Два офорта Марка Шагала попали в Национальный художественный музей

218
Тем самым меценаты восполнили пробел коллекции. До сих пор работ последнего патриарха искусства XX века здесь не было.

Даже сегодня слава Шагала в руках его семьи. Авторские права, как-никак. Сроком на семьдесят пять лет.

По-французски с двумя «л» – марка Шагала. «Крестный путь» и «Видение Апокалипсиса» – «чёрная» графика 1967 года. Год проставлен на листах «Пророком великой книги живописи» (искусствоведы прозвали).

Светлана Прокопьева, научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси: «В данном случае у нас авторские оттиски. Которые, как правило, подписывались художником с правой стороны, обязательно карандашом. А с левой стороны у нас имеется дробная цифра: первая определяет порядок в тираже, а вторая – максимально возможное количество».

Кашкуревич полвека у офортного станка. Признался: первые опыты были неудачны. Зато сегодня «наш Арлен» – мастер, каких в Европе поискать. Процесс освоил лично. А делал ли «сам Шагал»?» – вопрос пока без ответа.

Арлен Кашкуревич, народный художник Беларуси: «Для акватинты используется смола, сосновая. То есть канифоль. Запыливаю ровным слоем пластинку. Порошок начнёт плавиться. Опускаем в азотную кислоту. Когда настанет нужный момент, вынимаем и промываем».

Лондонский аукцион – место, где купили Шагала. Вот подарок Национальному музею от частного банка.

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Беларуси: «У нас ёсць ужо работы парыжскага перыяда Барыса Заборава, зараз Марка Шагала, а там чарга і за іншымі. Ён быў душой з Віцебскам, са сваёй малой Радзімай».

И большая Родина вспомнила о Марке. Шагал уже не «формалист», а мастер, чьи работы над городом и миром. Таким увидела Марка почта Беларуси.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента