Плюшевый десант

Плюшевый десант
Темой испортившихся белорусско-шведских отношений на уходящей неделе не интересовался разве что ленивый. Причём интерес к дипломатическому конфликту проявляли и продолжают проявлять не только у нас или в Швеции.

Это страницы шведской газеты The local (см. видео – прим. ред.). Именно здесь появилась первая информация о пересечении белорусской границы шведским легкомоторным самолётом. The local ссылалась на видео в Интернете, которое, правда, даже в экспертной среде изначально вызывало сомнения. Вот под крылом Ивенец, вот западные кварталы Минска… При желании и современных компьютерных технологиях нарисовать подобную картинку можно, как говорится, не раз. Именно поэтому разные источники преподносили информацию скорее в виде слухов и домыслов. Но нарушение границы всё-таки было. Точку поставил Лукашенко, когда изучил доклад специально назначенной комиссии. После этого одни пограничные и ПВОшные военачальники лишились должностей, другие, отвечающие за безопасность страны как за систему, – понесли дисциплинарные взыскания. И к тем, и другим претензия, по сути, одна. Если самолёт засекли, то почему не принудили к посадке или, в крайнем случае, не сбили? Извините, но на нём не написано, мишки на борту или бомбы.

История малоприятная. В любом случае – совершено преступление, которое квалифицируется и международным, и внутренним законодательством: граница любого суверенного государства священна и неприкосновенна. Но, как оказалось, для поборников прав и свобод из шведского посольства произошедшее ровным счётом ничего не значит. Глава дипмиссии Стефан Эрикссон, как и его МИДовские патроны, предпочли молчание. Хотя, наверное, должны были как минимум извиниться за преступную выходку своих сограждан. А по большому счёту – предложить свои услуги в расследования инцидента. Однако подобного можно ожидать от воспитанных и политически не ангажированных людей, то есть истинных дипломатов. Увы, таковыми Эрикссон и его шефы не оказались.

Всё дело в том, что экспорт демократии, которой, по субъективным критериям некоторых европейских политиков, Беларуси так не хватает, официальный Стокгольм считает своим кредо. И министр иностранных дел Швеции – начальник Эрикссона – Карл Бильдт буквально на днях в этом признался. Открытым текстом заявил о так называемой шведской программе продвижения в Беларусь прав и свобод. И то, что снабжённые соответствующими лозунгами мишки десантировались под аплодисменты Бильдтов и Эрикссонов, – утверждение отнюдь не косвенное. Тут, как говорится, к гадалке не ходи. А вот то, что для идеологического продавливания избран абсолютно противозаконный путь – просвещённых скандинавов нисколько не заботит.
 
Впрочем, ничего удивительного. Если учесть практически нулевую активность Эрикссона в содействии торгово-экономическому сотрудничеству двух стран и устойчивое падение взаимного товарооборота за семь эрикссоновских лет, становится понятно: зарплату ему платили не за это. Зато в поддержке доморощенной белорусской оппозиции Стефан преуспел. И если страна пребывания ему банально отказала в продлении аккредитации, то европейские эксперты находят в действиях Эрикссона нарушение Венской конвенции.

Матуеш Пискорский, руководитель Европейского центра геополитического анализа: «Господин Эрикссон забыл о том, что является послом, и начал активно заниматься политикой, проталкивая интересы экстремально настроенных кругов белорусской оппозиции. Вместо продвижения интересов шведского бизнеса через встречи с представителями деловых кругов Беларуси, скажем открыто, господин посол принимал активное участие в пропаганде смены конституционного строя Беларуси. А это уже грубое нарушение Венской конвенции. Что бы происходило, если бы белорусский посол в Швеции активно занялся тем, чем занимался господин Эрикссон? Напомню, что в шведском уголовном законодательстве существует статья 18 «Призыв к изменению конституционного строя», согласно которой грозит наказание от 10 лет до пожизненного заключения. И если шведские власти активно поучают Беларусь и выступают в роли так называемого защитника так называемых прав человека в Беларуси, то пусть бы они вспомнили о проблемах у себя».

Негативно шведскую позицию в конфликте оценивают не только в Европе, но и соседней Украине.

Просто Эрикссон достиг предела лояльного к себе отношения. А тут ещё эта провокация с самолётом. И звёзды, что называется, сошлись. Вот поэтому историю с плюшевым десантом многие и посчитали началом белорусско-шведского дипломатического конфликта. На страницах той же The local появились соответствующие комментарии.

«Швеция вмешалась в дела другого государства. И получила хороший урок, когда выкинули посла. Людей из Студии «Тотал», которые всё это заварили, нужно привести к международному аресту. А их начальник – Кромвел – должен объясниться в суде. Он получил деньги за идиотскую пропаганду, и должен за это заплатить. Нет извинений такому поведению. Цель не оправдывает средства».

«В сороковых были атомные бомбы, в шестидесятых водородные, сейчас мишки».

«Ну, это часть работы, Стефан Эрикссон не был обычным послом, он работал над подрывом режима в Беларуси. По крайней мере, это сквозит из многих его интервью».


Нет никаких сомнений в том, что Эрикссон работал под прикрытием. То есть в точности следовал инструкциям своих покровителей. Отнюдь не случайно громче всех по поводу непродления аккредитации возмущается министр Бильдт. Хотя ранее именно с его ведомством и оговаривалась возможность обоюдной замены послов и начала нового этапа в отношениях. Но что было – то было. Сегодня же Бильдт непрофессионально путает понятия, дескать, Эрикссона из Беларуси выслали. «Режим Лукашенко выслал посла Швеции в Беларуси за чрезмерную поддержку прав человека. Возмутительно».

Тот, кто хотя бы немного знаком с биографией Бильдта, понимают, насколько натянуто из его уст звучат слова «права человека». В конце 90-х Карла Бильдта обвиняли как раз в их нарушении. Бильдт, как один из директоров нефтяной компании, был замешан в гибели людей в Южном Судане. По одной из версий, местные жители мешали разведке и добыче нефти, поэтому 200 000 человек, не особо церемонясь, переселили, а 10 000 вообще пропали без вести. И сегодня Карл Бильдт беспокоится о правах белорусов. Впрочем, политика двойных стандартов стала для Швеции исторической нормой. Например, прикрываясь нейтралитетом, страна неплохо заработала на Второй мировой войне.

Марат Жилинский, заместитель директора института истории НАН Беларуси: «Разве может называться нейтральной страна, которая продала Германии миллионы тон железной руды, предоставляла свою территорию для переброски вооружения. Когда фашистские войска стояли под Москвой в октябре 1941 года, шведский король поздравлял Гитлера. Можно сказать, что шведы и сейчас ту же самую политику проводят».

Известно, что вспоминать подобное в Европе и, в частности, в Швеции, не принято – дурной тон. Страна пытается выглядеть респектабельной, демократичной, уважающей законы и правила. Наверное, поэтому следствие по делу о незаконном пересечении границы рассчитывало бы получить показания из первых уст. Тем более что пилот Томас Мазетти в своих недавних интервью, во-первых, доказывал, что полёт все-таки был, а во-вторых, высказывал готовность самолично дать показания в Минске.

Ольга Резванова, юрист: «Статья «Незаконное пересечение границы» предусматривает уголовное преследование. А шведские пилоты признались в этом, они даже гордились этим фактом. Поэтому Беларусь имеет полное право обратиться к Швеции с просьбой экстрадировать этих граждан».

Кстати, на днях это и было сделано. Но шведский пыл поугас. Директор PR-агентства, причастного к плюшевому полёту, высказал уверенность в том, что Стокгольм его товарищей не выдаст. Вероятно, так и произойдёт. И тогда грош цена их заявлениям о готовности дать показания, например, в пользу задержанного по подозрению в пособничестве нарушению границы фотографа Антона Суряпина, оперативно разместившего в Интернете фото сброшенных медведей. Для заказчиков и исполнителей провокации главное – выйти сухими из воды самим. А кого-то другого, пусть даже его вина и будет доказана, впоследствии объявить жертвой режима. Короче, ничего нового.

И всё-таки было бы глупо терять надежду на восстановление нормальных отношений. В конце концов, есть страны и народы с их интересами, а есть отдельные политики, зацикленные на собственных представлениях о добре и зле. Будем надеяться, что шведская сторона всё же проявит мудрость и должным образом осмыслит и свой асимметричный ответ в дипломатическом конфликте, и ответственно оценит инцидент с самолётом. Если рассуждать чисто по-человечески, подобное нарушение воздушной границы могло элементарно привести к многочисленным жертвам. Пилоты летели без разрешения, вне принятых воздушных коридоров... И только, наверное, по счастливой случайности путь легкомоторной машины не пересёкся с маршрутом пассажирского или транспортного борта. Который мог либо взлетать либо заходить на посадку. Известно же, что в аэропорту «Минск-1» ещё сохраняются отдельные рейсы, да и аэродром «Мачулищи» тоже не простаивает. Чем всё могло закончиться, здравомыслящим людям объяснять не нужно. А вот Бильдту, Эрикссону и разным прочим шведам – приходится.

Некоторые поспешили сравнить посла Швеции с Карлсоном. Причём одним из первых это сделал сам Эрикссон, мол, улетел, но обещаю вернуться. Внесём ясность: Карлсон – прежде всего любимый герой доброй детской сказки и не имеет ничего общего со шведским послом. Хотя бы потому, что пакости Карлсона не шли дальше похищения плюшек и варенья. В случае с Эрикссоном, как вы понимаете, всё гораздо серьёзнее и уж тем более не пахнет положительным персонажем.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram