Амнистия капитала
Этот финансовый инструмент использовали многие государства. Тем не менее, одни смотрят на саму амнистию как на легальные вливания в национальную экономику некогда сомнительных денег, другие же расценивают как взятку государству. Ни больше, ни меньше. Истина, как всегда, где-то посередине.

Современная мировая экономика один в один похожа на планету Земля, если смотреть на неё из Космоса. Как и половина самой планеты, половина всех принадлежащих её жителям денег находится в тени.

По оценке международной Организации экономического сотрудничества и развития, за последние пять лет теневая экономика добавила больше шести процентов, при этом общий официальный экономический рост был вдвое меньше. В итоге, по неофициальным данным, в 2010 году объём теневой экономики превысил 50% мирового валового продукта.

В отдельных странах бывшего Советского Союза теневой сектор и того больше. К примеру, в Азербайджане этот показатель доходил до 59%, а в Грузии и вовсе до 63%. И, кстати, именно Тбилиси в 2005 году провёл одну из самых известных в экономическом мире амнистий капитала. Известную из-за своей… неэффективности. Легализовать доходы пожелали аж… 8 человек, а бюджет пополнился на целых $35 тысяч.

Как юридическое и экономическое понятие, амнистия капиталов появилась относительно недавно. В 20-х годах XX века в Штатах после «Великой депрессии» и отмены «Сухого закона» власти предложили легализовать доходы от нелегальной продажи алкоголя. В Европе пионером экономической амнистии была Швейцария. После Второй Мировой войны здесь были легализованы капиталы Третьего Рейха. Механизм реализации, условия и эффект от амнистии в каждой из стран был свой. Но суть этого процесса одинакова. Государство прощает своим налогоплательщикам долги прошлого и взамен получает дополнительные средства в свою экономику из теневого сектора. Для государства это, так или иначе, возможность подлечить свои экономические болячки, а для налогоплательщиков – эдакое лекарство от бессонницы, возможность впредь вести дела по закону и жить спокойно.

Мечта советского киношного спекулянта Димы Семицветова всё-таки сбылась… после падения железного занавеса. В 2001 году первым в бывшем Союзе амнистию капитала провёл Казахстан. Кстати, на постсоветском пространстве эта амнистия была не только первой, но и самой успешной. За 34 дня без малого три тысячи казахов внесли на спецсчета 16 банков $480 миллионов. Минимальная легализованная сумма составила 2 тысячи долларов, максимальная – 800 тысяч. Эти деньги налогом не облагались. Одновременно с амнистией на 4% был снижен НДС и на 5% – социальный налог. Чтобы вернувшиеся деньги не лежали без дела, были выпущены специальные госбумаги. На этот шаг правительство Казахстана пошло, конечно же, не от хорошей жизни. Страна задыхалась в дыму финансовых сложностей и проблем, вызванных кризисом 1998 года. Легализация части теневых денег для казахстанской экономики была как глоток свежего воздуха для астматика.

Нурлан Абдиров, депутат Мажилиса (Казахстан): «Государство признаёт в таком случае то, что существует поле денег имущества движимого и недвижимого, которое не отрегулировано законодательством и существует как бы параллельно с тем сектором, которой регулируется законодательством».

В Беларуси о возможности легализации теневых капиталов вновь вспомнили совсем недавно. 8 мая в ежегодном Послании парламенту и народу Президент поставил задачу: изучить целесообразность и возможность подобной экономической акции в нашей стране. В пользу амнистии уже высказался Национальный банк. Доводы казначеев вполне убедительные: сумма с девятью нулями идёт, что называется, мимо государственной кассы.

Кстати, по данным Всемирного банка, объём теневой экономики у нас куда больше. По мнению зарубежных специалистов, налоги в Беларуси не уплачивают с каждого второго рубля.

Практика показывает, что величина налоговых поступлений зависит не от числа сотрудников контролирующих и фискальных служб (их, говорят бизнесмены, надо сокращать), а от созданных ими условий уплаты. Само собой, и это понятно, у силовиков и налоговиков до недавнего времени мнение на сей счёт было несколько иное.

В конце января этого года высокопоставленный чиновник из налогового ведомства в интервью газете «СБ. Беларусь Сегодня» усомнился в необходимости налоговой амнистии. Высказывания чиновника информагентства растащили на цитаты.

Василий Каменко, заместитель министра по налогам и сборам Беларуси: «Наше министерство не усматривает оснований для проведения налоговой амнистии. С одной стороны, можно получить определённые дополнительные деньги в бюджет, с другой, подорвать доверие к нашей налоговой системе значительной части добросовестных налогоплательщиков».

Мнение налогового ведомства тоже не лишено здравого смысла. Налоговый кодекс Беларуси не предусматривает срока давности по взысканию налоговой задолженности. То есть теоретически все неуплаченные налоги когда-нибудь да поступят в бюджет.

К слову, по мнению оппонентов амнистии, в Беларуси миллионеров как таковых – единицы. А значит, и финансовый эффект от экономической амнистии в Беларуси будет ничтожно мал. Но вот большинство белорусских банкиров с этим не согласны. Один из них, пожелавший, конечно же, остаться неизвестным, в личной беседе признался, что только в его банке есть два валютных счёта с шестью нулями.

Сам механизм возврата «сомнительных» денег довольно прост. Их можно официально перевести на счета белорусских банков, уплатив подоходный налог. Это фискальная амнистия. Но в нынешней ситуации было бы целесообразней отказаться от налогов вообще, при условии, если легализованные деньги будут вложены в акции наших предприятий или зачислены в специальный инвестиционный фонд. Вместе с тем есть опасения, что «вкус» финансовых бонусов может испортить сомнительный «запах» теневого капитала.

Внешне, казалось бы, простой механизм амнистии капитала на деле столь неоднозначен, что даже великий комбинатор едва ли бы сходу взялся за это дело.

Это, конечно, не Рио-де-Жанейро, но господину Бендеру, жил бы он в наши дни, эта набережная тоже явно пришлась бы по душе. Ну а турецкий экономический и налоговый опыт будет полезен для наших специалистов.

Стамбул – экономическая столица Турции. Здесь сосредоточен основной турецкий бизнес. Именно здесь самое большое количество миллионеров на квадратный метр. Стамбульский бюджет вдвое больше бюджета всей Беларуси. И своим нынешним благополучием Стамбул во многом обязан именно амнистии капитала.

Турция. Для тысяч белорусов достопримечательности и пляжи этой страны стали ближе, чем полесские леса и Браславские озёра. Два часа лёту, 20-тидолларовая мультивиза в аэропорту… И – добро пожаловать! 16 экономика планеты с населением без малого 80 миллионов человек к вашим услугам. И, кстати, легализовать теневой капитал в Турции не намного сложнее, чем получить въездную туристическую визу иностранцу. Четвёртая часть турецкого населения, так или иначе, участвовала в хотя бы одной из пяти экономических амнистий.

30 сентября 1998 года. Этот день многие называют началом новейшей турецкой экономической истории. Это была так называемая нефискальная налоговая амнистия. Все денежные средства, поступившие на счета турецких банков, не облагались никаким налогом, а их происхождение никого не интересовало. Одним махом турецкое правительство вывело из тени $20 миллиардов. Но спустя несколько лет, в 2001, экономику Турции занесло на повороте быстрого экономического роста. Спасая свои деньги от девальвации национальной валюты, люди снимали вклады, а бизнес выводил капитал за рубеж. Турецкие банки трещали по швам. Один лишь пример: ставка по так называемым однодневным межбанковским займам «овернайт» превысила 4 тысячи процентов… Спустя год летящую в бездну экономику удалось вывести из мёртвой петли.

Экономическая амнистия 2002 года позволила Турции снизить отток капитала за рубеж. Более того, многие бизнесмены, имевшие счета за рубежом, вернули деньги в турецкие банки. В частности, это позволило вдохнуть новую жизнь в турецкий туризм. Многие из тех отелей, где сегодня так любят отдыхать наши соотечественники, построены именно на амнистированные деньги. Но самое главное – амнистия позволила Турции остановить гиперинфляцию национальной валюты.

Турецкие экономические амнистии – в абсолютных денежных величинах – одни из самых эффективных. Этим опытом с нами готовы поделиться. Ведь Турция сегодня – это один из наших ключевых экономических партнёров в этом регионе.

Залог успеха турецкой налоговой амнистии – доверие населения. В 2011 в экономической амнистии, словно в советской майской демонстрации, участвовала вся страна.

Вместо денег в виде штрафов по предыдущим займам экономика получила те же деньги за счёт повышения покупательной способности населения. Более того, простив людям штрафы по проблемным долгам, государство получило бесценный дивиденд – социальную стабильность. Сегодня, когда вся Европа пытается устоять под тяжестью экономических сложностей и общественных протестов, Турция семимильными шагами спокойно идёт вперёд.

Ризанул Мерал, президент бизнес-ассоциации TUSCON (Турция): «Амнистия капитала, безусловно, действенный механизм. Я знаю нескольких человек, кто им пользовался. И их бизнес пошёл вверх. Но, конечно, амнистию надо умело использовать. В бизнесе сложно быть успешным, ничего не нарушив. То же самое касается, кстати, и госслужбы. Человеку свойственно ошибаться. В Турции мы, похоже, нашли приемлемый баланс между интересами бизнеса, населения и государства. В итоге мы движемся в одном направлении. В строну общего успеха».

И все же амнистия капитала – палка о двух концах. Заместитель председателя правления Turk Eхimbank господин Алааддин Метин как финансист признает выгоду от амнистии капиталов, а вот как человек и налогоплательщик считает этот механизм не совсем справедливым.

Алааддин Метин, заместитель председателя правления Turk Eхimbank (Турция): «И для государства, и для налогоплательщиков. Это как наркотик. К нему привыкаешь… Как бы там ни было, амнистию нужно увязывать с налоговой реформой. Где-то нужно снижать налоговое бремя и либерализировать ответственность, где-то, наоборот, ужесточить наказание за уплату налогов. Это зависит от ситуации конкретной страны, от менталитета общества».

Во многом согласен с банкиром и его коллега, налоговый агент с 40-летим стажем господин Мехмет.

Мехмет Тюркер, глава налогового агентства (Турция): «Амнистия не должна проходить слишком часто. Иначе она потеряет всякий смысл. Нужно исходить из экономических потребностей государства. Что касается самого механизма. Если первая наша амнистия прощала абсолютно всё, никаких налогов платить не надо было, то сейчас мы вводим ставку налога. Который должен быть уплачен. Она ниже постоянно действующей. Например, в этом году это 5% для резидентов и 2% – для живущих за рубежом. Но этот процент может выплачиваться, что называется, в рассрочку за несколько лет. Что касается доверия к амнистии, то это, пожалуй, самое сложное. У нас были с этим проблемы. Но их удалось более-менее решить».

Проблема доверия, пожалуй, была основной для всех стран, проводивших амнистию. В Казахстане в качестве гарантии были уничтожены налоговые документы плательщиков, имевшиеся до 2001 года. В Италии отчитываться за свои теневые капиталы лично было не обязательно. Это мог сделать специально нанятый посредник. Худший в этом смысле опыт был в Индии. В ходе амнистии индийские налоговики начали интересоваться: а откуда деньги? В итоге амнистия 1997 принесла лишь 2.5 миллиарда долларов. И это в стране, где из почти миллиарда жителей подоходный налог платят меньше 5%.

Ещё один не самый удачный опыт налоговой амнистии – Россия. Призыв в 2007 легализовать свой капитал, уплатив 13% подоходного налога, не нашёл заметного отклика в обществе.

Владислав Иноземцев, экономист, директор Центра исследований постиндустриального общества (Россия): «В России самые большие нелегальные состояния накоплены чиновниками. Появление чиновника с декларацией на несколько десятков миллионов долларов будет странным, потому что возникает вопрос о природе этих денег… В Беларуси будет нечто похожее… Люди, которые обогатились нелегально, вряд ли будут показывать деньги, бизнесмены, которые обогатились относительно легально и боятся показывать доходы, чтобы не стать объектом преследования, тоже не будут их показывать, т.к. есть возможности это утаить».

И все же происхождение белорусского теневого капитала несколько иное, нежели в России. По мнению Олега Хусаенова, совладельца первого белорусского фонда прямых инвестиций «Зубр капитал», созданного на базе непрофильных активов Международного автомобильного холдинга «Атлант-М», рассчитывать на шальные нелегальные потоки из-за рубежа не стоит. Бизнесмен (он, кстати, входит в десятку самых успешных и богатых людей Беларуси), уверен – теневые капиталы, выведенные белорусами за рубеж, – это совсем не большие деньги.

Как бы там ни было. Для экономической амнистии в Беларуси одного желания или одного закона мало. Нужны комплексные изменения.

Кстати, в мае 2004 года ведомственное издание Национального банка Беларуси «Банковский вестник» в одной из статей уже предлагало многое из того, что сегодня кажется свежей идеей. Писали и о субъектах легализации, о ее сроках, о том, какие средства могут ей подлежать… И, о том в какие законы нужно внести изменения.

«Банковский вестник», май, 2004 г: «…Налоговая амнистия не может быть проведена без внесения изменений в Закон Республики Беларусь «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путём». Внесение этого дополнения потребует внесения изменений и в уголовное законодательство…»

Учитывая медлительность государственной машины и безынициативный менталитет отдельных чиновников, к слову, это не только белорусская проблема – этим болеет вся планета, изменений в ближайшей перспективе ждать, видимо, не стоит. Ну, а пока суть да дело. Налоговому ведомству можно было бы подумать над новыми методами воздействия на сознание налогоплательщиков и формированием того самого доверия к государственной налоговой системе. Вместо апелляций к жёсткому законодательству и создания довольно скучных видеоагиток попытаться воспитывать сознательного налогоплательщика более гибкими способами. Например, жителям США не только Минфин, но и Уолт Дисней с самого детства вкладывает в подсознание – в жизни неотвратимы только две вещи – смерть и налоги.

А это уже наши южные соседи. Мультфильм, снятый по заказу киевских налоговиков о том, как с детства вести честный бизнес. Подобная агитация, конечно, не панацея. Да и чужой опыт экономических амнистий не всегда лучший. Тем более, что у официального Киева, как и у нас, его нет. Но чему действительно стоит поучиться, так это умению объяснить людям необходимость финансовых потерь и подчеркнуть бонусы. К сожалению, в Беларуси мы порой не умеем показать даже наши достоинства и почему-то стремимся видеть в них только недостатки. Ведь, как это ни странно, но, по мнению того же Олега Хусаенова, у нас, в общем-то, далеко не самые плохие условия для серьёзного бизнеса. Проблема в том, что об этом мало кто знает. Например, иностранцы почти не знают о том, что уже несколько лет могут с выгодой и без отчёта об источниках держать деньги в наших банках. Мало кто знает и том, что в 2010 под ту же налоговую амнистию уже был подготовлен проект указа Президента. Возможно, он всё ещё ждёт своего часа.

Как бы там ни было, если государство решится на экономическую амнистию, чиновнику нужно понимать, что сделка государства и бизнес-сообщества должна быть понятной и безопасной. И это зависит от уровня компетентности разработчиков и исполнителей. Каков будет итог, сказать сложно. Но, судя по опыту, общая выгода, как и истина, где-то посередине.
Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram