«Тема дня». Публичное оскорбление

10 месяцев исправительных работ вместо пяти лет заключения дали польскому программисту Роберту Фричу за оскорбления президента Бронислава Коморовского. Для демократической Польши – ситуация двойственная. С одной стороны – неприкрытое хамство в адрес и официального лица, и личности, с другой – право на свободное выражение мнения, которым Варшава частенько пытается упрекнуть своих соседей. Где грань между критикой и непристойным поведением?
 
Сайт, созданный Робертом Фричем, в сети пока открывается. С него, конечно, убрали все карикатуры и критику в адрес Коморовского. Это действительно провокационные картинки, где-то с перебором – но стандартного, так скажем, содержания для оппозиционных выступлений. Ни один польский канал процитировать Фрича не решился. Ситуация для Польши – новая, обвинение – серьёзное.
 
Роберта Фрича готова защищать Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. В ОБСЕ считают, что главы государств должны быть готовы к критике и сатире. «В современной демократии неуместно уголовное наказание за оскорбление глав государств, особенно в свете того, что Европейский суд по правам человека неоднократно отменял подобные приговоры», – заявила представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дуня Миятович. Год назад официальная Польша была в числе ярых сторонников этой позиции. Когда летом 2011 года журналиста из Гродно Андрея Почобута обвинили в клевете в адрес Президента Беларуси, сам премьер-министр Дональд Туск стал на защиту свободы выражения мыслей. В идентичной ситуации, только не у соседей, а у себя дома, власти Польши уже не так категоричны. Ссылаются на свой уголовный кодекс и мировую практику. Фактически в любой стране мира человек, оскорбивший главу государства, не останется безнаказанным. Если в Ливане за оскорбление президента грозит наказание в виде тюремного заключения на срок до трёх лет, то в Германии за подобное преступление светит уже пять лет тюрьмы. В Египте – шесть лет заключения. Одно из самых жёстких законодательств – в США, где за клевету и публичное оскорбление президента наказание в некоторых штатах доходит до 10 лет лишения свободы. Однако притчей во языцех остаётся Таиланд, где один из жителей страны получил 20 лет за то, что отправил несколько оскорбительных смс-сообщений, касающихся королевской семьи.
 
В Греции прокуратура имеет право конфисковать весь тираж газеты, если в ней было оскорблено официальное лицо. А виновнику могут выписать баснословный штраф. 25 тысяч евро заплатил греческий радиоведущий за одну нелицеприятную фразу в адрес Ангелы Меркель, это, конечно, помимо публичных извинений. На фоне таких сумм белорусские штрафы выглядят, скорее, предупреждением.
 
В первый раз оскорбление в соответствии с административным кодексом может стоить до двух миллионов рублей, умышленное унижение чести и достоинства должностного лица при исполнении обойдётся дороже – до пяти миллионов. За повторное оскорбление – уголовная ответственность с максимальным наказанием в два года ограничения свободы. Оскорбление, нанесённое в публичном выступлении либо в средствах массовой информации, грозит уже тремя годами ограничения свободы. Публично оскорбив Президента, можно получить до двух лет лишения свободы. Повторив свой поступок можно лишиться свободы на три года.
 
«А что же считать оскорблением?» В Беларуси такое решение выносит специальная лингвистическая комиссия. Языковую экспертизу проводит кафедра стилистики и литературного редактирования БГУ.
 
В ситуации с Робертом Фричем такое экспертное мнение вряд ли понадобилось бы. Посыл был понятен.
 
Гость в студии – политолог Вадим Боровик.
 
Многие считают, что оскорбления в адрес глав государств – это вопрос этики в политике. Критиковать и президента, и власть в целом, и при этом не опускаться до обычной ругани – кто внимательно следит за белорусской политической жизнью, знает, что к этому, к примеру, Президент Беларуси даже призывает. Просто хамство на высоком уровне кажется очень далёким от хамства в трамвае, хотя, по сути своей, это одно и то же. В стране, где можно безнаказанно облить грязью президента, судью, милиционера – человека при исполнении, – точно также будет не зазорно нахамить учителю, врачу, дворнику. Выражать свои мысли нужно уметь и, как показывает практика, даже в странах со свободой слова нужно думать, что говоришь.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram