«Тема дня»: Звериный закон

«Тема дня»: Звериный закон

«А оказывается, суд такого плана с камерами и толпой ненавидящих тебя ублюдков – охеренный кайф. Хочу ещё!» – этот комментарий «Вконтакте» Матвей Тарасевич, осуждённый на 15 суток за жестокое убийство добермана, выложил сразу после заседания. «Ублюдками» он называет защитников животных, виновным себя не считает. Адекватно ли подобное наказание за такое преступление?

Эта история вызвала серьёзный общественный резонанс. А волонтёры, отдавшие трёхлетнего добермана Эйса в руки нормального, как им казалось, нового хозяина до сих пор не могут прийти в себя. Есть фотографии, которые Матвей Тарасевич выкладывал в Интернет в подтверждение, что с псом всё хорошо и в новой семье ему куда лучше, чем в приюте. Есть и другое фото, датированное 15 мая, уже после расправы над Эйсом... Отрубленную голову собаки Матвей принёс домой показать родителям. Когда об этом узнали волонтёры – дело пошло в милицию. И вот состоялся суд.

Чтобы доставить в суд Матвея Тарасевича, его искала милиция. На первое заседание он не пришёл. Боялся, видимо, не наказания. 15 суток для дерзкого 19-летнего парня – капля в море жизни. А вот посмотреть в глаза тем, кто пришёл на процесс, куда сложнее. Однако сами зоозащитники хотели, чтобы живодёр смотрел не на них, а на добермана Эйса. По словам убийцы, 3 недели он жил с собакой душа в душу, а то, что произошло в ночь с 14 на 15 мая, он помнит смутно. «День рождения был у знакомого, посидели, пива попили. Отец тоже был подвыпивший, начал мне барабанить: убирай эту собаку, она гадит повсюду», – говорит подсудимый.

Конфликт с родителями Матвей решил смыть кровью своего добермана. Он хладнокровно отрезал животному голову, а затем принёс её домой, чтобы показать родителям. Те, испугавшись, вызвали скорую, мол, наш мальчик болен. Однако врач их заверил: Матвей полностью вменяем и хорошо осознавал, что делал. Парень взрывной. Семья конфликтная. Приводы в милицию для Матвея – знакомый процесс. А вот судебный – впервые.

Суд постановил наложить на Тарасевича административное взыскание – арест сроком на 15 суток.

Это первый случай реального наказания за убийство животного в истории белорусской фемиды. Хотя был всего административный процесс. Над тем, чтобы хозяев, жестоко обращающихся со своими питомцами, приговаривать к уголовной ответственности, как в большинстве европейских стран, зоозащитники бьются уже много лет. Безуспешно. Каждый третий белорус держит домашних животных, однако проблема жестокого отношения к четвероногим никак не урегулирована. У нас до сих пор не принят закон о защите животных, хотя его проект существует уже несколько лет. И пока парламентарии тянут с его принятием, общество пишет свой звериный закон.

Почему проект до сих пор заморожен, никто из авторов – депутатов парламента 4 созыва – комментировать не хочет. В неофициальной беседе говорят, что документ слишком запутан, его нужно дорабатывать. Сделают ли это депутаты следующего созыва – вопрос. А вот очередная острая необходимость разобраться возникла в начале этого лета. В Витебской области начали искать человека, который совершил массовую расправу над бакланами на Лукомльском озере. Позже выяснилось: клювы 28 живым птицам секатором отрезал местный 30-летний рыбак. Объяснил это тем, что боролся с нежелательным видом птиц, много рыбы едят. Вину признал, согласился, что переборщил. Птенцов отловили орнитологи и усыпили, иначе пернатые умерли бы голодной смертью. Виновнику назначили штраф – чуть больше 20 млн рублей. Из зала суда он убегал. Наверное, побоялся защитников животных, которые уже тогда стали «трубить» о необходимости наказывать такие жестокие случаи не только деньгами.

Так происходит не только в странах Европы, где с 1987 года действует соответствующая конвенция. Наряду с Испанией, Италией, Францией наказание за жестокое обращение с животными есть даже в уголовных кодексах Афганистана, Гаити и Нигерии.

Что же касается наказаний за издевательство над животными в Беларуси – ответственность одна из самых мягких в мире. $360 штрафа и 15 суток ареста, предусмотренные у нас, выглядят незначительной угрозой в сравнении с шестью месяцами за решёткой в Казахстане, годом тюрьмы в большинстве европейских стран, двумя годами в России и четырёхлетним заключением в Латвии.

Судя по всему, у нас появлением закона о жестоком обращении с животными всерьёз обеспокоены только защитники животных. Они и организовывают приюты, подбирают животных на улицах, иногда почти всю зарплату тратят на лекарства и еду для брошенных зверей. Наталья – одна из десяти таких активных добровольцев, которая каждый день работает в приюте. Бесплатно. Именно благодаря таким, как Наталья, на белорусских улицах нечасто встречаются брошенные людьми домашние животные. Своё свободное время она часто проводит, собирая подписи или в очередной раз пытаясь достучаться до чиновников открытыми письмами.

Похожая ситуация складывается у наших соседей в России. Там уголовная ответственность есть, но случаи, когда мучителей животных действительно судят, единичны. Хотя иногда эти полные зверства истории обсуждают даже в соседних странах. Самая громкая из последних историй – судьба собаки Шани. Животное больше месяца прожило с перевязанной изолентой мордой, над ней издевались и совершали действия принудительного сексуального характера строители. Собака чудом выжила, попала к волонтёрам, её долго лечили. Пёс не мог открыть челюсть. Собрали деньги на пластическую операцию. Всё закончилось благополучно. А виновных не наказали. Потому что полиция просто не взялась разбираться в этом. Подобные дела не поставлены на поток, хотя полицейские знакомы с исследованиями психиатров. Более чем у 60% будущих серийных убийц в детстве обнаруживали специфически жестокое отношение к животным. Один из самых ярких примеров в криминальной истории 80-х годов – американский маньяк Джеффри Даммер. Его жертвами стали 17 юношей и мужчин, которых он насиловал, убивал и ел. На суде ему дали 957 лет строгой изоляции. И когда стали копаться в его прошлом, оказалось, что в возрасте 14 лет Даммер отрезал голову собаке.

Человек агрессивен, и на кого выльется эта агрессия – непонятно. Психологи, несмотря на объективные цифры, прямой закономерности между насилием над животными и людьми стараются избегать. Разбираться нужно в каждом случае. В том числе и причинах, которые подтолкнули человека на этот поступок. Часто насилие – отражение неблагополучной ситуации в семье. Это как раз случай Матвея Тарасевича. Участковые инспекторы не скрывают: семья сложная. Конфликт был и по поводу собаки.

«Со мной такое впервые... Не знаю, что делать... Трезвый был, но ужасно злой. После многочисленных звонков и угроз в адрес собаки от пьяного отца я летел домой, как ошпаренный, в страхе не обнаружить собаку дома... Прилетел, не закрывая двери, влетел в комнату... Собака была на месте. Как прикладом по голове ударило... Дальше внутри как будто извержение вулкана, всё загорелось…»

Психологи называют такое состояние – аффективным. Человек не осознает своих действий. Иногда это выступает смягчающим обстоятельством. Но защитники животных считают, в этом конкретном случае подобное объяснение – просто попытка избежать наказания.

В гостях программы «Тема дня» – Наталья Белянова, председатель общественной организации по защите животных «Эгида».

Адекватно ли наказание для Матвея Тарасевича? Вы хотите, чтобы появилась уголовная ответственность и отделы в милиции, которые будут разбираться в случаях издевательства над животными? Какие проблемы испытывают приюты для животных? Что нужно сделать, чтобы заработала система охраны животных в стране?

Ответы на эти вопросы – в видеоверсии «Темы дня».

Белорусы ментально, это подтверждают эксперты, абсолютно не склонны к жестокому обращению с животными. Об этом говорит и количество волонтёров, и серьёзный уровень благотворительных компаний. Плохо только то, что такая правильная самодеятельность почти не поддерживается. Часто это объясняют тем, что и так есть, кому помогать – например, детям или старикам. Аргумент, конечно, но больше похоже на нежелание вникать в проблему. Да, детям нужно помогать. Нужно помогать и старикам. Но одно не исключает другое. Защита животных, тех, кто не может защитить себя самостоятельно, – первый признак гуманности общества. Которое будет так же внимательно ко всем, кто нуждается в помощи.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram