Дорога жизни
В Минске похоронили 9-летнего Владислава Грудьева. Он погиб у крыльца своей школы №23 в Минске. В мальчика врезался автомобиль «Порше Кайен». Шансов выжить не было. Машина протащила школьника по асфальту несколько метров.

Стоянка и движение здесь запрещены – о чем свидетельствуют установленные знаки. Но в тот вечер, 13 ноября многие водители проигнорировали запреты: в школе проходили родительские собрания. На собрание приехал и 37-летний бизнесмен, под колесами машины которого и погиб ребёнок. Внедорожник тоже нарушил правила припарковался прямо у школы и тоже в шоке от произошедшего. Уголовное дело против него уже возбуждено и находится на особом контроле у Следственного комитета.

Получившее громкий общественный резонанс ДТП заставило нескольких высокопоставленных чинов из ГАИ написать рапорты об отставке, а администрацию города Минска обратить внимание на состояние школьных дворов. Результаты оказались печальными: из 270 проверенных учреждений образования 180, по словам инспекторов ГАИ, «ненадёжные».

В правительстве всерьёз задумались принять дополнительные меры для обеспечения безопасного дорожного движения вблизи учебных заведений – установить турникеты, шлагбаумы, искусственные препятствия, ограждения и даже камеры видео-наблюдения. Правда, где школам брать на все это деньги – неизвестно. А пока возле школ и детских садов выставили патрули  осавтоинспекторов. Кроме того, стражи порядка должны пойти «в народ» – проводить разъяснительную работу среди автолюбителей и пешеходов. Намерения похвальны, но нереальны – даже физически.

Корзюк Дмитрий, начальник УГАИ ГУВД Мингорисполкома: «У нас всего 700 сотрудников, 300 несут постоянную патрульно-постовую службу, но ситуация не изменится, пока школы не приведут в порядок. Абсолютно все будут задействованы в работе в школах, но нужно понимать, что в таком мегаполисе, как Минск, дети всё равно будут страдать. Конфликт пешеход-автомобиль остаётся».

И не только в столице. В посёлке Валевачи Червеньского района можно наблюдать настоящую демонстрацию, какие по будням случаются дважды в день. На улицу выходят дети и… дежурные родители, которые сопровождают процессию в школу и обратно. Их путь лежит через оживлённую трассу, где единственная нарисованная на проезжей части «зебра» ничего не гарантирует. Несколько лет назад на ней сбили мальчика. Тогда родители и решили, что больше поход за знаниями не будет для их детей опасным для жизни.

Приближаясь к опасной трассе, родители по привычке выстраиваются в заградительный живой щит. Наверное, со стороны это выглядит удивительно, ведь вроде все без исключения водители знают: надо останавливаться у знака «Стоп» и пропускать пешеходов. На деле так происходит не всегда. Идущие по зебре возмущены поведением этого водителя.

Злополучный пешеходный переход – основной путь для многих учащихся Валевачёвской средней школы. А учится здесь 110 учеников из десяти отдалённых деревень.

Каждый год 1 сентября за школьные парты в Беларуси не возвращается около 30 человек – целый класс. А на больничных койках, по самым скромным подсчётам, оказывается около 400 детей. Это одна сельская школа. С начала этого года на белорусских дорогах погибли уже 24 ребёнка, 387 получили травмы. Дети остаются самыми незащищенными участниками дорожного движения. Почему? Казалось бы, научить ребёнка правильно переходить дорогу должны ещё в детском саду, а потом закрепить навык в школе. До автоматизма, до рефлекса. Но возможно ли это? Ведь дети до определённого возраста действуют спонтанно. Да и предмет «Правила дорожного движения» есть далеко не в каждой школе, кроме того, единого образовательного стандарта по безопасности дорожного движения в стране пока нет. Чаще всего такие занятия проводятся по инициативе ГАИ. Теоретически все выглядит правильно.

Первое, чему учат детей автоинспекторы, это смотреть по сторонам, когда они переходят дорогу. У милиционера, преподавателя и отца двоих детей Юрия Краснова на этот счёт своя методика. Но в школьных классах Юрий Краснов уже не бывает – только в Академии МВД.

Как показывает практика, такая привычка не помешала бы и взрослым. Садясь за руль, они чаще детей забывают, что машина – это источник повышенной опасности. И машин в Беларуси больше, чем детей. Статистика: только 40% ДТП происходит по неосторожности детей. В остальных виновны водители.

Так что обязательный школьный предмет, по грамотно составленной программе и с отдельным квалифицированным преподавателем, явно помог бы детям выжить на оживлённой городской дороге. А пока преподавание идёт по старинке: кто из учителей свободен, тот и читает, либо детей водят по разрисованным дорожкам – в саду и в школе. Красиво, но не эффективно. Столичная школа № 23 в Минске и площадку такую имела, и образцовой по преподаванию ПДД считалась. Но именно здесь 9-тилетний Вадик выбежал из-за припаркованного автомобиля под колеса другой машины. И ещё несколько дней после трагедии, пока не поставили шлагбаум, родители-водители, игнорируя знаки, въезжали на школьный двор, спокойно минуя свечи и мягкие игрушки на месте трагедии. Все оштрафованы, но ребёнка не вернёшь.

По правилам в критической ситуациях надо тормозить, но препятствие появляется внезапно – всё же есть доля секунды, чтобы спастись и уйти в сторону.

Пока интернет-форумы взрываются обсуждениями, кто виноват в данной ситуации, наезжают на якобы охамевших от собственной значимости владельцев внедорожников, на городские власти, не обеспечивающие парковки, на родителей, въезжающих в школьные дворы, студенты школы экстремального вождения учатся управлять машиной прямо в аудиториях. Специальный тренажёр полностью воспроизводит место водителя, а на экране воссоздаётся автомобильное движение в городе и на магистрали, нет только дорожных кочек и ям.

Завести, тронуться, поехать, экстренно остановиться. На тренажёре это сделать несложно. Главное, при аварии на экране не наступит фатальных последствий. Компьютерная программа всего лишь зафиксирует ошибку. Анна пытается затормозить перед внезапно появившимся препятствием.

Окончательный практический экзамен придётся сдавать на реальном автомобиле. Ведь ездить водители будут по вполне реальным дорогам. Мы выходим на улицу. За рулём автомобиля – инструктор автошколы, водитель со стажем Никита. Мы воссоздали аварию у 23-й школы, как это сделали недавно следователи. Они нашли и ребёнка, похожего на погибшего мальчика. Даже одели его точь-в-точь – в синие брюки и чёрную куртку. У нас вместо мальчика был мяч. После проведённого семь раз эксперимента, следствие установило: скорость машины не превышала 20 км в час. А наши наблюдения показали: при такой скорости водитель, который не отвлекался и следил за дорогой, должен был увидеть любое внезапное препятствие и, возможно, лишь слегка столкнуться бы с ним. Но не раздавить, протащив несколько метров, как это было в школе №23. Впрочем, окончательные выводы по инциденту в школе №23 сделает следствие.

Один миллион человек – таковы данные Всемирной организации здравоохранения о погибающих каждый год под колесами автомобилей жителях планеты. На Беларусь приходится чуть более одной десятой процента от их числа. За беспечность водителей, что не пропускают пешеходов и выезжают на встречную полосу, гоняют на предельных скоростях на городских проспектах по ночам и почему-то являются неуловимыми для ГАИ, садятся пьяными за руль, отвлекаются на телефонные разговоры, за плохое образование и ненадлежащие меры безопасности возле школ, родительскую халатность, мы ежегодно платим тысячей жизней. Это похоже на военную сводку. А ведь дорога – это не поле боя. И остаётся надеяться, что все правильные меры, которые приняты возле всех школ после гибели третьеклассника, не окажутся временными, до следующего смертельного наезда.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram