«Тема дня»: Куда уходят дети?

«Тема дня»: Куда уходят дети?
Люди по-разному относятся к новостям, но когда пропадают дети, равнодушных фактически не остаётся. 4 сентября в Минске проблемы розыска пропавших детей решали за круглым столом специалисты из разных стран.

Ежегодно в мире пропадает около 8 миллионов детей. И вот в этом огромном количестве очень небольшая, но всё-таки есть и наша доля. На данный момент не известна судьба 61 маленького белоруса. Куда и почему уходят дети? Сегодня это наша «Тема Дня».

Одна из последних историй, державшая в напряжении всю страну, произошла в деревне Еськовичи Минского района. Двухлетняя Лера и трёхлетний Никита вышли вечером на улицу и пропали. На поиски поднялась вся деревня, подоспели спасатели, военные, милиция, волонтёры. Нашли детей на следующий день в поле спящими под открытым небом. Они заблудились и уснули, укрывшись соломой. А вот пропавшие в Витебске восьмилетние Игорь Галимский и Владик Юров так и не вернулись домой. Тело одного из мальчиков спустя несколько месяцев нашли в Западной Двине. По основной версии, они провалились под лёд.

Никогда не вернётся домой и 13-летняя Юлия Ляшук, пропавшая в Столинском районе 1 января этого года. Более тысячи человек искали девочку в Полесье круглыми сутками. Позже выяснилось, что её задушили и закопали двое местных жителей. Но всё же большая часть историй с пропавшими детьми заканчивается благополучно. Ежегодно в Беларуси пропадает около 2000 несовершеннолетних. 90% из них находят в десятидневный срок. Во многом благодаря мгновенной реакции милиции. В нашей стране, в отличие, например, от России не требуется ждать трое суток для подачи заявления. В Украине милиция займётся розыском через 24 часа. Белорусская оперативная группа выедет на поиск сразу, без заявления – достаточно телефонного звонка.

К поискам пропавших детей сразу же подключаются спасатели и военные. Это уже давно отлаженная схема. А вот в последнее время серьёзную помощь силовикам оказывают и волонтёры. Пока такая организация у нас одна.

Сергей Ковган, командир поисково-спасательного отряда «Ангел»: «Мы сейчас сотрудничаем с самым верхом МВД – криминальной милицией. Если пропали дети, они нам передают все данные. В отряде около трёх тысяч человек – мы очень оперативно работаем в социальных сетях, через смс, можем лес прочесать, можем быстро передать информацию. Вот сейчас был случай с пропавшими девочками. Отряд очень быстро аккумулировался – мы помогали их искать. И если нужно, работали бы и ночью, и днём – пока не нашли».

В сравнении с другими странами даже в процентном соотношении потерянных белорусских детей на порядок меньше. То есть в государственном масштабе это даже проблемой не назовёшь. Не в упрёк, конечно, России – всё же другие масштабы, но тем не менее. Там ежегодно в розыск объявляют 55 тысяч детей и подростков. В Европейском союзе ежегодно исчезает более 70 тысяч мальчиков и девочек. Из них в соседней Польше пропадают около 4 тысяч малышей.

Сюзанна Зайко, директор отдела розыска и идентификации Центра поиска людей, пропавших без вести «Итака» (Польша, Варшава): «Мы входим в организацию, где объединены 28 европейских стран. Нельзя сказать, что у какого-то государства есть прорывы в поисках детей. Мы все бьёмся одинаково с этой проблемой. Но важно сотрудничать. Мы уже наладили, у вас это только начинается – взаимодействие общества и полиции. Мы знаем, как правильно оказать психологическую помощь не только детям, но и родителям. Которые сидят и ждут – месяц, два, три года».

Почему бегут? Есть дети, которых можно отнести к категории романтиков. Начитавшись книжек про Тома Сойера, они могут уйти в лес за приключениями. Ещё не сформировалось чувство ответственности перед родителями. Есть подростки, удравшие из дома после конфликта с родителями. Но всё же в подавляющем большинстве пропадают дети из неблагополучных семей, воспитанники интернатов. Кто-то становится жертвой преступлений. В том числе и в Беларуси. Редко, но, к сожалению, случаи есть. Опять же данные из соседней России, где уже говорят о преступлениях против детей, поставленных на конвейер.

Дмитрий Второв, ответственный секретарь ассоциации волонтёрских организаций «Поиска пропавших детей» (Россия, Москва): «Есть целые системы. Сейчас развивается жуткий бизнес – детей насилуют, убивают и снимают это на видео. И продают за рубеж плёнки – это проще, чем продать самого ребенка. И помочь тут уже ничем нельзя, кроме как найти преступника. Тоже важно подключение общественности – свидетельские показание, кто-то что-то видел».

Гость программы «Тема дня» – Андрей Солодовников – директор Центра содействия розыску пропавших и эксплуатируемых детей.

Нужны ли какие-то дополнительные курсы нашим милиционерам? Около года назад была создана «Горячая телефонная линия» для детей. Какие-то итоги уже можно подвести? Что нужно сделать для того, чтобы максимально снизить до минимума количество пропавших детей?

Ответы на эти вопросы – в видеоверсии «Темы дня».

Ещё одна тема, которая тесно переплетается с нашей, это новая статья Кодекса об административных правонарушениях, которая с 5 сентября вступает в силу. Её уже прозвали «комендантским часом» для детей. Несовершеннолетние в возрасте до 16 лет не смогут появляться на улице с 23 часов вечера до 6 утра без сопровождения взрослых. Запрет не распространяется на дискотеки и концерты. Эту меру объясняют желанием обезопасить детей. Только за первое полугодие 2012 года в Беларуси жертвами преступлений стали около 2 тысяч несовершеннолетних.

В этом вопросе Беларусь далеко не является первопроходцем. В России дети уже 5 лет без сопровождения взрослых не могут находиться на улице, начиная с 11 вечера до 6 утра. Почти такая же норма действует в Украине. В Германии всё жёстче: подростки до 16 не могут выйти из дому одни после 22. Правило распространяется даже на пребывание на концертах. В Америке эталонными считаются правила, установленные в городе Даллас, штат Техас: несовершеннолетним без сопровождения взрослых запрещено появляться в общественных местах в период с 11 часов вечера до 6 часов утра по будним дням и с полуночи до 6 утра по субботам и воскресеньям. Родителей, не уследивших за своими чадами, ждёт не только серьёзный разговор со стражами порядка, но и конкретные расходы. И если у нас максимальный штраф $60, то в России уже $170, украинские родители могут стать беднее почти на тысячу долларов. В США санкции доходят до полутора тысяч. В общем, 4 сентября белорусские подростки ещё могут бесплатно погулять после 11 вечера. А уже с 5 сентября у белорусских родителей станет на один повод больше поинтересоваться, вернулся ли домой их ребёнок.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram