».

Цена исходит из тиража... Ещё в начале нулевых казалось: рукотворное наследие Каплана всё продано в Западную Европу, США, Землю Обетованную. Но 6 лет назад семья Майеров из Дрездена вручила безвозмездно воспетой Мастером Беларуси своё собрание.

Татьяна Резник, научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:
«Все его варианты иллюстраций к «Фишке-хромому», иллюстрации к 11 «Еврейским песням» Шостаковича. Мы получили 400 вещей. Часть из них тогда передали Витебску, Гомелю, Могилёву, что-то Рогачёву».

Михаил Ларичков, директор Рогачёвского музея народной славы:
«Может быть, это будет дом-музей Каплана, может быть, это будет отдельная экспозиция, может быть, АРТ-центр Анатолия Каплана. То есть заинтересованы в этом как с российской стороны, так и белорусская сторона».

От российской – Исаак Кушнир, знаток ленинградского андеграунда. Его коллекция Каплана – «самая» по количеству и качеству. Памятники идиш-культуры выходец из местечка (молдавского) собирать стал ещё при жизни «мучителя камня». Мотив: словно из детства. Кушнир выкупил у родни художника большую часть работ. Не позволив работам расходиться дальше.


Наталья Адаскина, заведующая отделом Государственной Третьяковской галереи (г. Москва):
«Тут интересный эффект: все, даже владельцы вещей, жена коллекционера Кушнира сказала, что дома не могла оценить этих вещей. С большим интересом смотрят «Козочку». И все остальные серии. Многие развёрнуты впервые. Появилась «таинственная фигура» – замечательный художник Каплан».

«Утешитель» Танхум старался не походить не только на великого земляка Шагала. Хотя, как и Марк, увлёкся к сединам керамикой. А выпускники ещё Ленинградской Академии художеств сегодня вспоминают призыв семидесятников: «Пойдём к Каплану! Он – другой!». И он был другим! Законным наследником «высокого» авангарда.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram