В Беларуси продолжаются осенние ярмарки. Где, что, почём? И куда девать частнику выращенный богатый урожай?

Пенсионерке Нине Гилевич обидно. Всё лето на пару с мужем растили урожай. Большая часть овощей, плодов и фруктов перекочевали с грядок в банки, а то, что осталось, супруги решили продать. Да только место под солнцем им не светит – пришлось освоиться прямо на тротуаре. Яблокам, укропу и петрушке от Гилевичей вход на рынок заказан. Потому что урожай – из сада.

Нина Гилевич: «Не пускают! Говорят, давайте справку из сельсовета. А у меня участок в садовом товариществе! Я бы на рынок с удовольствием, а не так, нагнувшись. Стояла бы за прилавком. А тут под страхом все стоят, что милиция погоняет».

На тротуаре длиной в 40 метров – стихийный привоз. Покупателя здесь привечают более низкими ценами, чем на соседнем рынке, а милиции и налоговой побаиваются. Завидев камеру, торг прекращают. Ведь торговля в неположенном месте! Лишние 300 тысяч рублей есть не у всех. Да и на рынок, говорят пенсионеры, их не пускают. Но у администрации «Западного» рынка свой взгляд на ситуацию.

Сергей Голубко, коммерческий директор рынка «Западный»: «Они не идут, потому что им надо прийти на рынок, заплатить за торговое место, сдать анализ в лабораторию. Там берут с них деньги».

Администрацию можно понять – они работают по правилам. Но и пенсионеров нужно понять. Где им продать лишние 20 килограммов тех же яблок? Больше выложишь за справки. Кто-то советует дать в лапу, но взяток здесь не берут.

В сентябре органы управления столичных рынков договорились с Мингорисполкомом, и теперь для пенсионеров и инвалидов – бесплатные торговые места. Но опять же ветконтроль никто не отменял. Да и свободных прилавков на рынках не видно, хотя администраторы говорят об обратном.

Татьяна Шаврук, администратор отдела рыночной торговли рынка «Комаровский»: «Всех обеспечим торговыми местами, 300 мест у нас. А кому не хватает, выставляем приставные столы, пик был в июле».

У тех, кто торгует на рынках, другие заботы. Урожай в этом году богатый – тонн больше, а вот цены, соответственно, ниже. Торговать себе в убыток никто не хочет. Но торговцы не жалуются. У семьи Коваленко из Ивьевского района, например, осенний торг год кормит. За прилавком – мама и трое детей, отец на подвозе. Стоять на рынке – выгоднее, чем сдать оптом всю продукцию в местное РАЙПО.

Сергей Коваленко: «На месте сдавать бессмысленно. Посчитав расходы – немалый труд. И посадить, и нанять людей. Если мне сдать её там – это мартышкин труд».

Но в Белкоопсоюзе, который объединяет все РАЙПО, своя денежная политика. Цены на продукцию, которая идёт на переработку – то же яблоко-опад, им диктует Белгоспищепром. На овощи-фрукты, которые подлежат хранению и перепродаже, стоимость устанавливает рынок.

Торговать себе в убыток кооператоры не хотят. Около тысячи приёмных пунктов по всей стране и сегодня принимают сельхозпродукцию. Правда, цены не всех устраивают. Вот и спешит частник на рынок, где его, оказывается, ждут административные обязательства. Но если бы только этим заканчивались проблемы.

Те, кто занимается сельским хозяйством, в шутку, но больше всерьёз называют себя марафонцами, а свой заработанный рубль – длинным. Можно объяснить на примере капусты. Чтобы вырастить урожай, ещё осенью нужно подготовить почву, зимой угадать с семенами, весной – посадка, летом – прополка и полив, и только следующей осенью можно надеяться на урожай. Правда, у природы на этот счёт свои планы.

А вот у фермеров Сидоровых – другие проблемы. Как бы успеть всех обеспечить своей – кстати, экологически чистой – продукцией. Заказы расписаны на месяцы вперёд. Но вот – парадокс. У Сидоровых цена на те же помидоры, пусть и без химии, в три раза выше, чем на рынках, но отбоя от покупателей нет. Так, может, производителям стоит пересмотреть взгляды в пользу экологии? К тому же россияне за белорусскими овощами отправляют караваны фур.

Не пришла ли пора оптимизировать весь процесс? Например, крупных производителей ориентировать на экспорт, а мелким, в том числе и тем, кто трудится на шести сотках, просто создать условия? И мест на рынках хватит всем, и овощей тоже. У фермера средней руки Геннадия Фоменкова – 40 гектаров земли. Начинал когда-то с 96 сортов клубники, сегодня выращивает петрушку, а вот от свёклы и капусты в этом году отказался. Посадил немного морковки, картофеля. Но в прошлом году фермера чуть не разорил… богатый урожай.

Геннадий Фоменков, фермер: «Я сдаю свёклу, мне установлена цена вот такая, а польскую свёклу в это же время поставляют в торговлю совершенно по другой цене, в результате поляк имеет литр солярки за килограмм своей свёклы, а мне не достается даже стакана, так о чём речь вести?»

Ещё один парадокс по-белорусски – если цена на овощи не устраивает фермеров, им лучше урожай оставить в поле, чем его собирать и потом нести убытки. И ещё пища для размышления – каждую весну в цепочке «производитель-торговля» начинается игра в ромашку: оказывается, трудно угадать осенние пожелания покупателей, да и какое количество тех или иных овощей попросит торговля, фермеры не знают.

Геннадий Фоменков, фермер: «Меня не то что раздражает, меня до глубины души возмущает, когда я вижу, что у моего коллеги 100 тонн капусты лежит на складе, и она не востребована, и в то же время мы продаем хорватскую капусту по баснословным ценам, это было в этом году».

Между тем уже реализованная программа развития и возрождения села предполагает повышение доходов крестьян за счёт подсобных хозяйств. Но как их повысить, если цена в заготконторе ниже плинтуса, а на рынке производителя не ждут, да и некогда – дома работы хватает? Вот и приходится яблоками кормить коров, картошкой – свиней, а по овощным витринам гипермаркетов изучать географию.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram