«Тема дня»: «Чернила» не будет?

В Беларуси заканчиваются «чернила»! Нет, не канцелярские. Речь о дешёвом вине. В правительстве заявили, что уже на утро Нового года, то есть 1 января, в магазинах больше не будет «плодово-выгодного». Для некоторых семей это – новогодний подарок, для кого-то – наоборот.

Не многие, в том числе и любители дешёвого вина, разбираются, какие вообще есть разновидности этого напитка и как их, собственно, делают. Самый экономичный рецепт – когда этиловый спирт разбавляют водой и добавляют ароматизатор – запретили ещё в конце 90-х. У одинарного, выпуск которого собираются остановить, рецепт чуть сложнее: спирт смешивают с немного забродившим соком, плюс ароматизаторы и другая химия. Есть ещё улучшенное – это когда сок самостоятельно бродит до 10-12 градусов, и только потом туда добавляют спирт. Натуральное – это вино собственного брожения без дополнительного спирта. Формула вреда, по мнению медиков, простая: чем больше добавляют этилового спирта, тем хуже.

Получается, самое вредное вино – одинарное, которое теперь запретят. Но останется улучшенное. Выходит, из двух зол просто выбрали меньшее. Тем более что одинарные вина уже и так фактически не выпускают.

Заявления правительства о запрете одинарных вин – это не более чем плавный итог винной реформы. Что же касается улучшенных вин, то учёные пообещали их улучшить ещё.

Ирина Почицкая, начальник Республиканского контрольно-испытательного комплекса по качеству и безопасности продуктов питания: «Бывали случаи, когда такие вина не соответствовали нормативным показателям. С введением новых требований есть гарантия, что эти вина действительно будут лучшего качества и станут меньше наносить вред».

Вреда, может, и станет чуть меньше, но пить меньше не станут, уверены специалисты. Улучшенное плодово-ягодное вино примерно в том же ценовом сегменте, что и одинарное, поэтому основные потребители разницы фактически не почувствуют. Уже звучат предложения запретить все плодово-ягодные вина, но, по мнению учёных, это примерно то же, что лечить больного только от гриппа, когда у него ещё туберкулёз и онкология.

Каринэ Алексанян, заместитель начальника отдела технологии алкогольной продукции Научно-практического центра НАН Беларуси по продовольствию: «Сегмент плодовых вин сейчас составляет от 20 до 25%, поэтому все уже понимают, что проблему деалкоголизации населения нельзя решить за счёт одной группы продукции».

Борьбу с алкоголем не зря называют войной. Последние сражения, в которых участвовали белорусы, были в Афганистане. За 10 лет войны Советский Союз потерял там более 13 тысяч граждан, то есть примерно 1300 человек в год. В сравнительно маленькой Беларуси в течение года только из-за алкогольных отравлений умирает 2400 человек – почти в 2 раза больше, чем гибло в Афгане. А если добавить сюда 262 убитых за прошлый год (подавляющее большинство – это бытовые убийства в пьяном угаре), а ещё умершие от алкогольных болезней, становится понятно, что эту войну мы проигрываем вчистую. Причём ряды «противника» постоянно растут. Количество алкоголя на душу населения у нас ежегодно увеличивается примерно на 0,5 литра. По данным ВОЗ, по потреблению чистого этанола Беларусь – на 10-м месте в мире. С «виноградной» Молдовой и «пивной» Чехией всё понятно. Можно поехидничать с 4-го места России, и 5-ой строчки Украины, но далеко от них мы не ушли. Мусульманские Пакистан и Йемен, замыкающие таблицу, на фоне первой десятки выглядят статистической погрешностью.

Прежде чем рассуждать о методах борьбы с алкоголизмом, нужно развеять один миф. Многие считают, что алкоголизм растёт, потому что государству выгодно продавать населению спиртное, мол, бюджет пополняется. Оказывается, совсем наоборот. По подсчётам белорусского Минздрава, экономический ущерб от потребления алкоголя превышает доходы от его продажи в 8 раз! В год Беларусь теряет более $4 млрд. Цифры – точные. Это расходы на лечение, снижение или полная потеря трудоспособности, преждевременная смертность, ДТП, травмы и содержание ЛТП, вытрезвителей и исправительных учреждений. Казалось бы, раз не выгодно, нужно просто взять и запретить. Однако не всё так легко. «Сухие законы» у нас уже вводили, и не раз. Впервые алкоголь запретили в 1914 году в Российской Империи, куда на тот момент входили и белорусские земли. Сразу же стал процветать подпольный бизнес, но количество задержанных в пьяном виде уменьшилось на 70%, а число денежных вкладов в сберкассы увеличилось почти в 3 раза. Эффект был бесспорный, поэтому даже после революции 1917 года советское правительство продлило запрет водки. За продажу спиртного грозило 5 лет с конфискацией. В 20-е годы, когда председателем Совнаркома был Алексей Рыков, спиртное снова разрешили. Поэтому в народе водку ещё долго называли «рыковка». Ещё раз «сухой закон» ввёл Горбачёв в 80-х.

Об эффекте решения спорят до сих пор. Критики вспоминают вырубленные виноградники и подпольную «сивуху», а сторонники говорят о том, что за время «сухого» ежегодно рождалось на 500 тысяч человек больше, чем каждый год за предыдущие 20-30 лет, а продолжительность жизни мужчин увеличилась почти на 3 года и достигла максимального значения за всю историю. По итогам двух сухих законов в народе даже полушутливая примета появилась: мол, в Империи водку запретили – революция произошла, при советах запретили – Союз развалился. Из аргументов противников запрета – открытая граница с Россией, откуда непременно хлынет контрабанда. По мнению МВД, продажу спиртного нужно грамотно ограничить.

По пути ограничения и повышения цен пошла Финляндия. Северные народы склонны к алкоголизму в несколько раз больше, чем южные. «Сухой закон», введённый в 1919 году, результата не дал – финнов залили контрабандой. Теперь в Суоми одна алкогольная компания-монополист, которая регулирует рынок. В США так же вводили «сухой закон» в начале прошлого века, но это привело к небывалой в истории коррупции и преступности. На мафиозный «трон» сел Аль Капоне. В итоге Штатам всё же удалось уменьшить алкоголизм, но это, скорее, благодаря пропаганде и культуре пития.

Гость в студии – заведующий сектором наркологического мониторинга Республиканского центра психического здоровья Алексей Кралько.

Проводилось социологическое исследование – белорусов спрашивали, почему они пьют. Самый популярный ответ – отсутствие интересных занятий, почти столько же заявили о неправильном воспитании и тяжёлом быте. Больше трети говорят о традициях и доступности алкоголя, а ещё ссоры, недостаточная просвещённость и низкие цены на алкоголь. Это причины, о которых говорят сами пьющие.

Ещё одна не самая приятная статистика: пока вы смотрели эту десятиминутную программу, в Беларуси из-за алкоголя умер как минимум один человек. Не очень приятная информация на ночь, но как минимум до Нового года она, видимо, не поменяется.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram