«Тема дня»: Космос наш!

176

С космодрома «Байконур» стартует ракета «Союз» с прикреплённым к ней пилотируемым кораблем. Судно доставит на Международную космическую станцию экипаж 34-й экспедиции в составе космонавтов россиянина Евгения Тарелкина, астронавта NASA Кевина Форда и капитана корабля – нашего земляка, уроженца города Червень Олега Новицкого. После Владимира Ковалёнка и Петра Климука Новицкий стал третьим белорусом в космосе..

Валентина Новицкая за стартом сына в космос следила по Интернету. Сейчас даже к телевизору не подходит: сердце выпрыгивает. В звёздный городок отправится только завтра – а пока в родном Червене, в доме, где родился Олег, успокаивается, как может печёт пироги.

Пока мама ждёт от сына звонка из космоса, журналисты тоже рассчитывают получать сведения о жизни на орбите из первых уст. Космонавты решили не выходить из глобальной паутины, и уже через пару дней в Интернете должен появиться «орбитальный» блог, где члены экипажа будут делиться впечатлениями и даже выкладывать фотографии. Что касается непосредственно работы на МКС, то Новицкий, Тарелкин и Форд примут несколько грузовых кораблей с новым оборудованием и образцами для научных экспериментов и проведут более пятидесяти исследований. Есть и отдельная договорённость: Олег Новицкий будет из космоса напрямую работать с белорусскими учёными.

Полёт Олега Новицкого в новейшей истории можно считать очередным шагом нашей страны в космос. В середине этого лета с того же «Байконура» на орбиту успешно вышел первый белорусский спутник. На борту – оптика, способная различать наземные объекты размером более 2 метров. По рабочей орбите высотой в 500 километров спутник облетает планету четыре раза в сутки, дважды в день, отправляя на землю снимки. Раньше наша страна вынуждена была покупать их у других космических держав. Выкладывая за двадцать кадров сотни тысяч долларов.

Неудивительно, что на вопрос о практической помощи от белорусского сателлита специалисты уже готовы дать ответ.

Белорусский спутник – инновация недешёвая: обошёлся в $17 млн. И хотя в промышленном мире это считается весьма скромным вложением, которое к тому ещё и быстро окупается за счёт интереса к снимкам третьих стран, нашлось немало скептиков, кто мало верил в космическую затею, вспоминая неудачные попытки запустить первый белорусский спутник. В 2006 году взлёт закончился неудачей из-за аварии ракеты-носителя.

Оставив неудачные эксперименты позади, Беларусь вошла в список космических держав. Помимо нашей страны ещё 40 государств имеют возможность исследовать космос, но на разном уровне. К примеру, если США создаёт и запускает спутники, строит новые космодромы и всё время расширяет свои космические станции, то Мексика, например, только сейчас только делает первые шаги, пытаясь прописать алгоритм действий в государственной космической программе. Индия готовится к запуску первого космонавта. А китайцы недавно отмечали прибытие на космическую станцию первой женщины. Старт, как известно, этому марафону дал Советский Союз, который вывел искусственный спутник на орбиту ещё в 1957 году.

40 государств имеют возможность работать с космической программой, но вот производственной и научной базой, позволяющей разрабатывать и производить собственные космические аппараты, обладают лишь 20 стран в мире, включая Беларусь. В нашей стране создано предприятие, которое готово создавать спутники под заказ другим странам. На что ещё в космической гонке может рассчитывать Беларусь?

Гость «Темы дня» – заместитель председателя Президиума Национальной академии наук Пётр Витязь.

С запуска нашего спутника мы уже вроде договорились о дивидендах для страны – космическом наблюдении, результаты которого могут применять все: от военных и спасателей до специалистов кадастровых агентств. А дальше что? Мы будем собирать свои спутники, нам нужны космодромы или это всё не для страны с населением в десять миллионов человек? О научных исследованиях в космосе – что это за эксперименты? Называют отрасли медицина, инженерия, биология. Вы можете конкретные примеры привести? У Беларуси есть человеческий космический потенциал – мы говорим и об учёных, которые могут заниматься отраслью, и о таких космонавтах, как Новицкий?

Ответы на вопросы – в видеоверсии «Темы дня».

Говоря об освоении Беларусью космоса, нужно помнить, что наша страна внесла серьёзный вклад в это дело ещё в СССР. У нас, конечно, не было космодрома, ракет, зато мы делали много различной, в том числе уникальной, аппаратуры и для космодромов, и для космических аппаратов, создавали новейшие оптические приборы, наземные системы управления запуском ракет, программы по обработке космических изображений. Огромный инженерный кадровый потенциал и высокотехнологичная продукция – без белорусской составляющей, наверное, не было бы ни одного советского старта. Да и наши космонавты Ковалёнок и Климук своими полётами внесли солидный вклад в развитие мировой космической отрасли. А вообще белорусов, побывавших в космосе, могло быть не трое, а четверо. Геральд Маншин тренировался в одном составе с Петром Климуком, уступил место только из-за роста: «Восход», «Восток» действительно были рассчитаны на небольших пилотов. Рост Гагарина, по официальным данным, был 165 сантиметров, в Маньшине – все 183. Но даже так и не попав в космос, он один из тех, кто твёрдо верит в будущее белорусской космонавтики.

Говоря о космосе, цене за его освоение и связанных с этим трудностей, нужно понимать, что всё равно это путь развитых стран – важно для имиджа, для науки и образования. Кстати, о том, что в Беларуси «на космос» настраиваются серьёзно, говорит и новая профильная специальность, которая появилась в Белорусском государственном университете — «аэрокосмические и радиоэлектронные информационные технологии и системы».