За Шагалом!

1 ноября в Национальном художественном музее откроется выставка работ Марка Шагала. Живопись, графику, иллюстрации и рисунки из иерусалимского Музея Израиля должны были привезти к нам только в 2017 году, но министерству культуры удалось это сделать уже сейчас.

В семи ящиках – и жизнь, и любовь Шагала. Длинная. Только 4632 километра от Израиля персональная выставка летела до Германии, чтобы доехать до Беларуси. Для когда-то официально «отлучённого от Родины» художника сняли целый зал постоянной экспозиции Национального художественного.

Людмила Ходорковски, реставратор Музея Израиля: «Шагал очень любил работать с гуашью. Необходимо было серьёзно реставрировать. Потому что бумага – это материал довольно хрупкий».

Графика, живопись – подписано Шагалом… И не только. Год 1924, художник с палитрой – автор фотопортрета парижанин Маттесс. Человек, о котором: снимал Модильяни, Пикассо… больше нечего сказать. Ах, да – есть у вернисажа и улыбка Шагала. И гримаса Шагала.

Иосиф Шагал, Чрезвычайный и Полномочный Посол Израиля в Беларуси: «Вы знаете, с моей фамилией очень трудно говорить о Шагале. Потому что это дополнительный груз. Он стал символом именно возрождения белорусско-израильского сотрудничества».

Так, ждали выставку только к 2017 году. Но шагать за Шагалом надо сейчас, – решили в Минкульте. Правда, комплект получился не полный. «Линии жизни» (одно из названий вернисажа) двумя годами ранее увидели в Стамбуле (160 работ), в Гамбурге (150). Наши «Влюблённые» – 88 шедевров. Остальное занято на других проектах даты «125 со дня рождения».

Тадеуш Стружецкий, заместитель министра культуры Беларуси: «Выязжалі нашы спецыялісты ў Ізраіль, сустракаліся з прадстаўнікамі Музея. Сапраўды, выстава планавалася пазней. Можна сказаць, што большая частка выдаткаў пакрываецца за кошт спонсарскіх сродкаў. Але ёсць і пэўная доля бюджэта».

Размер доли – коммерческая тайна. Когда Шагал был в Германии, журналисты гамбургского еженедельника Der Spiegel подсчитали: что-то около миллиона долларов, наличными. Здесь и прокат того же неопубликованного рисунка «Лодки», и доставка «Голов трёх мужчин», и охрана акварельного «Аккордеона».

Светлана Прокопьева, куратор выставки «Марк Шагал: жизнь и любовь»: «В процессе подготовки экспозиции мы старались придерживаться того дизайн-проекта, который был разработан сотрудниками Музея Израиля, но были учтены особенности восприятия выставки со стороны наших белорусских зрителей».

Пришлось стену с «Цветами Шагала» освободить от «Молящегося еврея». Кстати, это ранняя витебская работа Мастера. Поступила через Организацию возвращения наследия. Ту, что до сих пор собирает по миру награбленное нацистами. Для белорусского вернисажа шедевр сняли из постоянной экспозиции (как исключение).

Ронит Сорет, куратор Департамента графики и рисунков Музея Израиля: «Шагал лично приветствовал создание нашего музея в 1965 году. Бывая в Иерусалиме, не проходил мимо, дарил свои работы. Немало графических листов мы получили и от его дочери Иды. Сейчас в коллекции почти триста вещей. Особо ценные – рисунки к автобиографическим книгам Марка и Беллы «Моя жизнь», «Горящие огни».

Когда-то цыганка сказала Шагалу: «Будет у тебя одна любовь и… две другие». И художник с музой вознёсся над искусством XX века. Сегодня Белла – первая жена Мастера – в знаменитом «Белом воротнике», в «Прогулке» (эскиз-подарок 1919 года безызвестному витеблянину).

Тамара Карандашева, искусствовед: «Очень лёгкий штрих. Они действительно пронизаны любовью, они пронизаны сердцем художника. И я считаю, что эта выставка открывает именно эту тему. Тему Шагала и Беллы».

К слову, в Национальном художественном это пятое персональное представление Мастера. Ровно 15 лет назад показывать Шагала на Родине Шагала начала внучка – Мерет Мейер-Грабер. На афише нынешнего вернисажа вторая жена классика – Валентина Бродская.

«Дай Бог, чтобы каждый шагал, как Шагал», – каламбурил в двадцатых поэт-футурист Владимир Маяковский. «С желанным возвращением, дорогой Марк Захарович!» – напишет одна из многих в 1997 году. То был первый отзыв на первую выставку художника в Беларуси. Шли к нему в музее два года, а по сути – все 75 лет, с момента эмиграции.

Берлин, Париж, Нью-Йорк, французская деревушка Сен-Поль-де-Ванс… Там жил Шагал, а его «Влюблённые» парили над Витебском. Ведь в «Доме на Песковатиках» – родился, на улице Покровской – вырос. И только в 1931 году открыл Землю Обетованную.

Иосиф Шагал, Чрезвычайный и Полномочный Посол Израиля в Беларуси: «”Шагаловский зал” в Кнессете – это была тема постоянных шуток, меня звали в мой зал. Как-то неудобно было там коалиционно торговаться. Хотелось помолчать, посмотреть… всё-таки это прекрасно. Глаза этому великому художнику реально открыла именно Беларусь».

В парижском «Улье» (колонии художников) друзья называли Шагала «витебским щёголем». На «Падении ангела» тех дней заметен отпечаток нашего земляка.

Тамара Карандашева, искусствовед: «Сказать определённо, что «да! Мы признали Шагала», я думаю, что это ещё не совсем так. До сих пор есть люди, которые не понимают это творчество. Мы всё же жили в Советском Союзе. И мы все воспитывались на передвижниках. Творчество Шагала сочетает в себе реальное и нереальное».

Подобно «Мёртвым душам» Николая Гоголя. Говорят: город NN русский классик списал с Витебска, где останавливался. Так ли это? Шагал проиллюстрировал.

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Беларуси: «”Жыццё і каханне”, якое пераплятаецца між сабою. Мы гэтую выставу адкрываем 1 лістапада. Яна будзе доўжыцца два месяцы, да студзеня наступнага года. Я спадзяюся, што яна дасць уяўленне больш шырокае».

А пока выставку монтировали – смотрители устали… останавливаться. Публика перешагивала ограду постоянно, стремясь к пастельному «Восходу» Шагала с Востока, что отныне как никогда близок к Беларуси.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram