«Тема дня»: Публичный вопрос

Белорусскому бизнесмену Юрию Данькову, он же Юрий Шитик, грозит от 7 до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Если, конечно, следствие и суд докажут, что он превратил ночной клуб своего имени в респектабельный бордель. Проституция как социальное явление. Мириться с этим или бороться?

Спрос, как известно, рождает предложение. По законам бизнеса этот специфический спрос должен быть тоже удовлетворён. Сегодня в Беларуси на милицейском учёте состоят почти 2000 проституток. Из них – 40 мужчин! Они тоже трудятся в этой отрасли: оказывают сексуальные услуги как женщинам, так и мужчинам. Таков масштаб рынка живого товара. Официального рынка. Неофициально чаще всего звучит другое – 17 тысяч – такое количество тружеников в секс-индустрии. Не так много, если сравнивать с ближним и дальним зарубежьем. Но если учесть количество пользователей секс-услугами (по разным данным их число колеблется от 100 до 300 тысяч и цифра эта неумолимо растёт), то становится понятно: вопрос о первой древнейшей профессии крайне актуален.

В Беларуси секс-индустрия вне закона. Наказание за торговлю телом – 15 суток ареста или штраф от 2 до 5 миллионов рублей. Для сравнения: в России, где барышни стоят на панели фактически в открытую, максимальный штраф – около 80 долларов. Во Франции проституция не запрещена, но нельзя приставать к прохожим и вызывающе одеваться. За это можно получить месяц тюрьмы или штраф – 3750 евро. В Ливане и для проститутки, и для клиента – от одного месяца до двух лет тюрьмы и крупный штраф. В Объединённых Арабских Эмиратах жриц любви ждёт 3 года тюрьмы и 50 ударов палкой. В Канаде – от 200 до 2000 долларов для клиентов проституток, самих же девушек не наказывают. Швеция, Исландия и Норвегия также призывают к ответу только клиентов (арест на 6 месяцев либо штраф). А сама проститутка освобождается от ответственности и обязана свидетельствовать против клиента. Несмотря на разнообразие наказаний, ни в одной из этих стран так и не удалось искоренить проституцию. В Беларуси любовь на продажу хоть и не такого масштаба, но и мы не стали исключением из этого списка. Предложение – повсеместное. Загородные трассы, улицы городов, гостиницы, ночные клубы. Гибкая система скидок. Набирает популярность секс-интернет. У белорусских проституток даже есть свои вполне доступные сайты. Расценки, телефоны и фотографии нарядных барышень в свободном доступе, они отвечают на звонки и называют адреса. Несмотря на то что милиция постоянно мониторит Интернет и выезжает на рейды, новые адреса ночных бабочек появляются постоянно.

Помимо традиционных услуг проституток развиваются и новые направления рынка. Недавно в Минске обнаружили порностудию, организованную представителем иностранного журнала. Среди учредителей была студентка Медицинского университета. Для съёмок приглашали студенток вузов.

По-прежнему для удовлетворения зарубежного спроса наших проституток вывозят за рубеж. Делается это с определённым размахом и с привлечением иностранных спецов. Так, руководитель одной белорусской туристической фирмы поставлял девушек в ночной клуб Швейцарии, а кастинг с участием заказчиков проводил в Польше. Будем смотреть правде в глаза. Большинство наших гражданок осознают, чем будут заниматься в таких командировках, но проблема в другом. Они не отдают себе отчёта в том, чем это может для них закончиться. А заканчивается это иногда печально. Забирают паспорта, держат взаперти и ни о каком заработке даже слышать не хотят. Случается – убивают. Таковы законы этого бизнеса.

Есть ещё одна проблема – болезни. Для работниц секс-индустрии они страшнее психологических травм. Беларусь – одна из стран, где работают международные программы по борьбе с ВИЧ-инфекцией. Специалистам приходится работать с ночными бабочками прямо на улице.

Из-за профессиональных болезней тружениц панели большинство врачей выступают за их жёсткий учёт. А некоторые считают, что решить проблемы поможет легализация проституции.

Сторонники легальной панели напоминают и о доходах, которые будет получать государство в виде налогов. Но у противников легализации не менее веские аргументы. Легализация проституции – это реклама грязного ремесла. Будут вовлекаться новые кадры. И при этом на законных основаниях! Вот почему нигде на постсоветском пространстве проституция до сих пор не узаконена. А если она будет легализована, гипотетически у нас от жриц любви не будет отбоя, считают специалисты. Учитывая прозрачную границу Беларуси и России, вполне реально, что значительная часть тамошних девушек хлынет к нам. Важен и менталитет белорусов. У нас нравственное общество. Да и как будет выглядеть бордель в центре Минска? Экскурсоводы в Греции и Турции рассказывают, мол, в древности тоже не очень афишировали бордели. А если их и устраивали, то, не удивляйтесь, во дворе библиотек. Шёл какой-нибудь мужчина якобы почитать. И жена была за него спокойна. А сам шмыг во двор. Ну а выходил, известное дело, со свитком под мышкой. Всё пристойно. В самом деле: не вписывать же сейчас в эту схему Национальную библиотеку и другие «алмазы знаний». В Турции, кстати, с тех пор почти ничего не поменялось – традиции переросли в бизнес. Это одна из восьми европейских стран, где проституцию легализовали полностью, наравне с Австрией, Германией, Нидерландами, Швейцарией. Но и в них многие девушки продолжают работать в тени. Например, в Австрии заниматься проституцией можно только в публичных домах, но количество подпольных фабрик любви в 3-4 раза больше. Проституция уходит в тень, потому что государство облагает их достаточно высоким налогом. Немцы, зная, как дорого стоят девушки в официальных борделях, предпочитают ездить в подпольные дома на границе с Польшей, где, несмотря на сильные позиции католической церкви, проституция носит массовый характер. Справедливости ради нужно сказать, что почти во всех странах с разрешённой проституцией лицензии дают только собственным гражданам, поэтому процент нелегалов в сексуальном бизнесе высок из-за приезжих иностранок. Кстати, в основном из бывших советских республик. Например, выражение «украинская проститутка» уже стало таким же брендом, как швейцарские часы или французские духи.

Сколько сегодня «ночных бабочек» в Украине, статистику никто не ведёт. По некоторым сведениям, в так называемом коечном бизнесе занято около 50 тысяч женщин. Причём каждой седьмой из них нет и 18 лет.

Украина – страна доступных женщин. Такой, не самый позитивный имидж, давно растиражировала зарубежная пресса. Но повод так думать зачастую дают сами украинки: количество предложений об интимных услугах в сети зашкаливает, да и повстречать жриц любви из Украины можно в 50 странах мира. Перед «Евро-2012» власти опасались, что украинки, желающие подзаработать на любвеобильных туристах, буквально заполонят города. Однако в Киеве во время чемпионата проституток больше не стало. Впрочем, меньше – тоже. Другое дело – курортные города Украины. Вот где Мекка для секс-туризма в любое время года.

Марианна Евсюкова, директор юридического департамента Международного женского правозащитного центра «Ла Страда – Украина»: «Эта проблема касается как раз Одессы, наши коллеги из Одессы, которые занимаются проблемами ВИЧ, говорят о том, что в Одессе услуги предоставляются не только одесситками, но и женщинами из других городов Украины и даже стран России, Беларуси, Молдовы. Это носит сезонный характер. Если это весенне-летний период, можно наблюдать приезд не только туристов, но и съезд женщин, которые занимаются представлением услуг проституции».

В 2006 году в Украине отменили уголовную ответственность за занятие проституцией. Наказать можно только штрафом: примерно 25 долларов – немного для тех, кто имеет постоянный доход в этой сфере. Правозащитные организации предлагают штрафовать не только проституток, но и их клиентов. Возможно, тогда спрос на секс-услуги уменьшился бы. Но вот государственные мужи такую инициативу почему-то пока не поддерживают.

Сейчас в Украине правоохранительные органы и прочие ведомства оказались беспомощны решить проблему. Промысел прочно обосновался в Интернете. Именно там договариваются о встрече, цене вопроса. И привлечь к ответственности как проститутку, так и её клиентов, сутенера фактически нереально.

Полностью остановить сексуальный конвейер фактически нереально – это не удаётся даже в исламских странах. Но каким образом можно сделать его короче или хотя бы взять под контроль?

Гость программы «Тема дня» – психолог Евгений Гапонов.


Как вернуть секс-работников в обычную жизнь? Психологические проблемы продающей себя белоруски отличаются, например, от немецкой проститутки или её коллеги из Амстердама? Как происходит процесс превращения? Вряд ли девочки, которые учатся в 9 классе, мечтают, когда вырастут, работать на панели?..

Ответы на эти вопросы – в видеоверсии «Темы дня».

Всё начинается в голове. Профессор Преображенский был прав: разруха не в сортирах. Не лишним будет напомнить, что с латинского «проституция» переводиться как «позор» и «бесчестие». И в легализации этого вида деятельности так много подводных камней, что неизвестно, что лучше. Из мирового опыта понятно, что большинство проституток не готовы работать открыто, бизнес всё равно остаётся теневым. А вот как объяснить маленьким девочкам, что даже если это и разрешено, проституцию нельзя выбрать как профессию?

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram