Где взять? Достать!

Где взять? Достать!

Калийные удобрения пользуются спросом, в том числе и за океаном. Калийная соль – наш основной экспортируемый природный ресурс. Беларусь держит 20% мирового рынка. Это очень серьёзный показатель. Столь же серьёзны и валютные поступления от этого бизнеса. Во вторник Президент Лукашенко побывал в Солигорске, где заработал новый современный рудник. И естественно, не обошлось без разговора о цене и качестве. В широком смысле.

Открытие нового, шестого по счёту, Берёзовского рудника – событие, значение которого для «Беларуськалия», Солигорска и страны в целом трудно переоценить, если учесть, что калий – наша главная экспортная позиция. В прошлом году выручка от продажи удобрений превысила $3 миллиарда. Ещё один немаловажный факт – за последние 25 лет Беларусь – единственная страна, где вводят в строй новые калийные рудники.

Три года назад Александр Лукашенко, нажав кнопку на центральном пульте управления, дал старт подъёму первого скипа с рудой из Краснослободского месторождения. Теперь же заработали и пришли в движение конвейерные ленты Берёзовского – шестого по счёту – рудника.

Более сорока объектов и зданий рудника возводили шесть с половиной лет. Зачастую применялись технологии, которых не увидишь на просторах СНГ. К примеру, руда на обогатительную фабрику поступает по конвейеру длиной более 10 километров. Впрочем, рудник сравни айсбергу – большая и самая интересная его часть скрыта под землёй.

Спуск в шахту занимает около 5 минут. Если для шахтёров это обычная ежедневная процедура – всё равно что проехать остановку на автобусе, – то для человека неподготовленного такой продолжительный спуск в ограниченном пространстве – уже впечатление.

Но спуск вниз – это только начало пути. Для доставки людей к руднику задействованы машины. Чтобы попасть на новый Берёзовский рудник, надо проехать 12 километров по подземным улицам на таком транспорте (см. видео – прим. ред.).

Впрочем, это только пока. Уже осенью, с вводом второй очереди проекта, на участке заработает лифт для работников и грузовая клеть, аналогов которой на предприятии также не было. Если на других рудниках машины и механизмы перед спуском приходится разбирать, то на Берёзовском они поместятся в клеть целиком.

Ещё одна гордость – современная система вентиляции. Здесь впервые применена технология подземной установки оборудования.

По случаю открытия рудника руководство «Беларуськалия» разрешило съёмочной группе телеканала ОНТ посетить передовую предприятия. Мы смогли оценить условия работы шахтёров в забое, месте, где непосредственно добывается «красное золото» страны.

Ёмкость нового Берёзовского рудника – без малого 250 миллионов тонн. Это означает, что запасов калийных солей хватит почти на полвека интенсивной разработки.

Лава – это место добычи руды. Здесь шахтёры работают в крайне ограниченном пространстве и стеснённых условиях. От пола до потолка – всего около метра. Условия – самые тяжёлые, зато оплата за такой труд – самая высокая.

Вводя в строй новые рудники, вот так – скип за скипом – «Беларуськалий» наращивает мускулы, то есть производственные мощности. Уже в этом году при наличии спроса солигорские шахтёры вполне могут добыть и рекордные 10 миллионов тонн удобрений в год.

Пока трудно представимые 15 миллионов тонн в 2020 году – это объёмы с учётом запуска ещё одного масштабного проекта – горно-обогатительного комбината на базе Петриковского месторождения. Сейчас разрабатывается бизнес-план, оцениваются запасы полезных ископаемых. После предполагалось объявить конкурс по выбору соинвестора, его вклад должен составить половину от стоимости проекта. Ещё 50% – доля «Беларуськалия». Впрочем, Александр Лукашенко уверен, если предприятию по силам самостоятельно потянуть весь проект, то этот путь выгоднее – не нужно будет делиться доходами. Нехватку же средств можно пополнить кредитами. К слову, будущее родного предприятия – это главная тема, которая интересовала сотрудников «Беларуськалия», собравшихся к приезду Президента.

Александр Лукашенко: «Я не собирался и не собираюсь продавать «Беларуськалий» кому-то за бесценок. Если кто-то захочет – платите деньги, цена названа, никто её уменьшать не будет. Хотите – пожалуйста, мы вам продадим не контрольный пакет акций, чтобы управление не потерять. Давайте 10%, 20%, 25%, но платите. 25% – это $8.5 – 9 млрд. Кто хочет, приходите, платите. Таких покупателей не нашлось. Все хотят за $8 млрд купить весь комбинат. Я говорю: до свидания, таких цен нет. Это моя принципиальная позиция. Мне нет смысла торопиться продавать «Беларуськалий». Это не потому, что я боюсь потерять управление, власть, как некоторые пишут. Дело не в этом: я его не строил, не создавал – тут целое поколение вложило свой труд, и продавать за бесценок никто его не будет. Вот моё твёрдое слово, сказанное публично».

Коснулся Президент и темы продажи готовой продукции. Это сфера Белорусской калийной компании, в которую входят и российские акционеры. С ними при распределении объёмов и прибыли сейчас не всегда удаётся договориться. При отсутствии компромисса Александр Лукашенко не исключает возможности пересмотра отношений с партнёрами. Все вопросы должны быть сняты до 1 сентября.

Александр Лукашенко: «Хотят работать отдельно – пусть работают. Белорусская калийная компания должна быть сохранена в любом случае. Потому что калийная компания должна заниматься не только продажей калийных удобрений, но также сложными, смешанными удобрениями».

Впрочем, под землю в Солигорске спускаются не только шахтёры и не только за рудой. Во время рабочей поездки Александр Лукашенко посетил больницу спелеолечения, где пациенты проходят уникальный курс оздоровления. Спелеотерапия дословно с греческого означает «лечение в пещере». Спускаясь в шахту, пациенты, страдающие астмой и аллергией, дышат воздухом, насыщенным ионами калия и натрия и очищенным – в спелеолеченице воздух в 10 раз чище, чем в операционных. В итоге после такой терапии на год можно забыть про приступы удушья.

Незадолго до приезда Президента строители сдали второй спальный корпус больницы с современным медоборудованием. А министр здравоохранения был готов дать отчёт об открытии ещё одной подземной спелеолечебницы. В год теперь здесь могут поправить здоровье не 2, а 4 тысячи пациентов.

Поговорив с пациентами, Александр Лукашенко вместо запланированной экскурсии по лечебному корпусу предпочёл спуститься на 420 метров под землю и оценить эффективность использования природной лечебницы. И первый вывод: поручение Президента о расширении возможностей спелеолечения исполнено формально – подземные площади используются, мягко говоря, нерационально.

При минимуме затрат здесь можно оздоровить гораздо больше людей. Да и оформить помещения можно было бы опрятнее и аккуратнее. Исправить ситуацию Александр Лукашенко поручил к осени.

Как пример эффективности и хозяйского подхода, можно привести работу соседнего ведомственного санатория «Берёзка», где также используют спелеотерапию. В сравнительно небольших помещениях лечебным сном поправляют здоровье до 900 человек в год. Кроме того, благодаря руководству «Беларуськалия», здесь постоянно внедряют самые современные методики терапии. Последнее новшество – криосауна, где оздоравливают холодом.

В целом «Беларуськалий», будучи промышленным гигантом – на предприятии работают 18.5 тысяч человек, – для многих может стать примером для подражания в ведении дел. Здесь есть чему научиться и Минздраву – в организации оздоровления. И транспортникам – в выстраивании логистических схем. И, разумеется, производственникам – в разработке и внедрении эффективных решений.

В студии «Контуров» – кандидат геолого-минералогических наук, директор Белорусского научно-исследовательского геологоразведочного института, Андрей Ковхуто.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram